ДАР МАСТЕРА

Где-то на Земле есть один город. Если посмотреть на него со стороны – то ничего особенного, город как город. Те же дома, те же улицы, те же деревья…. Но, стоит пройтись по его мозаичным мостовым, и ты сразу понимаешь, в чем его отличие от остальных городов, существующих в мире. В этом городе люди всегда веселы и приветливы. Кого-бы ты не встретил, тебе всегда улыбнуться, если нужна помощь – с радостью помогут. Отовсюду постоянно слышен смех, доносятся звуки музыки и отголоски песен.
Когда попадаешь в этот город в первый раз, кажется, что попал к сумасшедшим, которые только то и делают, что развлекаются. Но, пробыв среди них хотя бы несколько дней, ты понимаешь, что это такие же люди, как и ты. Им тоже бывает больно, грустно, страшно… Просто и боль, и грусть, и страх у этих людей светлые. Свои тяготы или неурядицы они воспринимают не как наказание, а как награду. Не ноют, не жалуются, а всегда идут вперед, тянутся к свету. Потому и нет в этом городе места для тяжелых дум и отвратных мыслей… Потому и дышится так легко…
Многие приезжие часто спрашивают у горожан из-за чего их город такой особенный? В ответ жители города только пожимают плечами. Для них это так же естественно, как дышать… «Вы же не спрашиваете – почему ветер дует или солнце светит. Вот и мы – просто живем, такие, какие есть…» — иногда можно услышать от них. И лишь старый хранитель городского музея, таинственно улыбается в свои густые усы, слушая подобные вопросы. И всегда оглядывается на маленькую башенку, что на крыше ратуши, расположенной на центральной площади города. Из этой башни каждый час появляется маленький трубач и играет. Так в городе отмечают время. А сам трубач уже давно стал талисманом и символом города и главным предметом гордости горожан. Так вот – хранитель точно знает, в чем секрет его города. Ведь все началось с этой маленькой башенки и ее трубача. А дело было так…
*****
Когда-то этот город был такой же, как и другие города мира. И люди в нем были такие же, как и везде – добрые и злые, красивые и уродливые, со светлыми сердцами и темными душами… В общем, обычный город, обычные люди… Но, все ж была одна особенность – жил в то время в городе один паренек. Или, как называли его все горожане – Мастер. Это был обычный молодой человек, почти неотличимый от сотни таких же парней этого города. Но если бы не это «почти», то и не было бы нашей истории. А отличие его состояло в том, что этот паренек дружил с Мыслями. Их было несколько – Добрая мысль, Ученая, Веселая и Мудрая. Мысли постоянно кружили вокруг Мастера. Иногда по одной, иногда все вместе. Ученая мысль подсказывала разные идеи, которые Мастер затем воплощал в жизнь, радуя горожан. (Ведь его изобретения приносили ощутимую пользу городу, облегчая тяжелый труд жителей.) Мудрая помогала принимать верные решения в разных ситуациях. Добрая мысль появлялась каждый раз, когда Мастер делал что-либо для своих друзей или города. Веселая мысль помогала на все смотреть с улыбкой и не расстраиваться по мелочам. Никто в городе не догадывался, что Мастер дружен с Мыслями. Жители просто радовались его поделкам и любили веселого и отзывчивого парня. Но были среди горожан и те, кто ему завидовал. «Вы посмотрите на него», — шипели они за его спиной, — «И в руках все горит, и веселый всегда. Помогает всем, кто ни попросит. И любят все его, чуть ли на руках не носят! А мы, что – чужие?! Мы тоже хотим, чтобы нас любили…» Но этих людей почему-то никто не любил, наоборот, где бы они не появлялись, их отовсюду прогоняли. А кому понравится, когда в ответ на приветствие слышно только злобное или угрюмое ворчание? И так далее, в том же духе. В ответ эти люди еще больше озлоблялись, и все больше завидовали доброму Мастеру.
