РЕГУЛЯТОРЫ ИЗМЕРЕНИЙ ЧАСТЬ2

Трайфореанец

So silent’s,

No valiants,

But incite my head,

So love in clear…

(Lisa Miskovsky “Still Alive”)

Днем, мы обычные люди, работаем в издательстве комиксов. Но когда на город опускается темнота, проявляется наше истинное предназначение. Мы регуляторы измерений. Мы сохраняем равновесие между добром и злом. Выполняем свою работу по обеспечению безопасности беженцам и отлову преступников в параллельных мирах. Ибо если нас не станет – мир вновь погрузиться в хаос. Сам я – направляющий. Один из полторы сотни человек в нашей организации, который знает, как можно использовать простой набор красок, для отражения на чистом листе бумаги портала, в другое измерение. Раньше, я был как все нормальные люди. Но после того как прошел боевое крещение, (попал в отображенный мною мир и выжил), Дарен – наш главный идеолог – зачислил меня в ряды регуляторов измерений, в должности Направляющего. С тех пор у меня началась совсем другая жизнь…

Я специально не уходил домой, после окончания рабочего дня. Мало ли что может случиться. Может опять какой-то аврал, и всех вновь заставят сидеть на работе, до самого утра. Я, конечно, понимаю: мы особенные, мы нужны вселенскому равновесию и все такое. Но спать, то мы должны, в конце концов. Нет, если меня сейчас же не отпустят домой, я лягу прямо здесь, и потом фиг вы меня до утра добудитесь. Я ведь как богатырь, из мультика “Добрыня Никитич и Змей Горыныч” – пока солнце не встанет, я тоже не встану. Поэтому, чтобы окончательно не свалиться от бессилия, я вставил в уши наушники и врубил плеер на полную громкость. Мне было не важно что слушать (тогда по-моему играл Linkin Park), лишь бы погромче. Но и это не помогло. Я совершенно обессиленный, словно разряженный аккумулятор, рухнул на свой рабочий стол и захрапел. Но поспать мне все-таки не дали: примерно через три минуты, кто-то настойчиво стал теребить меня за плечо.

— Эй, Саша. Санек! Ты что? Спишь что ли? – поинтересовалась Даша, заметив, что я поднял голову и посмотрел на нее.

— Нет, — устало ответил я, широко зевая. — Я просто медленно моргаю.

Она хихикнула.

— Ладно, шутник, — сказала она. – Ты чего домой-то не идешь? Нет ведь уже никого. Тем более, что завтра выходной.

Я осмотрелся по сторонам: и правда – ни души. Только одинокая муха, летает над пустыми столами, и что-то возмущенно жужжит. Жаль я не знаю мухинового языка, а то бы прожужжал что-нибудь в ответ.

— Я подумал что у нас сегодня как обычно – напряженный рабочий день, — сказал я, вновь зевая. Причем на этот раз так широко, что чуть челюсть не сломал. – Поэтому и решил, немного подзадержатся на работе. Вдруг чего случись, а я уже тут как тут. Какой смысл мне сейчас через весь город домой переться, чтобы потом три часа назад ехать?

— И это вся твоя проблема? — хмыкнула Даша, махнув рукой. – Тьфу! Нашел о чем беспокоиться. Пошли ко мне. Я все равно тут не далеко живу.

— Ну не знаю, — замялся я. – Неудобно как то.

— Почему? – удивилась она.

— Родители твои будут на меня выступать. Мол, привела в дом мужика, сейчас он у нас полквартиры вынесет.

Девушка прыснула.

— И что из этого? Я, между прочим, уже давно взрослый человек, — развела руками Дарья. – Да родители в каждом моей ухажере видят либо маньяка, либо вора, либо бабника. Так что, успокойся. Никто тебя гнать не будет. Тем более они тебя уже знают. Даже в какой-то степени любят и уважают. Как сына. Пошли-и. – Она потянула меня за руку, с силой вытягивая из-за стола. Вначале я немного сопротивлялся, но потом окончательно и безоговорочно капитулировал. Ну не могу противостоять ее обаянию. Хоть кол на голове теши. По дороге к дому Даши, мы шли, держась за руки, и мило о чем-то разговаривали. Затем зашли в какую-то подворотню, стали целоваться. Но когда заметили на себе обалдевающие взгляды тамошних жителей (бомжей и бездомных бродяг), быстренько извинились и продолжили путь. Войдя в нужный нам подъезд, мы уже просто не могли себя сдерживать и полностью предались нахлынувшей на нас страсти.

— Подожди, — сказала Даша, останавливая меня, перед тем как я собрался снять с нее блузку. – Не здесь же.

— Да, ты пожалуй права, — согласился я, осматривая не совсем чистый подъезд. – Не очень подходящее место. Что ж. Придется немного потерпеть.

К счастью нам повезло, и родителей Даши не было дома. И судя по записке на столе, вернуться они не скоро. Они уехали навещать какую-то больную тетю Фросю из Улан-Уде и будут где-то через неделю. Так, что мы можем спокойно пользоваться их квартирой целых семь дней. Первым делом, мы направились в спальню, по пути снимая уже ставшую тесной одежду. Затем была довольно бурная ночка, после которой мы просто уснули в объятьях друг друга.

