ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ К СЧАСТЬЮ

Ответ, очевидный для РАЗУМНЫХ, вовсе не очевиден для нас, людей.
«Мы все знаем дорогу…» – думаем мы сгоряча. Боюсь, что не все. Есть интуитивные догадки, прозрения. Но это не опыт большинства.
Читаем в СЭС: счастье, понятие морального сознания, состояние человека, соответствующее внутренней удовлетворенности своим бытием, полноте и осмысленности жизни.
Женское понимание значения этого слова близко к его исконному смыслу – соучаствовать, сопереживать, делать с кем-то общее дело (заметим, что здесь речь о состоянии удовлетворения не идет вообще и ниже будет сказано почему).
Мужчины, мнение которых женщины, как правило, присоединяют, как дополнение, к своему, определяют счастье и как состояние увлеченности каким-либо делом.
При каких же условиях возникает состояние счастья?
1. Наличие национальной идеи, что является признаком активного этноса на подъеме. Это может быть создание коммуталистического организма, как в повести М. Мармеладова «Физиология ханжей»; победа в Армагеддоне, достижение всеобщей нирваны, звездная экспансия и т.д. На фоне генеральной идеи личные цели приобретают смысл и звучание.
2. Интересная и социально значимая работа, дающая цель, вознаграждение, социальный вес (возможность носить малиновые штаны).
3. Семья со здоровым информационным метаболизмом (см. соционику).
4. Телесное и психическое здоровье.
Понятно, что эти 4 группы можно дробить, но не в этом суть. В том, что вероятность выполнения всех условий, в течении короткого отрезка времени, мала, а вероятность пребывания человека в этом неравновесном состоянии достаточно долго близка к нулю. Напоминаю, что речь идет об идеально счастливом бытии, что в жизни не наблюдается. Любое другое состояние будет усеченным.
Собственно, жизнь человека состоит из асимпотических приближений к черте идеального состояния и удалений от неё. Можно выделить две, излюбленные литераторами, полуволны:
1. Нисходящая.
Человек находится в состоянии «счастья» в верхней точке волны.
Нация теряет ориентиры, гражданин теряет работу, затем семью. Он оказывается на мели и начинает испытывать голод. Физические муки голода вытесняют (метод вытеснения известен психологам и религиозным аскетам) душевную печаль потери близких и уж тем более работы; и человек начинает понимать, что такое настоящие страдания, а все то, что было до них – детский лепет.
Затем воду в колодцах отравляют враги, и приходит жажда. Ощущения жажды, в отличии от голода, не утихающие через три дня, а нарастающие, затмевают голод. И вот уже голод из той ямины страданий, в которой находится человек, выглядит заманчивым.
При переходе на все более низкий уровень срабатывают психические фильтры, загрубляющие восприятие. И начиная с какого-то уровня (у каждого он свой) человек становится животным.
Последний уровень – физические пытки. Карающие органы обрушивают на несчастного, накопленный веками, пыточный опыт. Человек перестает чувствовать жажду. Ее вытесняет боль.
2. Восходящая.
Пытки прекращаются. Какое-то время (обычно несколько часов) организм испытывает эйфорию (если нет серьёзных повреждений). Затем наступают муки голода, жажды и т.д.
Каждую ступень подъёма железы отмечают выбросом в кровь эндоморфинов.
При этом равновесие между протяженными страданиями нисходящего отрезка и короткими всплесками удовольствий восходящего отрезка смещено в сторону первого. Т.е. продолжительность и степень положительных ощущений малы в сравнении с отрицательными. И понятно почему.
Эволюция сформировала в животных механизмы ухода от опасностей и энергетического голода. Как только инфузория отползла от гидры, она прекращает движение и успокаивается, пока не почувствует голод. Тогда реснички подвинут её в случайном направлении до места богатого бактериями. И вот голод утолён и инфузория снова замирает.
Т.е. наградой за спасение и эффективную тактику в поисках пищи служит всегда – отсутствие отрицательных ощущений, а не наличие положительных. Таково свойство живой природы нашего Мира. Восторги от копуляции могли бы стать исключением из этого правила, не будь они столь эпизодичны и кратковременны.
Картина бы изменилась, равновесие между – и + ощущений восстановилось, а то и сместилось в сторону последних, расположи Создатель случайным образом в нашем Мире некие локальные сгустки божественной положительной энергии. Это не солнечный или иной электромагнитный источник энергии, всего лишь утоляющий голод, и это не равномерно рассеянный Святой Дух, стабилизирующий каждую живую клетку. Скорее, это мигрирующие сгустки Фаворского Света, вблизи которых живые организмы испытывали бы блаженство, но не электрохимическое, а иной природы, вызываемое понижением энтропии. Тогда присутствие таких источников привело бы к формированию органов чувств, устремляющих тварей к ним. Это придало бы ещё больший динамизм жизни. Животные не только бы избегали опасностей и насыщались, но и стремились в святые места.