Мастер старался не обращать внимания на нападки этих людей, но со временем стал все чаще задумываться – от чего эти жители такие? Ведь они ничем не отличаются от других горожан. Зато каждый из них считает, что его в чем-то обделили или не заметили его заслуг. Мастер видел, что эти люди вовсе не такие плохие, что они пытаются сделать что-то хорошее для других, но всякий раз их как-будто под руку толкают – и вместо доброго слова, они говорят злое. Или, пытаясь помочь, делают только хуже…
Однажды Мастер поделился своими наблюдениями с подружками-Мыслями. Мысли долго молчали, шептались между собой, а потом вперед вышла Мудрая мысль и начала рассказывать:
— Понимаешь, у нас есть еще одна сестра – Злая мысль. Это она, приходя к этим людям, заставляет их делать все эти гадости.
— Но людей же много, а она одна! – удивился мастер, — как же она повсюду успевает?
— Во-первых, как всякая мысль, она мгновенна, — взяла слово Ученая мысль. — А во-вторых, Злая создала себе помощников – Отвратные мысли. Там, где она не успевает сама, появляются они.
— А почему они никогда не приходят ко мне? – перебил Ученую мысль мастер.
— Потому, что ты сам по себе добрый. Внутри тебя свет. Пробиться сквозь него не могут ни Злая мысль, ни ее создания – Отвратные. Твой свет для них губителен. Попадая в него, они исчезают. К тому же, рядом с тобой всегда кто-то из нас. А это тоже мешает пробиться к тебе, — объяснила Мудрая мысль.
— Уничтожить вашу сестру невозможно, я правильно понимаю? – спросил вдруг Мастер.
— К сожалению, правильно, — вздохнула Добрая мысль, — пока на Земле есть хотя бы один человек, в сердце которого мрака больше чем света, будет существовать и Злая сестра вместе со своими помощниками.
— Значит надо что-то придумать. Какое-то место, куда можно было-бы запереть этих злюк! И что-то такое, что охраняло бы горожан от их воздействия и помогало с ними бороться. У меня есть свет, который меня защищает, значит надо как-то поделиться этим светом. Нельзя же оставить людей без помощи, — как-то очень тихо проговорил Мастер.
Есть у меня идея одна, но мне нужна твоя помощь, — обратился он к Ученой мысли. Остальные кружили рядом и молча слушали, что придумал Мастер.
Несколько дней Мастер провел в раздумьях. Но, вот, идея, рожденная совместно с Ученой мыслью была сформирована и Мастер принялся за работу.
В течение недели горожане слышали, как в доме Мастера что-то стучит, гремит, взрывается. Мастер почти не спал и не ел эту неделю – так он увлекся своей задумкой. Но все подходит к концу. Закончил свою работу и он.
Одним ранним весенним утром. Мастер вышел из дома и направился к городской ратуше. В руках у него был сверток с чем-то непонятным. Люди, попадающиеся ему по дороге, провожали его любопытными и недоуменными взглядами, им было очень интересно – какую новую игрушку придумал Мастер для города? А Мастер тем временем пришел в Ратушу и попросил Управителя о встрече.
Управитель знал Мастера и любил его, как и каждый житель в городе, поэтому долго ждать встречи не пришлось. Спустившись в зал, Управитель увидел Мастера, сидящего за столом. Перед Мастером стояла скульптура, выполненная в виде трубача. Трубач, выкованный из светлого металла, был отполирован так, что в него можно было смотреться как в зеркало. В руках он держал небольшой горн. — Что это? – спросил Управитель. — Это Трубач. Наш новый символ города, — спокойно ответил Мастер.
 — А зачем он нам? Вроде и старый неплох… — удивился Управитель.
— Понимаешь, я тут много думал в последнее время. О разных вещах. Например, о добре и зле… Не смейся. Я знаю, что это звучит очень пафосно. Так вот, ты, наверное, замечал, что у нас в городе живут люди, которые вроде бы и хорошие, вроде бы и пытаются делать полезные вещи, помогать окружающим, но каждый раз их будто кто под руку толкает, и вместо добра получается только зло? Мастер замолчал и вопросительно посмотрел на Управителя.