Но и потом, мне не дали нормально выспаться. Какой-то козел сверху, врубил на всю катушку музыку. Отчего я подпрыгнул от неожиданности, чуть ли не до потолка. Затем глянул на часы – было пять утра. Шипя сквозь зубы всевозможные проклятья, я сел на кровать, нащупал тапки, надел халат и направился на кухню, сделать кофейку, чтобы окончательно проснуться. Либо дать себе сковородкой по голове, чтобы отключиться и блаженно проспать где-нибудь до полудня.

К моему удивлению, из кухни доносился аромат чего-то вкусненького. Тем самым хоть чуточку поднимая мне настроение. Заглянув в дверной проем, я увидел Дашу, в желтом махровом халате и тапочках в форме лисичек. Она стояла у плиты и что-то сосредоточенно готовила. Ее платиновые темные волосы были растрепаны, а невнятное бормотание можно было принять за какое-нибудь заклинание. Если бы я ее не знал, точно бы подумал, что она какая-нибудь ведьма. Хотя по запаху, исходящему со стороны плиты, я бы согласился ее называть как угодно. Незаметно подкравшись сзади, я закрыл Даше глаза.

— Ой! – вскрикнула она, чуть не роняя сковородку на пол. – Сашка. Ты меня напугал. Никогда больше так не делай.

— Хорошо, — согласился я. Затем повернул ее к себе лицом и поцеловал. – Больше не буду. И меньше тоже. А как ты догадалась, что это я?

— Ха-ха! Очень смешно, — съязвила она. – Ну а кто же это еще может быть? Не моя же дура соседка, которая каждое утро нам концерт устраивает.

— Так это она, — задумчиво поскреб подбородок я, даже не удивляясь ее словам. После чего спросил: И как ее зовут?

— Танька. А зачем тебе это? — бросила Даша, ставя передо мной тарелку с ароматным омлетом, украшенным зеленью и стакан сока. Сама же села напротив.

— Да, так, — сказал я, смотря на свое отражение в вилке. – Может быть, захочу поближе с ней познакомиться…

— Я тебе познакомлюсь, — с набитым ртом пригрозила мне Дарья, размахивая вилкой. – Я тебе так познакомлюсь… потом тебя по кусочкам собирать будут.

— Эй, эй полегче, — запротестовал я, прежде чем меня превратили бы в однородную массу (уж Дашка это умеет. Я видел, что она вытворяет с манекенами на тренировках по рукопашному бою). – Уж и пошутить нельзя.

— Ну и шуточки у вас, — обиженно буркнула Даша и уткнулась обратно в свою тарелку.

— Да ладно тебе дуться, — сказал я и, перегнувшись через стол, чмокнул ее в лоб. Столик был маленький, и сделать это не составляло труда. – Все равно ты у меня самая умная и красивая на всей Земле.

— Во Вселенной, — робко поправила меня она.

— Во Вселенной, – исправился я и протянул ей мизинец. – Ну что, снова мировая.

— Ага, — сказала она, протягивая свой.

После чего мы их сцепили и одновременно сказали:

— Мирись, мирись, мирись и больше не дерись.

— Вот и хорошо, — сказал я улыбаясь. Заиграла приятная медленная композиция. Я встал из-за стола и галантно протянул Даше руку, — А теперь, разрешите пригласить вас на танец?

— Хам, — изобразив светскую львицу, подыграла она. – Я, между прочим, с кем попало не танцую.

— Извините, — тут же ретировался я. – Разрешите представиться: барон фон Де ля Бурду Симон Джордж лё Ремин IX. Имею свой замок на побережье Шотландии и контрольный пакет акций, журнала Peoplo

— Может People? – поправила меня она, втягиваясь в этот спектакль.

— Нет, Peoplo. Это шотландский вариант журнала, выпускается исключительно для западного побережья Великобритании, — гордо сказал я.

— Что ж, рада знакомству барон, — надменно сказала Даша. – А я графиня Леофиль де Рембум. Имею шесть загородных вил в разных столицах мира: Франции, Голландии, Швеции и Дании. Владею сетью кондитерских “Le Treebank” и ресторанной сетью “Morin”.

— Слушай, графиня, — шепнул ей я, выйдя из образа. – Не жирно, будет: и кондитерские и ресторанная сеть. Не слипнется?

На что она лишь многозначительно хмыкнула, а затем продолжила.

— Ну, так что там насчет танца? – поинтересовалась она, голосом скучной высокопоставленной селедки, которой уже все надоело в этой жизни. – А, то песня уже заканчивается.

— Хорошо, — кивнул я и вновь сделал благородный жест рукой. – Разрешите.

— Разрешаю, — сказала она, вставая из-за стола.

Мы танцевали две или три песни, весело смеясь, что не знаем, даже самых элементарных движений. Затем, когда музыка замолчала, мы робко поцеловались, будто бы действительно видели друг друга первый раз.

— А вы неплохо танцуете, графиня, — прошептал ей я.

