РЕГУЛЯТОРЫ ИЗМЕРЕНИЙ ЧАСТЬ1

Регуляторы измерений
If you want to all an tru
Evresyng, you will fall!!!
(Linkin Park”More Dysers Casanova”)

Я Направляющий. Один из тех, кто работает на регуляторов измерений. Это организация занимается отловом преступников, в параллельных мирах. Но для быстрого перемещения между ними, регуляторам, необходимы порталы, которые в свою очередь создаем мы – Направляющие. Мы буквально на бумаге, можем спроецировать необходимый мир, чтобы спустя секунды, тот или иной регулятор, мог бы переместиться в него. Но я не всегда был борцом за справедливость. Когда-то давно, я был обыкновенным человеком. Все изменилось, в ту самую ночь…

Я спал, когда раздался звонок мобильника.
— Алло? Какого чёрта! Два часа ночи! — хрипло выругался я в телефонную трубку. Никогда не любил, эту железку. Всегда, понимаешь ли, звонит в самый неподходящий момент.
— Алло? Саня – это ты? – прозвучал в трубки звонкий голос секретарши нашего редактора – Павла Григорьевича. Вообще-то немного странный вопрос для поздней ночи. Конечно это я. Кто же ещё?
— Нет, блин! Махатма Ганди! – съязвил спросонья я. Последовало недоуменное молчание. – Шутка! Я это. Что там у вас стряслось?
— Да так. Не бери в голову, — продолжила свою мысль Даша (так зовут секретаршу), — просто шеф совсем сдурел: сразу, как ты ушёл, работа стала, так как в самый последний момент мы заметили нехватку двух страниц комикса. А ты знаешь, что случается с Георгичем, когда он не в настроении. Сказал, что никто не уйдет домой, пока мы не закончим работу, и тираж не будет отпечатан. Так что ноги в руки и вперед в офис!
— Бли-ин, — решил поломать комедию я. – А через пару часиков как-нибудь нельзя. Я такой сейчас классный сон видел. Вот досмотрю и тогда…
— А я, между прочим, с утра на ногах и ещё даже глаз не сомкнула! — холодно прозвучало в трубке. – Хотя я и пыталась поспать здесь. Но у нас разве уснёшь.
— А без меня там как-нибудь нельзя? — снова стал кочевряжиться я, но секретарша настолько повысила голос, что я чуть было не оглох.
— Слушай, ты… червяк! — прорычала Дарья. — Я устала. Хочу принять ванну. Выпить кофе. Лечь спать и проснувшись утром, пойти на балет! А ты…
— Кофе на ночь вредно, — попытался вставить слово я.
— Без тебя знаю, — буркнула она. – Так! Короче! Или ты отрываешь свою пятую точку от кровати и приваливаешь сюда. Или же мы все тебя в бараний рог скрутим, и глаза на одно место натянем. Понял?!
— Понял, понял, — успокаивал её я. – Не кипятитесь. Сейчас буду.
В трубке послышалось недовольно ворчание, после чего пошли гудки.
Я протёр глаза, широко зевнул и встал с кровати. Почему же мне с самого начала ничего об этом не сказали? Как можно, было не заметить, что работа не завершена? Они, что там слепые все, что ли? Вдруг взгляд упал на рабочий стол и я звонко хлопнул себя по лбу: какой же я… склеротик. Я ведь сам забрал конец комикса, чтобы его доработать. Кстати, забыл представиться – Александр. Можно просто Саня. Работаю художником в издательстве комиксов. Живу один в хрущевке на окраине Ростова. В связи с этим до работы мне чесать часа два с пересадками. Так, что пока я туда доберусь, уже рассветет. Ну ё-моё, а?! Что за люди?! Что за мир?! Прокляв, напоследок, всех и вся, я стал собираться. Захватив свои рисунки, я бросил на них беглый взгляд.
— Ну, куда это в печать отправлять, — ворчал я, кладя их в кожаную папку. – Я ведь их ещё недоделал. Хотел бы я оказать сейчас на месте одного из своих героев.
И тут произошло невероятное: папка начала нагреваться настолько, что я вскрикнул и отбросил её в сторону.
— Что такое? – непонимающе спросил себя я. После чего достал рисунки: они почему-то обрели цвет, хотя до раскраски ещё дело не дошло. И даже не успев толком удивиться, я вдруг почувствовал, что стал частью рисунка. Меня перетянуло в мой же созданный мир.
— Ничего себе, – прошептал я.