— Да, я знаю таких, — задумчиво ответил Управитель. — Я долго пытался понять, отчего так происходит, — тихо проговорил Мастер. Его взгляд был устремлен куда-то в пространство, а руки, казалось, жили своей жизнью: пальцы то сплетались, то расплетались, то вдруг сжимались в кулаки, будто сведенные судорогой. Управитель хотел обратить внимание Мастера на его руки, но нечто, появившееся в глазах молодого человека, удержало Управителя от слов, а Мастер тем временем продолжал:
— И пришел к такому выводу – их одолевают Злые и Отвратные Мысли. Это они их толкают, заставляют говорить и делать неприятные вещи. Я не хочу сказать, что эти люди не виноваты. Виноваты и еще как.
Руки Мастера в очередной раз сжались в кулаки, да так, что костяшки пальцев побелели. Взгляд, устремленных в пространство глаз, стал колючим.
 «Что же с тобой случилось, мальчик мой? Чем тебя так ужалили эти Злые мысли или как их там, что ты сам не свой?», с тревогой думал Управитель, разглядывая Мастера.
— Они виноваты в том, что пустили в себя эти мысли. Не захотели с ними бороться, сдались им. Ведь так жить проще. А день за днем бороться со всем, что тебе нашептывают Отвратные или Злые мысли, очень тяжело. Ежедневно быть хорошим, добрым, веселым – это тяжелая работа, да еще никем и неоплачиваемая и не ценимая никем. Кроме тебя самого.
Голос Мастера стал еще слышным, глухим. В нем сквозила какая-то затаенная боль.
 «Да что же с тобой приключилось?!», — изумился про себя Управитель, — «куда делся тот веселый молодой человек, которого я всегда знал?! Что происходит в моем городе?!»
А Мастер вдруг встряхнулся, перевел взгляд на Управителя, потом на свои руки. С некоторым удивлением посмотрел на свои сжатые кулаки. Разжал, сведенные судорогой, пальцы, вздохнул, на миг, опустив голову. Затем поднял и продолжил уже своим обычным, чуть хрипловатым голосом:
— Так вот, когда я все это понял, я решил придумать ловушку, в которую можно было бы ловить такие мысли. Что-то вроде Тюрьмы для Отвратных мыслей. Мастер как-то криво усмехнулся и продолжил: — Вот я и смастерил этого Трубача. Это моя Тюрьма Отвратных мыслей. Мастер придвинул Трубача ближе к Управителю. Управитель с интересом разглядывал стоящую перед ним фигуру.
— И как же она будет ловить эти мысли? – поинтересовался Управитель, — это же просто кусок металла?
 -Очень просто. Сейчас я тебе все расскажу. – Мастер заметно повеселел. – Только у меня есть просьба – ты не будешь меня ни от чего отговаривать, я уже все решил и это будет напрасная трата времени… Ты обещаешь мне? – Мастер внимательно смотрел на Управителя, а тот растерянно разглядывал Мастера. Что он мог ему ответить? Потому Управитель лишь беспомощно пожал плечами
– Я постараюсь, конечно, но как я могу обещать, если я не знаю о чем идет речь? – и Управитель снова пожал плечами.
— Ладно, ты меня поймешь – отмахнулся Мастер – а теперь слушай. Раз это Трубач, значит, он должен играть. Правильно? Мы установим его в маленькой башенке на верху ратуши. Наш трубач станет своеобразными часами для города. Каждый час он будет выезжать из башенки и играть. На каждый час свою мелодию. Со временем горожане привыкнут, и всегда будут знать, сколько сейчас времени – Мастер замолчал, переводя дыхание.
Управитель решил воспользоваться возникшей паузой и спросил –
— А причем тут Тюрьма Отвратных мыслей? И почему я не должен тебя отговаривать? Наоборот – мне твоя идея очень нравится. Городу давно нужны хорошие часы…
— Погоди – перебил его Мастер – ты не выслушал главного. Теперь я расскажу непосредственно о Тюрьме. Не перебивай меня, пожалуйста.