— Вы тоже Граф… Тьфу! То есть Герцог. То есть маркиз. Как там тебя? В общем не важно.

— То есть как это не важно?! — даже немного обиделся я. – Для дворян титул, это одна из самых главных вещей.

— Но мы, к сожалению, с тобой не дворяне, — печально вздохнула она, прижимаясь ко мне. – А как хотелось, по правде иметь шесть загородных домиков, где-нибудь на берегу теплого моря.

— Угу. – Согласился я. – Или какой-нибудь небольшой замок, на вершине горы. Белый, с башенками и многотысячной охраной у входа.

— И ручным драконом в придачу, — поддержала мою фантазию Дарья. – Я бы на нем в магазин летала. Или в парикмахерскую. Или еще куда-нибудь.

— Да! Прикольно, было бы, — кивнул я, представляя себя верхом на боевом драконе, против тысячи врагов.

Затем мы оба посмеялись, над нашими глупыми фантазиями. Как бы это парадоксально не звучало, но, то, что ты путешествуешь по различным мирам, вовсе не означает, что ты можешь в них жить. Такова судьба регулятора измерений: можно потрогать мир, пощупать, даже погостить, но остаться в нем – никогда. Это и является самой главной заповедью для регуляторов измерений. Иначе все. Конец твоей карьере. Да и тебе тоже. Повисла нелепая тишина, которую тут же разрушил дикий вопль, доносившийся откуда-то сверху. Вполне возможно, что и от той самой Таньки, устроившей нам такую раннюю побудку. Если бы это была простая домашняя разборка, мы бы и обращать внимание на это не стали. Однако, вместе с криком соседки, мы почувствовали нечто странное. Будто кто-то незаконно вторгся в наше измерение. Поэтому мы с Дашей быстро переглянулись и тут же в чем были, рванули на этаж выше.

Вам когда-нибудь доводилось видеть истинное проявление человеческого страха? И я имею ввиду не просто вопли, крики и тому подобную мишуру. Это только завуалированное чувство, скрывающее настоящий страх. Страх, который нельзя объяснить словами. Который буквально душит вас, лишая спасительного кислорода. Именно с таким случаем мы и столкнулись. Дверь в квартиру оказалась запертой, так что мне пришлось ее ломать. В результате чего, я чуть не вывихнул себе плечо. Сразу же, после проникновения в квартиру, мы решили оценить масштаб бедствия. Но, что удивительно: оценивать было и нечего. С виду в квартире Тереховых (так была фамилия Дашкиных соседей сверху), ничего сверхъестественного не произошло. Даже драки не было. Все вещи разложены по своим местам: одежда и обувь на вешалках и полочках, книги в шкафах и так далее. Однако в воздухе витает запах чего-то инородного, чужого нашему нюху. Поэтому, недолго думая, мы решили разделиться и осмотреть другие комнаты. Я должен осмотреть зал и спальню, а Даше достался туалет, ванная и кухня. Зал оказался довольно просторный: на стене висел коврик, с замысловатыми узорами, мягкий полосатый диванчик, в другом углу комнаты, трюмо с большим зеркалом, компьютер, с большим монитором, на экране которого отображался какой-то не допечатанный документ и тот самый музыкальный центр, терроризировавший нас пару часов назад. Но я, прежде всего, отметил опять, же большое количество книг. Видимо здесь жила семья эрудитов, которые хотят узнать все тайны мира. Либо держат их просто для выпендрежа. Мол, когда гости придут, мы им как предъявим свои библиотеку, не хуже чем у Ивана Грозного, так у них челюсти сразу до пола и упадут. Либо, в книгах они хранят свои сбережения. Тогда по идее, денег у них должно быть не меньше чем в швейцарском банке. Ради интереса, я взял в руки одну из книг.

— Автомобиль, своими руками, — прочитал я на обложке книги и хрюкнул со смеху.

Никогда бы не подумал, что найдутся люди, способные делать то, что написано в подобной литературе. И никогда бы не подумал, что бывает подобная литература. Потом пробежался глазами по полкам и вообще обалдел: “Захват мира: миф или реальность”, “Лучшие ложкари Староколпакии”, “Долг платежом красен (все банки, лопнувшие во время кризиса 1998 года)”, “Все Петровы России. Том 12 (где с 1 по 11 не знаю)” ну и все в таком духе. Нет, конечно, попадались и вполне заумные книги типа Квантовой физики, высшей математике, органической химии и прочие фолианты, даже названия которых, я не мог выговорить.

— Мда… — протянул я, с веселой улыбкой на лице. – Интересненько.

Вдруг я услышал, какой-то шорох в смежной комнате и осторожно подкрался к двери. Она была приоткрыта.

— Эй! Есть кто живой? – спросил я, не надеясь на ответ.