Было темно, но при лунном свете, можно было всё рассмотреть: очевидно, это лес, так как вокруг кроме деревьев ничего не росло. Кругом стояла тишина. Только периодически ухала сова, и слышался шелест листвы. Недолго думая, я как запрограммированный, пошёл вперед. Складывалось такое чувство, что я давно знаю это место. Что именно я его создал и знаю здесь каждый закоулок. Внезапно в меня полетело, что-то холодное и острое, но я вовремя успел пригнуться, чтобы этот снаряд не попал мне в голову. Обернувшись, я осмотрел его: похоже на длинное копьё, только такое впечатление, что сделано изо льда. Дотронувшись до него, я доказал себе, что так оно и есть. Но кто же может швыряться подобными штуками? Тут над ухом просвистело ещё одно, причём это было настолько близко, что слегка задело мою шею, оставив на ней сначала мокрый след, а после красный рубец.
— Что же это такое? — сетовал я, пытаясь укрыться от следующего снаряда, в небольшом углублении под деревом. – Куда я попал?
И хотя интуитивно я знал ответ на этот вопрос, но мозг продолжал думать обратное. Услышав чьи-то шаги, я замер стараясь даже дышать через раз. Вдруг повеяло жутким холодом, и изо рта у меня повалил пар, привлекая внимание. Тогда я постарался вообще задержать дыхание. Интересно, надолго ли меня хватит? К счастью, через пол минуты послышались шаги в обратном направлении, и холод отступил так же быстро, как и появился. Недолго думая, я решил мотать отсюда, пока не стало ещё хуже. Но только было, собрался вылезти из укрытия, как вдруг…
— Пригнись! – прокричал женский голос. В следующую секунду, над моей головой просвистело ещё какое-то оружие, наподобие дротика. После, последовал протяжный приглушенный крик и треск чего-то стеклянного. – Всё! Можешь разогнуться. Опасность миновала.
Я выпрямился. Перед моими глазами предстала красивая женщина с пепельными волосами, где-то около тридцати лет, с приятными чертами лица. Одета она была в легкий жилет из грубой кожи и в точно такие же штаны. На ногах ничего не было. Я мельком заметил у неё за спиной колчан с дротиками и… крылья. Да. Вы не ослышались. Самые настоящие, белоснежные крылья, которые, элегантно складываясь, образовывали подобие плаща.
— Ты в порядке? Помощь не требуется? – поинтересовалась она. Её голос был подобен шелесту морской волны, легким ветерком. Вернувшись обратно на землю, я обратил внимание, что продолжаю осматривать её со всех сторон.
— А? Ну, да. Конечно, — ответил я.
— Что, конечно? — белокрылая элегантно приподняла одну бровь в непонимании.
— Я имею ввиду, что, да, я, конечно же, в полном порядке. Как же ещё? – сформулировал, наконец, фразу я.
— Вот и славно, — она улыбнулась самой милой улыбкой, что я когда-либо видел. – Пошли.
— Куда? – спросил я. Почему-то складывалось впечатление, что я, её знаю.
— Пошли отсюда, потому, как сейчас здесь начнётся резня, и нам лучше быть от неё подальше.
— Какая резня? – не понял я.
Она испустила тяжёлый вздох.
— Ну, вот. Ещё один кретин на мою голову, — пробубнила та себе под нос. Но я не обиделся, так как и, правда, в эту минуту чувствовал себя полным кретином, или даже можно сказать идиотом. – Сегодня, должно решится – какая магия сильнее: стихийная, или же животная. И для этого организовали массовую магическую битву, которая и должна пройти как раз здесь. Понятно?
И тут до меня дошло. Это ведь мой комикс. Я создал этот мир, (то есть только нарисовал. Диалоги пишут уже другие люди. Но всё же факт, остаётся фактом), и каким-то невероятным образом, я проникнул на его страницы. Вернее не на все, а только на последние, так как всё остальное уже в редакции. Теперь, нужно найти отсюда выход и… Черт. Сейчас здесь и правда будет очень жарко. Поэтому нам действительно пора мотать отсюда.
— Вероника, вы, несомненно, правы. Нам нужно срочно бежать и как можно скорее, — согласился я с ней.
— А откуда вы знаете, моё имя? – удивилась та.
И только я, было, собрался всё рассказать, как вдруг случилось то, чего я так боялся.
— Началось, — прошептали мы с ней одновременно и переглянулись.