Мастер посидел несколько минут молча, собираясь с мыслями. Было видно, что принятое решение далось ему очень и очень нелегко. Управитель продолжал разглядывать Мастера с немым изумлением. Он никогда не видел этого человека в подобном состоянии. Мастер выглядел как человек, который долго и мучительно принимал какое-то важное для него решение. Управителю показалось, что и сейчас, несмотря на непонятные фразы о ненужности отговоров, Мастер все же ждет, чтобы его переубедили, заставили отказаться от принятого решения.
«Да что же происходит, в конце концов! Что с тобой случилось?! Что ты такого придумал?!» — с некоторым раздражением подумалось Управителю. «Зачем тебе сдалась эта Тюрьма, будь она проклята! Жили мы как-то с этими мыслями, да и дальше бы жили. Что ты выдумал, что тебя самого эта выдумка гнетет и к земле прижимает?», напряженно размышлял Управитель. Пока Управитель пытался понять, что происходит с его другом, Мастер выпрямился и посмотрел на Управителя своим обычным взглядом, в котором всегда сквозили искорки света. Управитель аж опешил внутренне, увидев произошедшие изменения. Если в начале разговора Мастер производил впечатление угнетенного и подавленного человека, то теперь Управитель видел перед собой абсолютно спокойного и уверенного в себе парня. Человека, который наконец-то внутренне примирился с собой, который полностью принял решения и теперь пойдет до конца. Чтобы воплотить их в жизнь. Мастер выглядел теперь таким умиротворенным, что Управителю показалось, что он видит неяркий ровный свет, окружающий Мастера. Управитель на миг ощутил покой и радость, идущую от этого света. А Мастер поднялся, подошел к трубачу и открыл небольшую дверцу, расположенную на груди фигуры и сказал –
 — Вот она – Тюрьма Отвратных мыслей.
— Но там же ничего нет?! – изумился Управитель.
— Это пока. Сейчас ты все поймешь. Мастер погладил трубача и повернулся к Управителю – — Я тебе говорил, что я много размышлял на эту тему. И вот, что я понял – тьму можно прогнать только светом, ненависть можно вылечить только любовью… Значит, моя тюрьма должна состоять из чего-то доброго и светлого, что будет притягивать эти мысли и запирать их в себе. Трансформировать в нечто хорошее и прекрасное.
— И где же ты возьмешь это хорошее и светлое? – тихо поинтересовался Управитель. Он начинал понемногу догадываться, что он услышит дальше. И эта догадка ему совсем не нравилась.
— Это было самым сложным – согласился Мастер. – Я долго бился над этим, а потом мне случайно (или не случайно) попала в руки книга одного древнего мудреца. В ней я нашел, то, что искал – описание подобной ловушки. Очень подробное описание. Так вот, в книге говорилось о том, что только человеческое сердце несет в себе этот чистый свет добра и любви. Вот я и подумал… Нет. Нет. Не перебивай меня. Я знаю, что ты хочешь сейчас сказать. Я сейчас почему-то, все знаю или чувствую – не знаю как правильнее.
Управитель внимательно посмотрел на Мастера, вздохнул и промолчал. Он уже понял, какое решение нашел Мастер, а также он понял, что отговаривать его действительно бесполезно…
 — Пойми, — продолжал тем временем Мастер, — я знаю, что я не самый лучший и достойный, но скажи мне – если я найду такого достойного, неужели у меня поднимется рука убить его?! Да, все можно оправдать. И убийство в том числе. Я могу этому человеку даже рассказать, почему я хочу его убить. Возможно, он оценить мой благородный порыв и сам согласиться на это. Но что он будет видеть перед собой – своего убийцу. И умирая, он будет чувствовать только страх и боль, а не чувствовать, что он отдает свое сердце для высших целей. А кем я стану для самого себя – убийцей. И ни кем другим. Может быть, цель и оправдывает средства. Но не эта и не такими средствами. И еще одна мысль остановила меня – а чем я буду отличаться от тех, кого одолевают Злые мысли? Поэтому я и решил все сделать сам. Ты не думай – это не жертва, не подвиг. Это просто необходимость. Я просто знаю, что так надо. Это моя идея и воплотить я ее должен сам. Только тогда все получится как надо.
