ВЕЧНЫЙ ЛАБИРИНТ СТРАДАНИЙ И ЛЮБВИ.КНИГА2

В этом поэтическом месте царила полная гармония. – Огромный цветущий фруктовый сад и цветы разных сортов, дурманили своим запахом этот край. Утро наполнялось ранними песнями, обитающими эту местность, птицами. Птицы перелетали с ветки на ветку и заливались звонкими голосами. – Здесь рождался новый день – прекрасной новой жизни! Кругом благоухало, цвело и пахло. – От многочисленных обитателей этих мест и писков насекомых шла музыка, сливаясь с пением птиц. Шла игра на всех музыкальных инструментах. И только одарённым меломанам доступно услышать её. Вслушайтесь и вы – услышите, и даже, может быть, увидите это зрелище миф, необыкновенной красоты. – Распустилась тёмно — фиолетовая сирень: её пленяющий запах уносится далеко за территорию этого сказочного сада. Где – то высоко – высоко летит ястреб, он кружится в знойном небе и зорким взором охраняет гнездо с птенцами. В любую минуту готов броситься на каждого, кто посмеет нарушить покой его семьи. Здесь всё живёт, радуется началу наступившего дня: и только одинокий мужчина удручён своим горем: весь ушёл в себя. – Его ничего не радует: ни это свежее утро, ни красота сада, ни пение птиц, ни голубое небо, ни даже сама жизнь! Ещё вчера он был таким уравновешенным, спокойным, и кажется, счастливым и вдруг.… – Как гром с ясного неба! – Неужели он родился неудачником и всю свою жизнь ему придётся страдать?! – Почему всё так сложно в этой жизни и так страшно? – У него есть всё, и он ни в чём не нуждается и всё – же… – Мужчина не первой молодости, лихорадочно пытается привести свои мысли в порядок. – «Что – же всё – таки произошло вчера поздним вечером? – Ах, да, вспомнил – ссора с сыном. Ненужный конфликт, бесполезный разговор, от которого никому не стало легче и теперь так болит душа». – Сын, обиженный на весь свет и прежде всего на него, убежал из дома: не взял с собой даже носового платка. Исчез, растворился в вечерней прохладе. – Мужчина долго бродил по саду, он изменил своим принципам и закурил. Обычно в этом экзотическом и фантастическом месте он не позволял никому курить, а уж себе так, тем-более. – Он не хотел загрязнять никотином экологию этого святого, для него места. Осквернять своим безразличием холодного разума сад, где они всей семьёй, родными и близкими друзьями проводили счастливые минуты своего покоя. – Но сегодня можно, сегодня другое дело! – Он сидел одинокий среди виноградника; — эту беседку они сделали с сыном – теперь его нет и ему так тоскливо. – «Что будет дальше? – Будет – ли в его душе рассвет, или останется вечная темнота, непонимания друг к другу»?… Перед ним встало то далёкое, ужасное прошло: ещё тогда он часто задавал себе этот вопрос. «Что будет дальше»? И вот опять этот вопрос встал у него на пути…

1

Прошло двадцать два года.

18 июня 2002года вторник, новенький ФОРД тёмно – синего цвета с тонированными стёклами подъехал к вокзалу. На больших часах вокзала, стрелки показывали московское время. – Полшестого утра (разница с местным временем в час) – Из машины вышла молодая стройная женщина в кожаном брючном костюме чёрного цвета. – Закрыла дверцы машины на ключ и пошла в здание, недавно отреставрированного старинного вокзала.