В это же мгновение, буквально как из ниоткуда, начали появляться маги двух видов: стихийные и анимальные (я знал, что это маги, так как сам рисовал каждого из них). Стихийные маги были одеты в формы, цвета которых соответствуют их стихиям (водные – в синий, земные – в зелёный, воздушные – в белый). Анимальные же были одеты в формы своих животных (кланы пауков, соколов змей и тигров) и каждый из них имел возможность перевоплотиться в животное своего клана. Что они соответственно незамедлительно и сделали. После чего начался форменный кошмар: два магических направления столкнулись в последней решающей схватке. Гигантские тигры растаптывали земных магов, а тех в свою очередь воздушные лишали кислорода. А пауки, в свою очередь, закатывали тех в большие коконы. Однако, магов огня, среди стихийных магов, как я и ожидал, не оказалось. Но их появление было уже не за горами. Поэтому надо было что-то делать.
— Вероника! – я попытался до неё докричаться, сквозь весь этот хаос.
— Что?! – также ответила она.
— Нам надо, где-нибудь спрятаться и переждать весь этот беспредел! Бегом! – в этот момент над нашими головами пролетел сокол, держащий в одной и другой лапе по водному и земному магу. Набрав высоту, тот их просто отпустил в свободный полёт и те упали в довольно глубокий водоём (я то это знаю – синего цвета, я для него не пожалел). Водный маг выплыл сравнительно легко и быстро, однако, земной буквально камнем пошёл ко дну. Соколу тоже досталось: в тот же самый момент воздушный маг подхватил его сильным порывом ветра и унёс его куда-то в верхние слои атмосферы. А того в свою очередь целиком проглотил огромный питон. После всего этого мы решили незамедлительно спрятаться в ближайшем гроте. Я его сделал скрытым от посторонних глаз. И в тоже время из него можно было свободно смотреть на всё происходящее, не привлекая лишнего внимания.
Добежав до него, мы упали прямо на холодную землю, чтобы перевести дух.
— Теперь, когда мы находимся в некоторой степени безопасности, можешь, наконец, объяснить мне – кто ты такой? – спросила меня Вероника.
— Всё просто, — развёл руками я. – Я создатель вашего мира.
Она широко распахнула глаза от удивления.
— В каком смысле?
— В том самом, моя дорогая. В том самом. Ты всё правильно понимаешь – это я нарисовал всё, что вы видите: леса горы, поля, пещеры… да и всех вас в том числе. Единственно меня смущает, то, что вы умеете говорить.
— Что в этом такого удивительного? — хмыкнула крылатая девушка. – Лично я научилась говорить, ещё в раннем детстве… почти сразу же, как научилась летать.
— А, ну да. Вспомнил. Это ведь было у тебя в один год, когда ты случайно упала с высокого дерева, потому как твой брат сказал, что нашёл наверху гнездо с крокодилами. Так?
— Да. Всё верно, — она подняла одну бровь. – Откуда ты всё это знаешь?
— Элементарно mon diue (моя дорогая) Виктори, — сказал я, пытаясь перейти на отвратительный французский, который учил ещё в пятом классе. – Всё достаточно просто и в то же время невероятно сложно – я нарисовал вашу Вселенную. И вся твоя жизнь была описана в наших предыдущих комиксах.
— Нарисована? – скептически спросила она, даже не спрашивая, что означает незнакомое ей слово. – Это возможно?
— Естественно. Так же возможно, как и то, что трава зелёная, небо голубое, а коровы не летают.
— Всё так, только… трава у нас здесь красноватого оттенка.
— Ну, это потому, что я так захотел, — отмахнулся я. – Суть в том, что каким-то невероятным образом я попал на странице своего же комикса. И если мне не изменяет память, то примерно сейчас должно случиться неизбежное.
— Что именно? – поинтересовалась она.
Ответом на её вопрос послужил душераздирающий детский крик о помощи.
— Это же Вильям! — в ужасе вскрикнула Вероника. — Он в опасности! Ему надо помочь!
— Нет! Стой! – я вовремя успел схватить её за руку, до того как она улетела. – Не делай этого!
— Но он мой брат! – на её глазах появились слёзы. – Я должна спасти его.
— Да, но… — я опустил голову, от стыда за содеянное, — уже поздно.
— Что ты имеешь ввиду? — она схватила меня за плечи и довольно ощутимо припечатала к стене. – Что дальше случиться?! Что ты нарисовал?!