— Скажи, а твой мудрец сам попробовал свой метод? Или он только его придумал? Об этом что-то пишется в этой твоей книге? – с еле заметной иронией поинтересовался Управитель.
— Знаешь, если честно, я как-то об этом не задумывался. Меня захватила сама идея. А воплотил он ее или нет, для меня это не важно. А теперь оставь свое недоверие и сарказм и слушай меня очень внимательно. Я расскажу, что тебе надо сделать…
Мастер и Управитель разговаривали до самого вечера. Удивленные слуги несколько раз заходили к ним, пытаясь напомнить Управителю о каких-то неотложных делах, но старый хозяин города только отмахивался. В итоге слугам пришлось отступиться, они знали характер старика – под горячую руку лучше не попадаться.
*****
 Наступило утро. Один из слуг вошел в зал, где накануне беседовали Управитель с Мастером. Слуга увидел Управителя, сидящего в кресле. Тот выглядел очень уставшим и изможденным. Слуге показалось, что Управитель постарел за эту ночь на несколько десятков лет, а в углу рта залегла скорбная складка, которой раньше не было.
Перед Управителем на столе стоял трубач с поднятым горном в руке. Слуге на миг показалось, что в районе груди у трубача что-то светится, пульсирует – то ярче, то бледнее, как-будто сердце бьется. Слуга моргнул от удивления и еще раз глянул на стоящую фигуру, но ничего не увидел. «Наверное, показалось» — с облегчением подумал слуга и занялся своими делами. В этот момент Управитель очнулся. Он заметил слугу и знаком подозвал его к себе.
— Найди лучших мастеров. Нужно установить эту фигуру на башне ратуши.
— А где наш Мастер, — спросил слуга, — почему он не установит? Это же его работа. Да и вы же всю ночь просидели вместе…
Управитель махнул рукой, приказывая слуге замолчать. Складка в углу рта стала еще глубже и тверже. — Мастер покинул наш город навсегда. Так сложились обстоятельства в его жизни. Этот трубач – прощальный дар городу и его жителям. Распорядись, чтобы фигуру установили к завтрашнему полудню.
Управитель молча поднялся и, сгорбившись, медленно побрел из зала…
Слуга видел, что Управителя что-то очень сильно гнетет, однако больше ни о чем спрашивать он не рискнул. Он постоял еще немного перед столом, разглядывая фигуру трубача и о чем-то напряженно раздумывая. Слуге опять показалось, что он видит свет в груди трубача, пульсирующий в такт биению его сердца. Слуга кивнул сам себе и пошел выполнять распоряжение Управителя.
 ********
Весь город гудел.
— Вы слышали, Мастер покинул нас! Он оставил что-то грандиозное в дар городу…
Со всех сторон слышны были разговоры о странном поступке Мастера и его загадочном даре. Кто-то говорил с сожалением, кто-то с плохо скрываемой радостью.
Над толпой в небе витали Мысли. Им было жаль доброго Мастера, но они надеялись, что их придумка поможет людям и дар Мастера окажется не напрасным. А еще они видели, как над людьми вились Злая мысль и ее помощники – отвратные. Они периодически подлетали то к одному горожанину, то к другому и что-то нашептывали. Одни от них отмахивались, другие прислушивались, при этом лица тех, кто внимательно слушал Злые мысли, становились угрюмыми, напряженными. В таких местах вспыхивали ссоры, в некоторых случаях даже драки. Злая мысль только ухмылялась и потирала руки. Тогда туда устремлялись Добрая и Мудрая мысли – ссоры затихали, драки прекращались, а мысли только еще больше убеждались, как нужен городу прощальный дар Мастера. Но вот настал долгожданный миг.
На площади, перед ратушей собрался весь город. Все смотрели на башню и ждали.
Вперед вышел Управитель.
— Друзья, я займу совсем немного времени, — в толпе раздались смешки, все знали, как Управитель любил поговорить.
— Так вот, — продолжил Управитель, жители успокоились и затихли. Всем было интересно, что же это такое оставил Мастер городу, — как вы все знаете, наш любимый Мастер покинул наш город. Он покинул нас навсегда, – голос Управителя дрогнул.