И правильно делал – его не последовало. Тогда, я взял в руки, небольшую хрустальную вазу (в качестве самообороны) и тихонько пролез в комнату. В ней так же никого не оказалось, кроме мебели: большой двухместной кровати, и высоким зеркалом во весь рост. Я посмотрелся в него, слегка одернул халат, пригладил волосы и подмигнул себе, как бы говоря “Красавец”. Потом, мое внимание привлекло шевеление. Поэтому, я взял вазу покрепче, и быстро посмотрел под кровать (именно оттуда, мне послышались шорохи). Некоторые дети бояться туда заглядывать, думая что под кроватью, живет кровожадный монстр, готовый их съесть. То, что увидел я, нельзя было назвать монстром. Девчушка лет шестнадцати, с бледного вида лицом, размалеванная, с прической типа “взрыв на макаронной фабрике”, одетой в топик и мини-юбку. В руках она держала почти пустую бутылку портвейна. Что ж. Все мы люди, все мы человеки. Наверное, когда родители на дачу укатили, она и решила устроить себе праздник непослушания. Хотя Дашка говорит, что такое происходит уже чуть ли не каждый день. И, если честно, я ей верю. Не только потому, что она мне нравиться. Просто сам нахожусь в подобной ситуации.

— И чего было так орать? – первым делом, вместо приветствия спросил девчонку я.

— Чтобы кто-нибудь услышал и на помощь пришел, — виновато сказала она, пряча ярко голубые глаза, которые даже в темноте светились.

— Ну я услышал, — развел руками я. – Легче стало?

— Не бейте меня, п-пожалуйста, — жалобно проблеяла она. – Я так, больше никогда не буду. Честное слово, товарищ милиционер.

— Чего? – обалдел я. – Ты, что с ума сошла? – я демонстративно покрутил пальцем у виска. – Какой я тебе милиционер? В халате, да еще и с вазой в руках. Обкурилась, что ли, – затем принюхался. От нее несло перегаром и какими-то легкими наркотиками. – Прекрати употреблять эту дрянь. Угробишь себя в самом рассвете лет.

— Я всего разик, — клятвенно пообещала та. – И то, это друзья угостили. Сказали, что один раз безвредно.

— Да, — скривился я. – Знаем мы это ваше безвредно. И так уже столько народу полегло из-за этого. Еще не хватало, чтобы и тебя на наркоту подсадили. Ты бы вместо того, чтобы жизнь просе… то есть просиживать, пошла бы учиться, что ли? Потом замуж вышла, детей нарожала и жила бы себе припеваючи.

— Между прочим, я учусь на филфаке, одного очень даже неплохого ВУЗа, — гордо ответила она, вылезая из-под кровати и отряхивая свое короткое платьице. – После его окончания мне золотые горы обещали.

— Плавали, знаем, — махнул рукой я. – Лучше скажи мне, почему ты под кровать полезла?

— Мне захотелось чего-нибудь перекусить, — начала рассказывать она. – И я пошла на кухню, сделать себе пару бутербродов. Вернувшись в зал, я обнаружила у себя в квартире постороннего человека, читающего одну из наших книг, и задумчиво хмыкающего после каждой перевернутой странице. Дочитав книгу до конца, он поставил ее на место и тут наткнулся на меня. Я тоже уставилась на него, как вкопанная. Через минуту, человек медленно мне улыбнулся, а я в свою очередь, дико начала орать, чем, наверное, сильно его напугала: он выпрыгнул в окно и скрылся.

— Скрылся? – удивился я. – А он не разбился или покалечился? Здесь четвертый этаж, все-таки. Ты ничего не заметила?

Девочка замотала головой.

— Именно, что скрылся, – честно сказала она. – Только после того как он очутился на земле у него, видимо выросло еще, четыре ноги.

— С чего ты взяла? – хрюкнул со смеху я.

— Потому что под нашими окнами большая лужа. И если ноги промочишь, твои следы все видеть будут. Это же известный факт.

Да уж. Не знаю чему тут больше удивляться, обкуренной девочке подростку, которая несет всякую ахинею, или шестиногому вору-домушнику. Хотя почему вору: драгоценности, лежащие на трюмо – на месте. Даже заначка в пятьсот рублей в томике Достоевского осталась. Незнакомца, почему-то интересовали именно книги. Но зачем ему вся эта макулатура?

— Так, ванную туалет я осмотрела. Там ничего подозрительного — сообщила нам запыханая Дарья. – Насчет кухни тоже все спокойно. Так что Саня… — договорить она не смогла, потому что, встретилась взглядом с Таней. – А-а-а… И ты здесь. Ну, наконец-то. Наконец-то я до тебя доберусь. Террористка ты малолетняя!

— Не надо! – начала протестовать нарушительница спокойствия. – Я все поняла. Больше не буду. Честное слово.

— Ах, не будешь? – зловеще прошипела Дарья, беря в руки чей-то старый тапок. — Ты, что же думаешь – если у тебя родители крутые, то тебе все можно?! Не тут-то было. Не будет тебе пощады! – крикнула Даша, размахивая тапкам, словно томагавком и погналась за Таней, которая тоже начала вопить. Но уже, скорее всего от страха, за свое самое усидчивое место.

Я вначале посмеялся, над ними, но потом мне еле-еле удалось их помирить. Когда обстановка, более или менее нормализовалась, мы продолжили свое начатое расследование.

