СВОЁ ДЕЛО

Лексиус Рес Алексиш

Своё дело

Мои герои так же одиноки, как и я.

1. Толстяк

— Это исключено. Никакой утечки информации быть не может, — уверенно заявил молодой человек в аккуратном костюме.

В ресторане было тихо. Посетителей — совсем немного. Собеседник элегантного молодого человека оглянулся по сторонам. Вытерев большим белоснежным платком выступивший на лбу пот, переспросил:

— Точно?

— Даю честное слово. За качество работы отвечаю. Никакой утечки информации с моей стороны быть не может. Того же я требую от Вас. Если Вы согласны, то давайте обсудим детали.

— Да, да, — засуетился заказчик, полный лысоватый человек в тёмном костюме, носить который ему, видно, было неудобно (уж слишком тёплый для лета). — Давайте обсудим детали.

Молодой человек отчеканил:

— Рассказываете суть проблемы. Если я берусь за дело — расчёт вперёд — немедленно. Наличными. Столько, сколько я указал в электронном письме. После выполнения работы Вы исчезаете. Устраивает?

— Да… вполне…

— Тогда рассказывайте.

Последовал длинный монолог, который молодой человек внимательно выслушал. Слушал, не перебивая, не переспрашивая и не уточняя, лишь иногда понимающе кивал головой.

— Всё это произошло самим собой… — начал заказчик. — Случайно… В общем…

Толстяк ослабил узел галстука, сделал глоток воды из стоящего на столе стакана и продолжил:

— В общем, я работаю в одной крупной организации… Работа моя связана с деньгами… С большими деньгами… И вот, месяца два назад я наткнулся на счёт неизвестного происхождения… Там было очень много денег… Я получаю достаточно, чтобы прожить, но на мою зарплату не разгуляешься… Понимаете? Бес попутал… Захотелось сладкой жизни… Перевёл немного… Ну как сказать немного… По сравнению с тем, сколько там было — и незаметно… А для меня… Я за год столько не получаю… Представляете сумму? А перевёл, кстати, тоже не просто так — открыл несколько счетов в разных банках, перевёл туда, а оттуда — на несколько счетов, пару случайных и на свой, конечно… Я думал, что никто не догадается… И действительно, до определённого момента я беззаботно тратил деньги на еду, питьё, ну, и другие плотские утехи… Вы меня понимаете, да? Я не экономил ни на чём… Да что там! Я ни в чём себе не отказывал! Деньги быстро закончились… Перевёл ещё… По той же, умной, схеме… Потом ещё… Но вот, три дня назад получаю электронное письмо с неизвестного мне адреса… Ну, а в том письме написано, мол, мы знаем, что… В общем, дали неделю, чтобы я вернул… А если не верну…

Опять надпил воды, огляделся по сторонам. Продолжил:

— А отдавать нечего уже… Всё потратил… Ну, почти всё… Вот, Вам за работу и ещё немного останется… Помогите, пожалуйста… Они до меня доберутся…. Не могу представить, что они могут со мной сделать… Помогите…

В воздухе повисла пауза. Толстяк закрыл своё пухлое лицо руками. На одном из толстых пальцев блеснул массивный золотой перстень. Молодой человек сидел без какого-либо выражения на лице. Руки, скреплённые в замок, положил перед собой. Такая ситуация с ним возникала не раз, и уже по собственному опыту (прежде приходилось руководствоваться наставлениями из учебников по психологии) он знал, что здесь нужно выждать. Когда толстяк пришёл в себя, смочил горло ещё одним глотком ледяной воды и обмахнул платком раскрасневшееся лицо, молодой спросил:

— Близкие родственники у Вас есть?

Толстяк ответил:

— Нет.

— Это хорошо. Так будет значительно проще. Друзей много?

— Ну, друзей как таковых нет… Так, приятели по работе…

— Кто-нибудь из них знает о том, что Вы мне рассказали?

— Да Бог с Вами! Я что, похож на идиота?

Молодой подумал, а чем, собственно, не идиот? Украл деньги, просадил их, а теперь рассчитывает уйти безнаказанным. Было бы всё так просто!

Но, подумав одно, молодой сказал совсем другое:

— Не всё так плохо. Я обещаю помочь. Деньги принесли?