По толпе пробежал разочарованный гул – Мастера действительно любили очень многие.
— Я знаю, что вы удивленны, что вам непонятно решение Мастера, но это его выбор и его решение. И мы должны уважать его, хотя бы в память о нем, — как-то не совсем понятно проговорил Управитель. Самые внимательные слушатели уловили в этот момент горечь в голосе Управителя. – Но не будем расстраиваться, друзья. Мастер оставил нашему городу свой прощальный дар. Он надеялся, что этот подарок понравится вам и хотя бы иногда вы вспомните о добром Мастере. А теперь внимание! Горожане, собравшиеся на площади, совсем перестали дышать от ожидания возможного чуда. Солнце как раз взошло в зенит. В этот момент дверцы маленькой башенки, наверху ратуши открылись, и вперед выехала фигурка трубача. Люди смотрели на нее во все глаза. На площади стояла такая тишина, что любой неосторожный звук казался, чуть ли не громом. Трубач сверкал и переливался на солнце. Во все стороны брызнули потоки света, отразившиеся от полированной поверхности маленькой фигурки. Однако многим на площади показалось, что в самом центре, на груди трубача свет вроде плотнее и ярче. Этот свет пульсировал, словно отвечая биению сердец, собравшихся на площади. В этот момент трубач поднял горн и заиграл. По площади разлилась тихая мелодия, но эту мелодию слышно было даже в самом отдаленном уголке города. Она плыла по воздуху и казалось, что звуки переплетаются, соединяются с солнечными лучами и воздушными потоками. И вот, это уже не трубач играет, а сама природа, небо, дома, мостовые отзываются на волшебные звуки. Это звучит каждая живая клеточка города.
Люди, находящиеся в этот момент на площади, оказались полностью во власти этой мелодии. У многих по щекам текли слезы.
Управитель устало опустился на ступеньки перед ратушей и смотрел на горожан. Со стороны могло показаться, что эта мелодия на него не действует, но мысли, витающие рядом, знали, что от Управителя исходит тот же ровный свет, бьется сейчас в груди трубача.
 «Мастер и ему оставил свой дар», — тихонечко прошептала Добрая мысль, — «Как же ему будет тяжело!» «Не переживай, он справится. Мастер знал, кого оставлять Хранителем» — так же тихо ответила ей Мудрая мысль. А Управитель, не догадывающийся о беседе мыслей, продолжал рассматривать людей. Он видел, как освещаются их лица, уходит тоска и злоба, во многих он замечал искорки того света, что горел с некоторых пор и в нем самом.
— Наверное, ты прав Мастер, — прошептал Управитель, — поживем-увидем…
А что же Злая мысль с помощниками? Мы как-то совсем забыли о ней. Ведь ради них все это и затевалось, ради них ушел Мастер…
Как отвратные мысли отреагировали на светлую музыку трубача? Сработала ли Тюрьма, созданная гениальным мастером?
Мысли подлетели к Управителю и что-то прошептали ему. Управитель поднял голову и увидел: над некоторыми людьми поднимались темные облачка. Темных пятен было все же меньше, чем ожидал увидеть Управитель, но все же достаточно много, чтобы в очередной раз признать правоту Мастера. А темные облака тем временем, поднялись высоко в небо, затем, подчиняясь чьему-то неведомому велению, собрались в одну большую темную тучу. Это туча гудела и шевелилась, словно рой растревоженных ос.
Управитель наблюдал, как мечется туча, пытаясь противиться волшебным звукам маленького горна, однако музыка, звучащая над городом, оказалась сильнее. Управитель с облегчением увидел, как черная туча злых и отвратных мыслей опутывается сетью, сотканной из звуков и света. Через какое-то мгновение туча дернулась, и понеслась по направлению к трубачу.