— Так ты говоришь, вор был долговязый, короткостриженый, со странным лицом, — пересказал я слова Татьяны.

— Ну, да, — кивнула та. – На нем еще был длинный кожаный плащ, и берцы.

— Берцы говоришь, — призадумались я с Дашей. – Что ж. Это хоть и весомая улика, но наше дело от этого нисколечко не двигается. А помнишь, ты еще сказала, что после того как вор выпрыгнул в окно, у него выросли еще две пары ног, — Таня кивнула. – А ты случайно сфоткать ничего не успела.

— Да как же я могла, — всхлипнула девчушка, вытирая нос рукой. – Я же сразу как он убежал, под кровать спряталась и сидела там, пока кто-нибудь на помощь не придет.

Стоп! А откуда она тогда узнала, про дополнительные пары ног у незнакомца?

— По-моему, она чего-то недоговаривает, — прошептал на ухо Даши я.

— Мне тоже так кажется, — согласилась она. – И потом, можешь считать меня сумасшедшей, но, по-моему, это вовсе не Таня.

— С чего ты взяла? – удивился я, осматривая девчонку с головы до ног. Обычный, среднестатистический тинэйджер, которых сейчас полным-полно на просторах нашей необъятной родины. Не представляет собой ничего особенного. Нормальный человек, в общем-то.

— Потому как я Таньку с самого рождения знаю, – шепотом ответила мне Дарья. – Мы с ней подружками даже раньше были, не разлей вода. Пока она не стала делать такие подлянки каждое утро. Так, что я ее знаю, как облупленную. Мини она никогда не носила: стеснялась, что у нее кривые ноги. А сейчас, сам видишь, это уже не юбка, а… ремень какой-то. Топик она одела только один раз. И то он ей натирал подмышками. Поэтому и это она тоже не носит. Да и потом, размалеванная она вся, какая-то. На клоуна похожа…

— Чаю, не хотите? – вежливо спросила Татьяна, улыбаясь. Видимо ей просто наскучило сидеть без дела.

— Мне кофе, пожалуйста, — попросила Даша.

— А мне и чайку можно. Сахара две ложки, пожалуйста. – Сказал я хозяйке.

Таня кивнула и направилась на кухню.

— Не клоуна, а клоунессу, это во-первых, — поправил Дашу я, когда Таня вышла из комнаты, — а во вторых сейчас дети быстро взрослеют и вкусы у них могут меняться. Естественно, за все то, время, пока ты с ней не виделась, Таня могла кардинально измениться.

— Да сколько: на прошлой неделе я ее видела, когда мусор выносила, — разозлено произнесла Даша. – Стояла возле гаражей, с подружками трепалась. И заметь, была тогда в брюках, и блузке с длинными рукавами. Хотя на дворе сейчас довольно жарко. И косметики на ней тоже не было.

— Да-а… — задумчиво протянул я, почесывая подбородок. – Действительно странно, все это. Но меня сейчас, больше другое интересует: почему она милицию не вызвала, когда заметила постороннего в квартире?

— Во! – подняла указательный палец Даша. – А я тебе про, что говорю. Более чем странно. И потом, как этот человек мог выпрыгнуть в окно, если во всех комнатах они плотно затворены. Непонятно.

— Носом чую, что-то здесь не так, — предположил я. – Может ей наводящие вопросы задавать, тогда вспомнит, хоть что-то?

Внезапно, нам почудились незнакомые голоса. Именно, что голоса. По крайне мере троих людей. Мужчин. Только говорили они, как то странно. Не по-русски. Да и на иностранные языки тоже не очень похоже.

Я переглянулся с Дашей, и мы тихонько направились к кухне. На этот раз дверь была чуть приоткрыта. Мы не удержались и посмотрели в щель, чтобы понять, что происходит. Увиденное, конечно, не повергло в шок, но ошеломило: на наших глазах от Тани отделились две ее точные копии. И спустя мгновение перед нами предстало три совершенно одинаковых Татьяны Тереховой. Ужас. Нам и одной-то было много. А тут сразу три. После чего они стали о чем-то друг с другом разговаривать. Мы опять же ни слова не могли понять. Но то, что это был не человек, это уж точно.

— И что теперь делать будем? – взволнованно спросила Даша.

— Не знаю, — сказал я, оставаясь внешне спокойным, хотя в голове у меня пыталось все встать на свои места. – Производить задержание мы не можем. Мы же не оперативники. Поэтому нам остается только позвонить нашим. Пусть высылают группу поддержки.

— А нам что делать?

— Мы должны заставить «это», не покидать квартиру, до появления подкрепления, — пояснил я. Потом грустно вздохнул. – Блин. Единственный выходной насмарку.

— Почему? – удивилась Дарья.

— Потому, — перекривил ее я. – Потому что, когда произойдет задержание этого существа, начнут искать свидетелей. А в квартире в данный момент находились только мы. Ну и еще настоящая Таня. Только где она, это еще вопрос. А потом же ты знаешь, начнутся вопросы: почему вы сюда пришли? Как вы здесь оказались? Что делали с такое-то время по такое-то? А у меня, между прочим, на сегодня планы были.