— Да, конечно! — толстяк засуетился. Доставать из-под стола дипломат было для него тяжёлым занятием — уж сильно мешал живот.

Когда всё же достал, поставил его на колени, щёлкнул замками, немного приоткрыл и достал оттуда две пачки банкнот. Со словами «Вот. Как договаривались» протянул их молодому. Пока тот прятал гонорар во внутренний карман пиджака, толстяк опустил дипломат обратно на пол.

— Теперь Ваш паспорт, — сказал молодой.

Толстяк протянул карточку. Молодой проверил голограмму, внимательно посмотрел на фотографию, сравнил её с оригиналом, сидевшим перед ним, запомнил идентификационный номер. Паспорт был хорошим — с московской пропиской и разрешением на выезд из страны. Даже немного жаль такого.

— Завтра он Вам больше не понадобится. Завтра Вы уже будете Никем. Итак, вот план действий.

Заказчик машинально сделал выпад вперёд. Это означало то, что он весь во внимании. Молодой мерным голосом начал рассказывать о дальнейших действиях:

— Завтра Вы как ни в чём не бывало идёте на работу. Единственное, в дипломате у Вас будут не бутерброды, как обычно, а самое ценное и необходимое, что у Вас есть. Самое главное — деньги. Только наличные. Никаких документов. Из украшений — только ширпотреб. Я вижу у Вас на пальце кольцо. По нему Вас можно опознать. После работы придётся его выбросить. Но только после работы! Чтобы не возникло вопросов у коллег. Итак, когда закончится рабочий день, Вы оставляете свой паспорт у компьютера так, чтобы издалека его не было видно. Выходите из здания. Отходите пешком на приличное расстояние. При этом убеждаетесь в отсутствии слежки (ну, там возле витрин можно постоять, только не долго). Затем выбрасываете в мусорный бак пропуск на работу, перстень и ключи от квартиры. Спускаетесь в метро. Доезжаете до вокзала. А там — на электричке или автобусе едете, куда душе Вашей угодно. Потом можно путешествовать и на попутках. Остальное сделаю я. Вам всё понятно?

— А как же я без документов? Может Вы сделаете мне новые?

— Я этим не занимаюсь. Ещё вопросы есть?

— Квартира. Что будет с ней? Может её продать?

— Ею придётся пожертвовать. Нужно слишком много времени, чтобы оформить все документы, а самое главное — зачем нам лишние ниточки?

— А как мне с Вами связаться? Ну, например, если возникнет какая-нибудь так сказать внештатная ситуация…

— Никак. Мы с Вами больше не увидимся. Тем более никакой внештатной ситуации быть не может. Ещё есть вопросы?

Толстяк подумал и выдавил из себя:

— Нет. Больше нет вопросов.

— Тогда может быть поужинаем? Мясные блюда здесь готовят так вкусно, как нигде в другом месте — просто пальчики оближешь!

— Нет, нет, — засуетился толстяк. — Я в последнее время уже и не ем, и не сплю. Переживаю сильно. Понимаете?

— Ну как знаете. А я не откажусь. Всего Вам доброго и удачи!

Толстяк встал из-за стола, неуклюже нащупал свой дипломат. Поклонился собеседнику и направился к выходу. Молодой же поднял руку — позвал официанта.

2. Немец

Дело с толстяком оказалось не слишком сложным. Можно сказать, это была стандартная процедура стирания всех данных о человеке.

Во-первых, необходимо удаление из базы данных государственных учреждений. Так как было установлено, что толстяк ранее не привлекался, то такими учреждениями были только паспортный стол, налоговая и квартирная службы. Зная идентификационный номер и пароль к базам данных, а также имея специальное программное обеспечение и соответствующие навыки по работе с ним, удаление не составило труда.

Во-вторых, нужно было почистить рабочее место. Изготовив пропуск и переодевшись техником, стиратель получил доступ к компьютеру заказчика. Закрыл все счета, удалил всю почту, очистил историю. Зашёл в систему под другим именем и удалил из всех баз организации все упоминания о своём заказчике. Уходя, забрал паспорт.