Управитель на миг испугался, что этот осиный рой просто сметет маленькую фигурку, но – нет. Туча на полной скорости врезалась в грудь трубача и исчезла. Тюрьма отвратных мыслей сработала на славу. Все злые мысли, живущие в это время в городе, оказались в плену. Еще какое-то время Управитель наблюдал в небе маленькие мельтешащие черные точки, но вскоре исчезли и они. Свет, в который превратилось сердце мастера, полностью поглотил все темные мысли людей. В этот момент музыка стихла. Трубач опустил горн и заехал назад в башенку.
Люди продолжали молча стоять на площади, казалось, что они продолжают слышать волшебную мелодию. Возможно, так оно и было. Только теперь эта мелодия звучала в их сердцах.
 Искорки, замеченные Управителем, сияли теперь гораздо ярче и стало их намного больше, что очень порадовало Управителя. Теперь он полностью понял все то, что Мастер объяснял в их последний разговор – чем больше людей сами захотят избавиться от тьмы, находящейся в них, тем прочнее будет созданная им тюрьма. Свет, исходящий из их сердец, будет подпитываться от света, идущего от трубача и наоборот.
 — Правильно, — прошептала Ученая мысль, — только так и можно победить злые мысли, это просто надо только захотеть увидеть свет. И видеть его во всем и всегда. А это уже тяжело, но твоим горожанам повезло, что у них был такой Мастер.
А люди за это время, пока Управитель размышлял, потихоньку пришли в себя, начали переговариваться, делится впечатлениями.
Управитель снова взял слово.
— Ну друзья мои, как вам дар нашего Мастера. Понравился? Народ восхищенно и радостно откликнулся.
— Вижу, что понравился. Я рад этому. Этот трубач – новые часы нашего города (а заодно и часовой – про себя подумал Управитель). Через несколько дней мы добавим к ним циферблат. Я думаю, все помнят, сколько мы решали, как именно они должны выглядеть? Люди засмеялись. Часы долги годы были камнем преткновения для города. Все хотели установить их, но никак не могли сойтись во мнениях, как они должны выглядеть.
— Так вот, — продолжил Управитель, — Мастер решил эту проблему за нас. Надеюсь, вы не против. Люди одобрительным гулом ответили, что не против.
— Трубач будет выходить каждый час и музыкой будет вас оповещать о наступившем новом часе. Музыка, которую вы слышали сейчас, означает 12 часов пополудни. Всего мелодий 24 – на каждый час своя. Вот так наш Мастер отблагодарил свой родной город и вас, мои дорогие, за всю ту любовь, которую вы ему дарили. А теперь я займусь своими обязанностями, — с улыбкой, — а вас прошу вернуться к своим. Люди еще немного постояли и потихоньку стали расходиться, возвращаясь к своим делам и заботам.
****
Трубач действительно играл каждый час. Днем музыка звучала громче, ночью – тише. Со временем горожане привыкли к новым часам, как привыкают ко всему, что окружает людей в течение их жизни. Но каждый раз, когда звучала мелодия трубача, сердца людей отзывались ей в такт. Хотя сами люди уже и не замечали этого, но это было уже и не важно. Главное – их сердца бились в такт музыке и свету, льющемуся из груди железного музыканта. А Тюрьма Отвратных мыслей становилась все крепче и крепче, подпитываемая любовью и заботой горожан. Конечно, не все жители сумели полностью избавиться от влияния Злой мысли. В некоторых душах тьма сумела сохранить свои семена, прячась в самых тайных уголках, забиваясь еще глубже при звуках волшебной мелодии. Такие люди пытались жить по-старому, пытались продолжать сеять вражду и раздор между горожанами. Но те, в ком пылали искорки света, чьи сердца бились в такт музыке трубача просто не понимали их. На все злые нападки эти люди отвечали только добром и любовью, а горожан, пораженных тьмой, считали просто больными людьми. Больными злобой и ненавистью, завистью и предательством. Потому их надо лечить – лечить заботой и любовью, добром и лаской…
Кто-то действительно излечивался и впускал в себя свет, исходящий из сердца Мастера. А кто-то так и остался безнадежно больным. В душе таких людей зло пустило очень сильные и глубокие корни, и вырвать их можно было только вместе с жизнью.