— Так-так… — сердито взглянула на меня Дарья. – Какие еще планы?

— Эу… Им… — промычал я, думая, что сказать. – Пойти в кино с…

— С кем? – рыкнула на меня она, сжимая пальцы в кулак.

— С тобой, конечно же, — успокоил ее я. – С кем же еще.

— Молодец, — улыбнулась Даша и погладила меня по голове. – Знаешь правильный ответ. Но как говориться: “делу время, а потехе час”. Сначала нам надо разобраться с этим незваным гостем.

— Все готово! Идите чай… и кофе пить, — донеслось с кухни.

Мы вновь заглянули в дверной проем: за кухонным столом теперь уже сидела одна Таня, в окружении трех больших кружек, вязанкой баранок, и банкой варенья, бардового оттенка. Видимо малинового. Люблю малину. Вот в этом псевдоТани спасибо. Угадала.

— Значит так, — расставляла порядок наших действий Дарья. – Ты сейчас идешь на кухню один. Я пока что спущусь к себе домой и оттуда позвоню Лехе, чтобы собирал своих и через три минуты они будут здесь.

— А не проще, позвонить прямо отсюда? – громким шепотом поинтересовался я.

— Не кричи, — приложила палец к губам Даша. – Ты же не хочешь сорвать нам всю операцию? Я уже все проверяла. Здесь телефон отключен. Вначале я подумала, вырубили за неуплату. Но потом, обнаружила перерезанный провод и раскуроченную телефонную розетку. Мобильник, тоже почему-то не ловит. Это существо явно не хочет, быть рассекреченным раньше времени.

— Ничего. Зато мы теперь знаем ее секрет, — сказал я и размял пальцы. – Не переживай. Если что не так пойдет, я лично сверну этому созданию шеи.

— Ты, это, давай без лишнего героизма тут, — взволнованно попросила Даша. – А то мне вовсе не улыбается, потом тебя по кусочкам собирать.

— Ну, где вы там?! – нетерпеливо отозвалась с кухни «Таня». – Все остыло уже.

— Ладно, я побежала. Удачи, — пожелала Даша.

— И тебе, — сказал я и, чмокнув на ее прощанье, вошел в кухню. Дашка же ломанулась к себе буквально со скоростью света.

— Ну, сколько можно ждать? – с легкой обидой в голосе спросила «Таня». – Я вас зову, зову, а вы не отзываетесь. Все остыло уже.

— Прости. Я просто руки решил помыть, — выкрутился я, демонстративно показывая свои чистые ладони. – А то неудобно как-то, за стол с грязными руками…

— А Дарья Михайловна, где? – поинтересовалось существо.

— Кто? А, Дашка, что ли? Та она в туалет зашла, на секундочку, — сразу среагировал я. – А что, нельзя было, да?

— Нет, почему же, — смутилась «Таня». – Нужно значит нужно. Вы ведь все-таки гости в нашем доме. Ну, ладно так уж и быть, подождем, пока она сделает свои дела.

Мы просидели за столом в молчаливой обстановке минут десять. Потом Мне это надоело.

— Таня? – привлек я внимание «девчонки». Та (или тот)… в общем, это, повернулось в мою сторону. — А, откуда вы приехали? Я имею ввиду всю твою семью. Ты ведь не первый год тут живешь, ведь так? – спросил я, надеясь, что сразу получу правдивый ответ. Но обломился.

— Да, — согласилась она, — вы правы – мы не местные. Жили в Твери, потом переехали в Смоленск, ну и потом оказались в Ростове. У вас здесь красиво. Особенно, если по набережной вечерком гулять.

Я кивнул в знак согласия и продолжил.

— Скажи-ка Таня, — продолжил спрашивать я, — а ты веришь в то, что существуют создания, которые неизвестны науки и которые всеми силами стараются поселиться на нашей планете?

— Вы что, секретный агент “K”? – засмеялась она. — Или “Z”?

— Нет, я не агент людей в черном, — правдиво ответил я, так как часто пересматривал этот фильм и знал, кто эти персонажи. – Мне просто интересно: веришь ли ты в существование иных миров, иных цивилизаций…

«Таня» покачала головой. Причем так убедительно, что я сам ей чуть не поверил.

— Нет, — сказала она и снова засмеялась, — я ведь уже выросла из того возраста, чтобы верить в сказки. А почему вы так часто смотрите на часы? Спешите куда-нибудь.

— А? Что? – спросил я, отвлекаясь от сверки времени. – Нет. Просто часы отстают. Я подправить хотел.

«Девчонка» понимающе закивала, потом подозвала меня чуть ближе. Я насторожился, но подсел к ней.

— Мы знаю, кто вы и зачем пришли, — прошептала она мне на ухо, не своим голосом. – Но предупреждаю сразу — назад мы не вернусь.

— Это мы еще посмотрим, — пригрозил ей я, отсаживаясь от подальше. Мало ли каких сюрпризов от нее ждать. После чего спросил: Кто ты? Откуда? Как попал в наш мир?