В это самое время с города Вламиров на первый путь прибыла электричка. – Красивый, молодой юноша спортивного телосложения, 24 лет спрыгнул на перрон и осмотрелся. – Новый город принимал его оживлённо. Здесь, как во всех городах Украины, бурлила жизнь. Торговки разного возраста продавали рыбу, раки, картошку, пирожки, напитки;- из под полы спиртное. – В этом городе шла интенсивная борьба за выживание…
Юношу ждала новая жизнь, новая неизвестность! Утро выдалось прохладным, парень был одет из тонкой кожи пиджак, синего цвета рубашка, дорогие чёрные брюки и кожаные туфли. – Молодой человек прошёл к вокзалу и присел на свободное место, на скамейку. Стал знакомиться с этой местностью города Совинки. Здесь он впервые: глазами следил за людьми. – Эта привычка осталась у него ещё со школьной скамьи. Он занимался в школе студии театра и подумывал поступать в театральный институт. – Ему необходимы были персонажи для его будущей работы. Но судьба распорядилась иначе, и он изменил своей мечте. Мимо паренька прошла старушка с корзинкой пахучими и, наверное, очень вкусными пирожками. – Только сейчас он остро ощутил голод, ведь со вчерашнего вечера юноша ничего не ел. – Парень встал и порылся в карманах: — «Ага, что – то да есть»! – Обрадовался он, и из брюк вытащил две гривны – ни весть что, но если ничего нет, то и это уже роскошь! – Сейчас он пожалел, что в своё время не приобрёл сумочку на поясе для денег и документов. Как бы она была ему теперь кстати. – А так, что получается: ни денег, ни документов. – Юноша присел и задумался. – Почему – то, именно, сейчас ему вспомнилась прошлая жизнь, мама… В школьные годы своей жизни, он часто видел заплаканное лицо матери. Слышал, как она плакала по ночам. Тогда они ещё жили в старом, маленьком доме из двух комнат. Отец купил этот дом, когда они ушли от бабушки Насти. И пока отец, со своим другом Аркадием, строили большой трёхэтажный дом, вся семья ютилась в маленьком домике. Строительство дома, затянулось на долгие годы и им, приходилось жить в тесноте. И, когда он закончил семь классов, отец, наконец – то достроил дом из пятнадцати больших комнат, четырёх санузлов пять ванн, джаккузия. Сауна и конечно была баня. – Без бани, отец не мыслил жизни, приучил к ней и всех домочадцев. – Огромный дом с лоджией и балконом. – Перебрались они в этот трёхэтажный дом в день рождения сестры. Этот подарок отец сделал для любимой дочери.… – Так и жил он в нём до вчерашнего вечера, и вот покинул его, – навсегда…
Алёша, – так звали паренька, очень любил, и жалел свою маму: видел её всегда такой несчастной и одинокой. – Когда повзрослел, ругался с отцом из-за неуважения к ней. – Нет, отец маму никогда не бил, как это встречалось в других семьях, он даже не повышал на неё своего голоса. По, крайней, мере, при нём. – Может, когда Лёшка отсутствовал, у них, и были ссоры с криками, оскорблениями, но он не был свидетелем их грубых сцен. Отец просто не замечал мать, впрочем, как и его самого, – единственного сына. Он любил только свою дочь, младшую его сестру. Отец боготворил её, шёл у неё на поводу; — она вила из него верёвки, как в далёком прошлом, из него вила верёвки ещё одна женщина. – Так, по крайней, мере, ему говорила бабушка Настя. – Сестра полностью завладела им: он исполнял все её прихоти. – Алёшке было обидно, что он старший, да к тому – же сын и был нелюбимым им, отцом! – И уже тогда Алёша плохо ладил с ним. – Алексей ревновал сестру