В-третьих, необходимо было заехать на квартиру заказчика. Магнитный замок препятствием не оказался — сдался с первой же попытки. Сначала стиратель почистил компьютер. Почистил так же, как и на работе. Здесь всё оказалось даже проще, так как не пришлось тратить четверть часа на взлом пароля — его просто не было. Чистить компьютер нужно было тоже с умом. Бездумно отформатированный диск вызвал бы много подозрений. Почистив компьютер, проверил материальные документы. Хоть таких осталось и мало (на смену пришли виртуальные), они ещё существовали, и об этом забывать не стоило. Но ни писем, ни других бумажных или пластиковых документов в квартире найдено не было. Можно было уходить.

Символическим завершением работы считалось уничтожение с помощью шредера паспорта заказчика.

Дело сделано. Двадцать тысяч всего за один день. Побольше бы такой работы! Но заказов, подобных этому, было лишь 10-15 в год… Остальные же заказы были просто детскими, и с каждого получалось зарабатывать не более тысячи. Хотя мороки было на порядок больше. Так, приходилось удалять сообщения из десятка чужих почтовых ящиков. И всё ради того, чтобы кому-то не быть скомпрометированным перед женой/мужем, невестой/женихом, детьми/родителями, подчинёнными/начальством. Или же вот ещё одна статья дохода — удаление анкет различных социальных сетей. Причины заказов были самые различные — кому-то не нравилась чья-то анкета, или кто-то хотел удалить анкету погибшего родственника или близкого человека… Это были вообще копеечные заказы. Но не браться за них было грех. Работы мало, а человеку (то есть заказчику) приятно.

Завершив работу с толстяком, стиратель было расслабился, но тут заметил, что его электронный почтовый ящик удалён. «Бог с ним, с ящиком!» — подумал стиратель. — «Есть ещё несколько. Но что бы это могло значить?!»

Версия была лишь одна. И она была неутешительной — кто-то пытается стереть данные о том, кто сам стирает данные. Но кто это может быть?

Стиратель подумал, что раз это связано с работой (связанным с чем-то другим это быть не могло), то вряд ли кто-то из недовольных готовил бы отплату более года. Следовательно, нужно вычислить того, кто связан с каким-то заказом этого года. Последним делам можно присвоить минимальный приоритет, но исключать не стоит. Тот же толстяк… Он только пустился в бега, и, даже если он попался, раскрутить ниточки до исполнителя вряд ли кому удалось бы. Тем более так быстро. С другой стороны толстяк провинился перед серьёзными людьми, а на них, скорее всего, работают лучшие специалисты. Ну да ладно… Итак, какие серьёзные дела кроме дела толстяка были в этом году? Их было немного. Но они-то являлись стандартными процедурами — чтобы оставить следы или зацепки нужно постараться

Стиратель склонился над столом, поставил локти на стол, за которым сидел, помассировал большими пальцами виски. «Не понятно», — сказал он себе. Затем откатился на своём кресле от стола, открыл ящик и достал оттуда пачку сигарет. Раздобыть их в Москве конца двадцать первого века хоть и сложно, но всё-таки возможно, особенно если есть деньги. Вообще, стиратель не понимал, почему курение сигарет и сигар запрещено, в то время как курение кальяна не только разрешено, но и является такой же обыкновенной процедурой, как, например, утреннее кофе. Щёлкнула зажигалка, и вскоре комната наполнилась белым ароматным дымом. Откинувшись на спинку, стиратель просчитывал варианты. Докурив, решил прекратить рассуждения и остановиться на пока что наиболее вероятном варианте.

Дело немца стиратель провёл в самом начале года. Многие из россиян ещё не успели отойти от праздников, а стиратель уже получил заказ. Ещё бы — заказ ведь от иностранца! Электронное письмо на немецком языке при чтении не вызвало затруднений — этот язык стиратель знал досконально. Суть письма была следующей. Некий немец желает баллотироваться в мэры одного из крупных городов, но не хочет, чтобы его конкуренты узнали и использовали против него информацию о том, что его предок был нацистским ублюдком. Так как информация почти 150-летней давности, то, естественно, документы хранятся в национальном архиве в материальном виде. Стирателю же необходимо уничтожить эти документы, даже если конкуренты политика ничего об их существовании не подозревают. Гонорар, предлагаемый за работу, был нешуточным — двести тысяч. И не деревянных! Так что, заказ с гонораром в сто раз большим среднего гонорара за такое самое дело в России выглядел очень заманчивым.

Добавить комментарий