— Мы – трайфорианец из мира Трайфория. Мы существо, состоящее из трех проекций, поэтому чтобы не нарушать гармонию триединства, мы и говорим вместо «я», «мы» — торжественным гулким голосом объявило существо. – Мы попал в ваш мир, открыв портал в этой квартире.

— Ты хоть знаешь, сколько законов ты этим нарушил? – спросил я, сделав кислую мину. – Дружок, да за такое тебя не только арестуют… расстрелять на месте могут.

— Мы думал, что вы цивилизованный мир, и не станете стрелять беззащитных созданий, — расстроилось существо.

— Ну, может здесь я палку немного перегнул. Стрелять в тебя никто не станет, — согласился с ним я. – Но арестовать тебя все-таки придется.

— За что? — удивился трайфорианец. – Мы ведь ничего не сделал?

— Ну, это уже не мне решать, — развел руками я, и отхлебнул из своей чашки уже остывший чай. – Сделал ты там, чего или не сделал. Где портал, то хоть пробил?

Трайфорианец ничего не ответил. Однако я успел заметить, что он бросил взгляд в сторону холодильника. Тем самым дав мне понять, что портал внутри. Открыв дверцу, я увидел аккуратную круглую дыру в пространстве, мерцающую синим цветом и гудящую, как старый трансформатор. Хотя, может это мотор холодильника зашумел, не знаю? Она проходила как раз через заднюю стенку холодильника, рядом с открытой банкой майонеза и тарелкой винегрета.

— Да уж, — цокнул языком я. – Аккуратная дырочка. Чем хоть делал-то?

Триединый, молча, показал мне циркулярную пилу скромно стоящую в уголке кухни.

— Оригинально, — подметил я. – Даже я бы до такого не додумался.

— Что теперь с нами будет? – несколько испуганно спросил трайфорианец.

Я пожал плечами.

— Еще раз повторяю – без понятия, — честно ответил я. – Может, оштрафуют, может быть посадят на год, два. Не я этими вопросами занимаюсь. Вот когда попадешь в нашу контору, там все и спросишь, где какая рыба и почем.

— Мы никуда с вами не пойду, — твердо сказал нарушитель закона.

Я покачал головой.

— Спорим на шелбан, что пойдешь?

— Нет! – грозно ответил триединый, кидая в меня ножом.

Но я вовремя это подметил и двинуться немного в сторону. Орудие просто шмякнулось об стену. Затем в ход пошли вилки и ложки. Но я и от них успел увернуться, не вставая со стула. Тогда Трайфорианец, что-то пробубнил себе под нос и вновь разделился на три составляющие. Затем все трое пошли на меня, отчего мне пришлось отступать назад, пока я не уперся в запертую дверь. Скотина. Когда он дверь то успел закрыть. Ну, что поделать. Раз отступать некуда – придется драться.

— Дашка, ну где же ты? – спросил я скорее самого себя, так как сама она меня сейчас явно не услышит. А трайфорианец видимо был настроен агрессивно и без боя сдаваться не собирался.

— Мы не сдамся без борьбы, — повторили мои мысли все три проекции и начали атаковать.

Я, оказался тоже не лыком шит и с достоинством, противостоял его (или их?) ударам. Нет, конечно, я не терминатор, и пару раз мне от него хорошенько прилетело. Одна из сторон трайфорианца двинула мне в челюсть, другая со всего маха ногой в живот. И если бы я не успел сгруппироваться, то точно он сломал бы мне пару ребер. Я старался не атаковать это существо, так как думал, что оно завладело Татьяной и использует ее в своих корыстных целях. Знает же, зараза, что женщин я не бью.

— И не стыдно тебе, так подло прикрываться ни в чем не повинной девушкой? – укорил я его, пропуская очередную серию ударов.

— На войне, все средства хороши, — ответили одновременно все три проекции, продолжая драться. – Тем более, что я использую только ее голографическую копию. Сама особь, спрятана нами в шкафу и отключена, усыпляющим газом.

— А-а-а… — протянул я, уворачиваясь от удара поддых. – Так бы сразу и сказал. А я думаю-гадаю, бить или не бить, в чем же вопрос. – И с разворота въехал, первой проекции прямо по уху. Отчего, все трое, одновременно отлетели в одну сторону. Ага! Кажется, я разгадал его секрет: хоть это существо и разделилось на три части, оно все равно оставалось единым целым. И поэтому каждая проекция ощущает одно и то же, что и две остальные. Это мне на руку. Меньше возни с ним будет. – Бить, — ответил я, на свой же поставленный вопрос.

На лице трайфорианца появилась гримаса боли, вперемешку со злобой.

— Мы никогда, не проигрывал, — сквозь зубы процедили все три проекции. Затем вновь пошли в атаку. На этот раз мне повезло немного меньше: одной из проекций удалось ударить меня в солнечное сплетение, от чего я на мгновение скрючился, пытаясь прийти в себя. Этого мгновения, трайфорианцу было вполне достаточно, чтобы две другие его части поставили мне подножки, тем самым повалив на пол. Затем, те же самые проекции стали держать меня за ноги и за руки, чтобы я не мог пошевелиться, а третья тем временем, взяла в руки свою циркулярную пилу.