к отцу и ненавидел её. – Сейчас резко перед глазами встал один момент из его жизни. Тогда он уже учился в десятом классе. – Как-то из уст бабушки, он услышал, что его отец безнадёжно болен, и никто его уже никогда не вылечит. – Алёша не знал о болезни отца, несмотря ни на что, он всё – равно любил его. – Любил за храбрость, ум, и вообще любил потому, что он был его отцом. – Лёшке часто казалось, что если бы у него не было сестры, то отец любил бы его, как любят все отцы своих сыновей. – Алексей был горд, когда отец брал его с собой на рыбалку, охоту, в шахматный клуб, в тир или биллиардную. Здесь почётное место занимал он – сын, будущий мужчина, а не дочь! Потому что охота, рыбалка и тир – это мужское дело, да и шары гонять, тоже. – Всё-равно, когда сестра достигла десяти лет, она заняла его место.… Когда очередной раз Алёша пришёл к бабе Насте, в это время у неё была тётя Вера со своим сыном Володькой. – Вовку, Алексей обожал, он не был таким занудой, как его сестра и никогда не стоял у него на пути. – Они с ним очень дружили, всегда ладили между собой, – Алексей спросил у бабы Насти: — «Почему она говорит, что его отец безнадёжно болен? – На вид отец был здоровым и сильным мужчиной и вдруг, – он болен». — Я хочу знать, что у него за болезнь? – Думаю, что на это у меня есть право. Я вполне взрослый человек, мне скоро будет семнадцать лет. – И тогда за бабушку ответила тётя Вера, она сказала: — «Это образно сказано, – а болен твой отец одной женщиной, он до сих пор помнит её. В своей жизни твой отец любил двух женщин»… – «Кто они»? – Алексей знал безграничную любовь отца к дочери, а вот кто, та – другая? – О его матери не могло быть и речи, -Алёша видел их отношения. — Любит он, Лёшенька, двух Софий! – Баба Настя настороженно посмотрела на дочь, но она продолжала говорить. – Эта давняя история, из-за которой столько пришлось пережить… — А откуда взялась ещё одна София, кто она такая?
— Был – ли ты когда – нибудь в комнате, которая находится на третьем этаже, от лестницы направо, рядом с чайной розой?
— Не был, туда никто не имеет право входить, так распорядился отец. Папа закрывает эту комнату на ключ, бывает, он забывает его, вытащит. Много раз у меня просыпалось желание заглянуть туда, но не позволяла совесть! — Вот, именно, закрыта на ключ и туда действительно никому не разрешается входить, но однажды… – Вера посмотрела на мать: я всё-таки туда проникла. В спешке твой отец забыл вытащить ключ; — и я была поражена! Эту комнату он сделал своим саркофагом или… – своей реликвией! — Саркофагом, реликвией, почему? — Почему я так выразилась, потому что эта комната покрыта, тайнами… Вера сделала паузу, а потом посоветовала племяннику, чтобы он заглянул туда сам! – У него там, в столе находится то, что заинтересует тебя. Тогда ты и поймёшь, кто твой отец на самом деле: безнадёжно больной человек или может сумасшедший! – Разве мог Лёшка устоять перед таким таинством? Здесь уже не шло в счёт ни порядочность, ни тем более воспитание. Наскоро простившись с родными, он сломя голову, побежал к себе, прямо по огородам. Так он сокращал путь: в доме никого не оказалось. Родители на работе, а сестра у подруг со своим милым другом «Портосом». – Собаку «сенбернар», отец подарил ей в день рождения, и она с ним не расставалась. Алексей пулей влетел на третий этаж; — ему повезло, в дверях торчал, ключ. Наверное, отец с утра спешил по срочным делам и, впопыхах, оставил его.