И только я хотел рассказать, чем закончиться вся эта история, как вдруг произошло страшное: мы опоздали. Один за другим на вершине ближайшей возвышенности стали появляться маги огня, в сопровождении своего лидера – Отиуфема. Вооружены они были луками и фаейрболами и в любой момент могли начать атаку, против всех, кто находился внизу. Дело в том, что огненные маги просто-напросто решили истребить абсолютно всех, чтобы самим стать правителями этого магического мира. И вот Отиуфем дал сигнал, и арена боевых действий быстро была охвачена пламенем: горело всё и вся. Но и это было ещё полбеды. Дело в том, что и Вероника, и её брат Вильям тоже попали под обстрел.
— Не-ет! – закричал я и выбежал из укрытия им на помощь даже не обращая внимания на пламя и летящие в меня стрелы. Но как только я оказался рядом с ними, в меня полетел большой огненный шар. Я только и успел, что прикрыть лицо руками.
“Я не хочу умирать здесь и так!”, — последнее, что успел подумать я. После чего время остановилось, и все замерли, будто бы на паузе в фильме. Даже этот шар, завис в воздухе, хоть и продолжал ярко светиться, и был довольно горячим. Самое странное, что я мог свободно двигаться, когда всё вокруг напоминало паузу в кино.
— Что произошло? – спросил я самого себя.
— То же самое я хочу узнать у тебя? – поинтересовался возникший из ниоткуда голос.
Я резко обернулся. Передо мной стоял человек, в синей спортивной куртке, грязных джинсах и кедах на светящейся подошве. На вид ему было лет 25-30, спортивного телосложения, рыжий, голубоглазый, лицо обыкновенное и всё в веснушках.
— Так что ты здесь делаешь? – и хоть вид у него складывался этого добренького мальчика, голос у него был уверенный, твердый и такой холодный, словно лёд в морозилке.
— Э-э-э… Я и сам не знаю, — честно ответил я.
— По всем возможным законам, ты не можешь быть сейчас в этой Вселенной.
— Знаю. Это противоречит даже законам физики. Я ведь живой человек…
— Они все тоже живые, — парень обвел широким жестом, как можно больше народа.
— Но это ведь я их создал, вместе с этим миром.
— Не всё так просто, — поправил меня парень. – Ты просто спроецировал весь их мир на бумагу, но как ты сам проник сюда – это даже для меня большой вопрос, — он поскреб подбородок. Затем спросил. – Слушай?! А ты случайно ничего в последнее время не желал особенно сильно?
— Желал, — кивнул я. – Мне сильно захотелось изменить свою рутинную жизнь и стать одним из персонажей этого комикса.
— Ну, конечно! — хлопнул себя по лбу парень. — Как же это я забыл. При возникновении сильного желания, да ещё и в контакте, со своей особо ценной вещью желания могут применять материальную форму.
— А можно попроще? – не понял я
— Твоё желание исполнилось, так как ты хотел этого особенно сильно. Именно поэтому создал коридор между своим миром и этим миром и проник сюда. Ясно?
— Да. А теперь объясни мне, наконец – ты то кто такой?
— Я Дарен – регулятор измерений, — гордо ответил. – Моя главная обязанность – следить и искоренять незаконное проникновения из одного мира в другой и исправлять возможные хронологические ошибки.
— И много вас таких…
— Не понял? – нахмурился парень.
— Ну, я имею в виду, регуляторов много, или же ты один всем этим занимаешься? – исправился я.
— Конечно нет, — фыркнул он. – Я, что похож на идиота? Каждому регулятору отводиться свой участок, который он должен патрулировать и искать нестыковки.
— Тяжелая, наверное, работа, — посочувствовал ему я. Регулятор тяжко вздохнул.
— Да, но что тут поделать. Кто-то ведь должен её исполнять. Кстати, нам как раз не хватает Направляющих. К нам работать пойдешь? – поинтересовался у меня Регулятор.
— А кто это такие – Направляющие? – скромно поинтересовался я.
— Ну, это такие люди, которые помогают таким людям, вроде меня свободно перемещаться из мира в мир, без потери времени, — туманно объяснил Дарен. — То есть, проще говоря, они проецируют порталы, через которые мы Регуляторы и перемещаемся. Понятно?
— Вроде да, — почесал затылок я. – Но почему вы выбрали именно меня?
— Рисуешь ты неплохо, — честно признался мне Регулятор. – Да и человек, хороший. В общем, нравишься ты мне. Ну, так как? Согласен?
— Ну, не знаю? – задумался я. – Это ведь, наверное, опасно?
— Да, нет. Не чуточки, — заверил меня Дарен. – Уверяю тебя, более безопасной работенки, ты в своей жизни не встречал. Сидишь себе… ну иногда и рисуешь, когда от тебя это требуют.