Такие люди просто покидали город. И слухи о чудесном трубаче постепенно распространялись в других городах, обрастая самыми невероятными слухами.
В город стали приезжать люди, чтобы посмотреть на это чудо своими глазами, услышать волшебную мелодию, о которой им столько рассказывали. Кто-то из приезжавших оставался в городе и становился таким же хранителем, как и все живущие в нем. Кто-то, проникнувшись светом любви и доброты, возвращался к себе и пытался нести его другим. Кто-то уезжал разочарованным – он не увидел света, не услышал волшебства. Зло слишком глубоко жило в нем. Такие люди считали себя обманутыми, но и они несли службу городу – ведь они рассказывали о его жителях, пусть со злостью, пусть с ненавистью, но даже так они привлекали новых людей. И многие из них становились Хранителями Света Любви и тем самым укрепляли хрупкие стенки Тюрьмы Отвратных Мыслей, созданной молодым мастером.
***
Шли годы.
О Мастере, создавшем это чудо, постепенно забыли. Но трубач, как и прежде, выходил каждый час из своей башни и играл. И хоть, злых и отвратных мыслей не становилось меньше, но сердце Мастера, бившееся внутри трубача, хранило жителей города, столь любимого Мастером. А они в ответ хранили его Тюрьму. Хранили своей любовью и светом, жившим в них. Неоднократно город пытались завоевать. Иногда – удачно, но каждый раз происходило одно и тоже – волшебная музыка исцеляла сердца завоевателей или изгоняла их из города.
Шли годы.
 Менялись поколения. Приезжали новые люди и по-старому удивлялись – какой светлый город, какие радостные и доброжелательные его жители. И лишь старый Управитель таинственно улыбался в свои густые усы, когда слышал удивленные восклицания приезжих.
Управитель давно сложил свои обязанности. Теперь он просто Хранитель. Хранитель местного музея, созданного при городской ратуше и хранитель маленького музыканта, живущего на башенке этой ратуши. Только о второй его должности никто не знал, а для управителя она являлась главной.
Уже многие поколения горожан спорили – сколько же ему лет на самом деле. Ведь еще их бабушки и дедушки рассказывали им о старом хранителе и волшебном трубаче…
А Хранитель слушал их и улыбался. Каждый день он выходил на площадь перед ратушей и встречал очередную группу туристов, желающих послушать местные легенды. И он рассказывал, показывал, а в полдень всегда возвращался с ними на площадь. Смотрел, как они заворожено слушают музыку, звучащую над городом. И в который раз передавал туристам легенду о добром Мастере и его прощальном даре…
 А иногда жители видели его, просто стоящим на площади и смотрящим на трубача. Самые внимательные могли заметить, что его губы шевелятся, будто он ведет диалог с трубачом или с его создателем… Если бы они могли услышать его слова, они были бы очень удивлены…
— Ну, Мастер, ну и удружил. Ты бы тогда хоть намекнул по дружески, что даришь мне вечность. Я б тогда сто раз подумал, перед тем как соглашаться на подобное. Хотя, чего уж там — жалеть мне не о чем. Твоя задумка оказалась действенной, ты прав Мастер. Жаль, что такой ценой… Спасибо тебе за все, Мастер. И от меня, и от горожан. От всех, кому ты помог раньше и кому поможешь в будущем. Твоя Тюрьма по-прежнему крепка и по-прежнему дарит свой свет людям. Жаль только, что и тьмы не становится меньше в мире. Хорошо, что хотя бы в нашем городе эта темнота исчезает. И все же я надеюсь, что однажды, тьма, живущая в сердцах людей исчезнет. Надеюсь, что свет, зажженный тобой, зажжет все людские сердца, живущие в этом мире. И тогда я буду свободен. И мы, наконец, встретимся с тобой. Я верю в это, мастер. Я живу этой надеждой. Если честно, я очень устал, Мастер. Устал от людской злобы. Но мне очень хочется верить, и я верю, Мастер, верю…
А рядом с Хранителем кружились Мысли – Добрая, Мудрая, Ученая, Веселая и чему-то улыбались, слушая музыку доброго Мастера….

Добавить комментарий