Однако ничего такого мы не наблюдаем ни органами чувств, ни через приборы. И в животном мире нет таких существ, обладающих органами чувств, способными воспринимать источники фаворского света.
Не так давно в печати промелькнуло сообщение, что, при раздражении головного мозга в районе височных долей вращающимся магнитным полем определённой частоты и напряженности, испытуемых охватывал мистический восторг, как при соприкосновении с чем-то трансцендентным, могущественным, обладающим тайным знанием.
Однако, часть людей – раввины, буддисты, христиане, имевшие подобный опыт мистических общений в прошлом, говорили, что это всего лишь жалкое подобие тех возвышенных, нирваноподобных состояний, которые они испытывали при подлинном богообщении.
Если верить статье, то магнитными полями можно имитировать (искусственно вызвать гормональную и нервную реакции) состояние устойчивого блаженства от воссоединения с Вышним, а именно это и есть конечная цель маршрутов земных существ.
Собственно, об этом говорят и мировые религии: суть органической жизни – страдание, и только человек, венчающий пирамиду эволюции («образ и подобие Бога»), имеет шанс выбраться из мирских кругов сансары; обрести устойчивое состояние счастья. Он наделен разумом, волей, свободой выбора и этот шанс, в принципе, есть у каждого.
На деле, разумеется, нет. И к богообщению нужно иметь такой же талант, как к математике, поэзии и прочему.
Можно предположить, что эволюция Homo еще не закончена, и богочувствительные рецепторы, органы, зоны мозга только-только ещё формируются; и лет эдак через 1000 человеческий род обретёт второй полюс притяжения (помимо первого – полюса отталкивания), третью сигнальную систему. Как, например, глаз начал формироваться с моллюсков, так богочувствительный орган начнёт свой путь с Homo.
Уже сейчас мы пожинаем плоды следующей ступени эволюции, когда давление отбора внутри цивилизованных сообществ происходит: с одной стороны в направлении всё большей психической устойчивости (физическая составляющая давления уменьшается, что приводит к телесному «разупрощению» человека: защитные функции организма заменяют технические протезы и лекарства); с другой – усложняется и утоняется его психическая сфера, что понижает устойчивость системы.
Необходимо отметить, что за последние столетия путь от действия к результату становился все более продолжителен и извилист. Если в естественной природе действия в правильном (эффективном) направлении побуждают железы выбрасывать в кровь эндоморфины, что означает – подсознанием действие одобрено и сдобрено дозой удовольствия, то в среде, созданной Homo, подсознание не может правильно оценивать полезность того или иного движения. Кроме того, современный человек имеет возможность покупать «награды» регулярно и без привязки к эффективным поведенческим движениям. Наркотические молекулы, содержащиеся в «наградах», заменяют серотонин и на короткое время раскрашивают восприятие мира, симулируя эффект природной награды. Сбитое с толку подсознание запускает механизм одобрения и недовольства без привязки к внешним раздражителям. Чаще всего, они настолько становятся привычными, что перестают восприниматься подсознанием. На это однообразие железы отвечают выбросом меланина.
Такая раздвоенность обостряет нужду в одобряемых социумом спасительных стабилизаторах психики: идеология, религия, психические техники; и недозволенных: химических (алкоголизм, наркомания). И хотя наркотики, галлюциногены, словом, химические и технические (раздражение зон удовольствия мозга электродами, нанотехнологические и иные ещё не открытые) средства управления сознанием со временем будут становиться всё более безвредными и даже, быть может, для общества полезными (как альтруизин в Футурологическом конгрессе С. Лема), однако берегами, формирующими основной поток развития Разума не станут, опять-таки, в силу того, что лишают внешнего динамизма, заточают личность в скорлупу своих переживаний, т.е. работают на вырождение людей, имеющих врождённую или приобретённую склонность или необходимость в техно-химических протезах.
Таким образом, психоделическое направление к счастью, заведомо тупиковое, в построении Будущего не учавствующее, обречено в нём на забвение, ибо не резонирует с фундаментальными законами нашего Мира.
Об опасности увлечения психоделикой говорят библейские пророки, как о временах, когда человечество увязнет в морфической трясине, станет перед Апокалипсисом пассивным, расслабленным, равнодушным и «благодушным». Атмосфера, установившаяся перед концом света, будет постненькой, полной неги и благости, почти целиком обабившегося, человечества. Причем, обабившегося не только в переносном смысле этого слова: соотношение мужчин и женщин будет и дальше смещаться в сторону последних, из-за их большей психоустойчивости, коммуникабельности, приспособляемости. Кроме того, природа щедрее наделила их способностью к сексуальным наслаждениям: продолжительность и сила пульсаций женского оргазма в девять раз больше мужского по шкале Рихтера. Апокалипсис и будет тем кризисом, указующим направление.