— Нам очень жаль, но ты не оставил нам выбора, — говорил он включая свой инструмент и подошел ко мне. Затем занес рычащий инструмент надо мной, словно Дамоклов меч. – Раз ты не хочешь пойти нам на уступки, тогда нам придется убить тебя.

— Ну что ж. Надо так надо. Не спорю, — согласился с ним я, быстро придумывая план своего спасения. – Только вот врятли у тебя это получиться, — и в этот момент я сильно дернулся вправо, тем самым чуть наклоняя над собой одну из проекций, в то время как другая его часть, пыталась меня распилить. И так уж получилось, что одна проекция, отпилила голову другой. Крови не было. Только страшный предсмертный вопль трайфорианца и превращение его в сноп искр. После чего, была яркая вспышка света, а когда все рассеялось, ни одной проекции не осталось. Слава Богу, что я успел увернуться, от падающей и все еще рабочей пилы. Затем встал и отряхнулся. В это же мгновение, закрытую дверь снесли и в кухню ворвалось пятеро мужиков во главе с Дашей. Четверо из них были в камуфляжах и с автоматами, у одного, одетого в гражданское, в руке была папка. Увидев, что со мной все в порядке, что я жив, здоров, она радостно кинулась мне на шею.

— Я не понял? Что за дела? — возмущенно спросил один из камуфлированных. – Где нарушитель? Зачем вызвали?

— Тихо, — успокоил их мужик с папкой. При детальном рассмотрении, я понял, что это Леха. Только вид у него, был немного уставший. Конечно. Мы ведь его в такую рань вызвали. С чего ему быть довольным. – Сейчас мы во всем разберемся, — затем он обратился ко мне. – Александр, будьте так любезны, объясните нам, какого хрена здесь произошло?!

Пока мы рассказали им, что здесь видели и что произошло. Пока нашли настоящую Таню Терехову, действительно спрятанную шкафу. Пока Леонид все запротоколировал. Пока… В общем, пока все разрешилось, наступило утро и мы собрались расходиться. Но Таня гостеприимно предложила нам немного задержаться и выпить чаю.

— Спасибо, конечно, но нам нужно бежать, — вежливо отказался Леха, давая условный сигнал своим ребятам. Те быстро закрыли портал, собрали все улики и молча удалились. Леонид, в свою очередь, вежливо откланялся. – Был очень рад с Вами познакомиться, всего доброго (это он Тане). А вас двоих (это он мне с Дашей), я буду ждать сегодня в своем кабинете. Подробно мне все расскажете. Особенно ты (это он мне). Счастливо оставаться. – И откланявшись Леха, отправился вниз.

Закрыв за ними дверь, мы с облегчением выдохнули.

— Фух! Ну, наконец-то все благополучно разрешилось, — счастливо сказала Таня. – Я думала вечность просижу в этом шкафу. А где пришелец?

— С чего ты взяла, что это был пришелец? – поинтересовались я и Даша.

— Ну как же? – удивилась Таня. – Все что я помню, это только что из холодильника постучали. Я вначале сильно удивилась, но потом открыла. Передо мной появилось нечто яркое и как бы улыбающееся. После чего я закричала и отключилась. А дальше вы сами все знаете.

— Да уж, — переглянулись мы с Дашей. – Знаем.

— Ну, так, куда подевалось это существо? – не унималась хозяйка дома.

— Видишь ли Таня… — начала Дарья.

— Он сел в свою космическую тарелку и улетел, — дополнил ее я.

— Слушайте, вы врете, — серьезно сказала Татьяна. – Я вам не верю. Я хочу знать правду.

Я с Дашей опять переглянулись.

— Хорошо. Мы расскажем тебе правду, — пообещали ей мы, — только ты должна пообещать нам две вещи.

— Какие? – нетерпеливо спросила она.

— Во-первых, этот разговор должен остаться строго конфиденциальным. То есть только между нами, — сказала Дарья.

— А во вторых?

— А во-вторых, никогда больше не врубай музыку так рано утром! – прикрикнул на нее я. – Это же издевательство над окружающими!

— Хорошо, — грустно сказала она. – Больше не буду.

— Вот и ладненько, — улыбнулись мы. – Давай ставь чайник.

Ну и за чашкой чая, мы поведали ей, что мы из тайной организации регуляторов измерений, что мы охраняем покой и сон, таких же обычных людей как она, что мы предотвращаем пространственно-временной коллапс, ну и так далее. Вначале она слушала нас очень внимательно, но в конце выдала: “Да ладно. Правда, что ли?”. Нам ничего не осталось, как только просто развести руками. Мол, не хочешь, не верь. Тебя никто не заставляет. Далее наша беседа с ней шла в непринужденной домашней обстановке, пока мы не осознали, что уже опаздываем и нам пора на службу. Единственное, что осталось непонятно: почему трайфореанец сбежал из своего мира? Хотя мало ли причин? Может он дезертир какой-нибудь? Или нарушитель спокойствия. Ладно. Разберемся, как-нибудь…

Добавить комментарий