— Ну… ладно, — махнул рукой я. – Согласен?
— Чудно, — загадочно улыбнулся Регулятор. – Можешь, прямо сейчас и приступать к своей работе.
— Как это? – удивился я. – У меня ведь с собой даже карандаша нет, не то что красок. Чем же я рисовать-то буду?
— Нет ничего проще, — ответил он, надев наручники на Отиуфема, и взяв меня за руку. Последнее, что я успел заметить, это была его татуировка на запястье, в виде двух змей обвивающих, что-то наподобие песочных часов.
В ту же секунду, я снова оказался в своей квартире, держа в руках чёрно-белые эскизы последних страниц комикса. Первые две минуты я понять не мог, что происходит. После чего огляделся по сторонам. Вроде всё на месте. Ничего не изменилось. Так значит, мне всё это приснилось? Или же нет? Не дожидаясь ответов и криков от начальства, я пулей вылетел из дома и стал быстро ловить такси, так как ещё час назад, должен был быть на работе.

Буквально взлетев на нужный этаж, я быстрым шагом направился прямо в кабинет редактора, не обращая абсолютно никакого внимания, на гневные взгляды тех, кто остался, и на тихое рычание Даши.
— Ну, ты и сволочь. Да знаешь, что я с тобой сейчас сделаю?! – грозно рыча и скрипя зубами от злости, спросила она.
— И тебе доброго утречка, — бросил я, не обращая на неё никакого внимания.
Она хотела явно, что-то возразить, но к счастью, я уже вошел в кабинет шефа и закрыл за собой дверь.
— А-а-а… Александр. Ну, наконец-то. Мы вас уже заждались все. Работа у Вас? – с порога начал он.
— Вам тоже доброе утро, Павел Григорьевич. Конечно, принёс. Как же иначе? — я положил эскизы ему на стол.
— Всё шутим, да? – хмыкнул шеф.
— Стараюсь, — продолжал ломать комедию я.
— Хорошо, что ты успел вовремя. А то опоздай бы ты ещё на пять минут – искал бы сейчас себе другую работу, — улыбнулся он и взял в руки эскизы.
— То есть, вы хотели меня уволить? – я со злости сжал кулаки. – Хотели просто выкинуть как ненужный мусор, да?!
— Ну, что поделать? – развел руками шеф. – У всего есть срок годности.
— Ладно, пусть так, — немного успокоился я. – Тогда, почему вы не разрешили уйти остальным, если во всем виноват я?
— А конвейер, ты запускать будешь, да? – фыркнул он. – Или я? Между прочим, этот журнал, должен быть уже сегодня в восемь утра и из-за тебя все… — я его уже не слушал, так как мой взгляд упал на его руку с точно такой же татуировкой, что и у Дарена. Неужели они все тоже регуляторы? Не может быть. – Ты меня слышишь, а? – поинтересовался он у меня, чем вывел из шокового состояния.
— А? Что? Да, конечно, – на автомате ответил я.
— Если так – иди, работай. И, чтобы через час тираж был напечатан. Иначе уволю всех к чёртовой матери.
— Будет исполнено, — сказал я, выходя из кабинета. После чего прошел на своё рабочее место и уставился в экран монитора, рассматривая исподтишка всех сидящих здесь людей. Каждый из них имел точно такую же татуировку на тыльной стороне ладони. Для того, чтобы отбросить последние сомнения я посмотрел на свои руки и ужаснулся: у меня тоже оказался этот знак. Теперь и я прикреплен к их банде. Ладно. И что же мне теперь делать?
— Живи, как жил. Когда надо будет – я сам тебя найду. – Прозвучал у меня в голове голос Дарена.
— Хорошо… начальник, — отшутился я.
— Ты с кем сейчас, разговаривал? – заботливо спросила Даша. Странно? Ей это не свойственно.
— Да, так, — отмахнулся я. – Со своим внутренним голосом.
Она хихикнула.
— Ладно, шутник. Отнеси-ка лучше свои каракули в печатный цех. А то начальство буйствует.
— Да иду, я уже! Иду! – раздраженно сказал я и взяв свои рисунки подмышку, направился к конвейеру.
С этого момента прошло уже более пяти лет. Я до сих пор продолжаю работать, на таинственную группу Регуляторов, создавая для них новые порталы, а они в свою очередь отлавливают новых преступников. После того случая, я даже набрался смелости и пригласил Дашу в кино. С тех пор мы начали встречаться (причем не только в рабочее время). Знаете… а жизнь-то, налаживается?

Добавить комментарий