Другая ветвь движения Разума к счастью – выстраивание первичных мотивов.
Персонажи повести братьев Стругацких «Пикник на обочине» стремятся к инопланетному золотому шару, воплощающему желания. Но вот беда – воплощаются не, высказанные внятно вслух или мысленно, желания, а потаённые, подсознательные, о которых ты и знать не знаешь. И воплощения несут не только богатство, власть, славу, но и болезни, а то и смерть.
Но то же самое происходит и в нашей жизни без вмешательства инопланетного артефакта (который является в повести разве что машиной, наделяющей мозг способностью к большей концентрации внимания и помехозащищённости, а тело необходимой и достаточной прочностью для реализации желания, грубо говоря, делает из смертного «мага»).
Дальнейший отклик реальности на появление в ней новоявленного «мага» протекает сообразно генетически унаследованным и заложенным в него с рождения программам поведения и отношения к Миру. Домохозяйка не может стать главой хунты, а гоношистый политик – хранительницей домашнего очага.
Поведенческие программы основываются, как известно, на первичных мотивах.
Основных первичных мотивов, вызывающих эмоциональный отклик, всего четыре. Они расположены в порядке убывания духовного аспекта.

1. Обращение к самости, абсолюту, Богу – архетип старика, младенца.
2. Движение – мотив возвращения к исходной целостности; движение к дому, раю; перекликается с 1 и 3.
3. Обращение к женской /мужской ипостаси – продолжение рода, разнополярность
4. Выживание – мотив борьбы, жертвенность во имя рода (героизм).

Прочие первичные мотивы, в том числе, и, изобретённая психоаналитиками, любовь к смерти (танатос), являются их производными.
Эти четыре первомотива лежат краеугольными камнями в основе всех поведенческих мотивов. От них проистекает всё многообразие сюжетов человеческой культуры.
Первомотивы отражают фундаментальные законы нашего Мира в их изложении для гоминидов. Миллиарды лет эти законы ваяли живые организмы. Те, кто наиболее успешно вписывался в них (не обязательно усложнялись), доминировали. С появлением нервной системы возникли 1, 2, 3 первомотивы, как биологические аспекты этих законов.
Организмы усложняются. Психическое напряжение растёт. И у «слабовооружённых» прямоходящих гоминидов, на костяк которых обрушиваются гравитация, а на внешние покровы – превратности материкового климата (словом, среда их особенно не милует), оно достигает наивысшей отметки, что порождает коллизии первомотивов – доминирование одних, при подавлении других; противоречия первомотивов (например «продолжение рода» сталкивается с «жертвенностью во имя рода»).
Согласование первомотивов, выстраивание их в правильные последовательности – индивидуальные, разумеется, для каждого человека и его родового дерева – путь психотехники будущего.
До поры, пока третья сигнальная система* (основанная, возможно, на взаимодействии спинов частиц), как предполагается, в зародыше, эта психотехника призвана смягчить острые углы бытия Homo.
А что же делать нам здесь и сейчас? Вглядываться внутрь себя. Делать большое «интроспективное ухо» и описывать свои ощущения в терминах: неуловимое, ускользающее, изменчивое.

Добавить комментарий