В городе отец занимал не последнее место (работал архитектором). Лёша повернул ключ и открыл двери, зашёл в комнату; — на него дыхнуло прошлым, каким – то загадочным, незабываемым. Сердце бешено колотилось, он перевёл дух. – В глаза бросился простой интерьер комнаты. На окнах висели тяжёлые бордового цвета из добротного сукна шторы. Они были закрыты, и в комнате от этого, казалось пасмурно. Кругом живые цветы: тюльпаны, гладиолусу, пионы, розы. В этой комнате, отец, по всей видимости, не спал, Алексей знал, что на первом этаже, сразу при входе в дом, налево находится его кабинет. Там он проводил большую часть своей жизни. – Интерьер этой комнаты был восьмидесятых годов, когда напротив его кабинет был современен, оформлен в стиле французской моды. В этом году он сделал там «Евроремонт», собирался реставрировать весь дом, но у него, на это постоянно не хватало времени. Помимо своей работы, отец занимался ещё и бизнесом. – В кабинете стоял кожаный диван и такие – же два больших кресла чёрного цвета. Музыкальный центр,компьютер, видео- двойка, небольшая библиотека. И нужная литература для работы архитектора. Отец допоздна засиживался за чертежами и книгами, и засыпал прямо в кресле. В принципе ему эта комната была не нужна. Алексей, стал рассматривать большую комнату, и увидел на стене над кроватью старого ремесла, портрет огромных размеров. Портрет был, чуть – ли не до потолка, в золотой раме. Алёша подошёл, ближе к кровати и на него взглянуло, юное, доброе, красивое, невинное лицо девушки. Затаив дыхание, Алексей не мог отвести глаз от прекрасного очарования. Девушка с портрета улыбалась благородной, милой улыбкой, на левой щеке у неё была маленькая, чуть заметная ямочка. Небольшие, чуть раскосые зелёные глаза с густыми чёрными ресницами и белое с румянцем лицо, красивые средние губы. Безупречная красота: или на самом деле она была так красива, или это заслуга художника, который убрал с её лица все дефекты. Но девушка была просто – Богиня! – Длинные, густые, вьющиеся кольцами волосы, волнами спускались ниже пояса. – Фон портрета был голубым и её глаза казались ещё зеленей. – На ней был белый свитер, который удивительно гармонировал с её чёрными, шикарными волосами. – Девушка смотрела, на него с какой бы стороны он не стоял: так хорошо запечатлил её фотограф. – Такие живые, устремлённые вглубь тебя красивые глаза. – Таких глаз ему ещё не приходилось встречать в своей жизни: казалось, что она читает его самые сокровенные мысли. – «Бр, даже стало как – то не по себе». – Алексей передёрнул плечами. – Ещё до сегодняшней минуты, он считал, что самая красивая женщина в мире, его мама, но, … – Надо отдать должное – эта девушка была сказочно красива и его мать, конечно – же, не шла, ни в какое сравнение. – Кто эта незнакомка? – По телу пробежал холодок; — бесспорно, их с отцом, что – то связывает, а иначе и быть не может! – Алексей подошёл к столу, о котором ему говорила тётка Вера, и выдвинул верхний ящик. Там лежал большой свёрток в пожелтевшей бумаге. Он достал его и, развернул: в этой бумаге оказалось два небольших пакета. Один пакет был завернут в бумагу цвета золота, а другой, чуть по – меньше первого, – серебряной. – Он решил сначала посмотреть пакет, который был больше. – Аккуратно развязал ленточку и развернул его. Там оказались письма, – запах прошлого. Ему даже показалось, запах – большой любви. – Читать было темно, и он включил свет. – И тут-же зажмурился от яркого света ламп в пятьсот ват. В комнате стало светло, как на улице. – Открыв глаза, Лёша увидел летний пейзаж Чёрного моря. – «Вот для какой комнаты, отец в Ялте купил эти обои. Обои долго лежали в гостиной, и они с сестрой гадали, кому они были куплены. – Их отправил в лагерь, а сам сделал в этой комнате ремонт.
Теперь его взгляд был прикован к письмам, он растерялся. – Что делать? В его руках чужие письма и читать их не прилично. Но, если он их не прочтёт, он ничего не поймёт, – повторил слова тёти Веры. – Она рекомендовала ему ближе познакомиться с прошлой жизнью отца. Вот и портрет на стене, не дал ему отгадку к прошлому. – «Ну, что-ж, он ещё раз нарушит правила хорошего тона и прочтёт эти письма. – Алексей понимал, что поступает безнравственно, но разве он уже не переступил черту морали, когда вступил ногой во владения отца? И, Алёша прочитал на конверте: — «Вишняковой Софии Георгиевне».– Алексей узнал почерк отца. Красивый, убористый, совсем, как женский, аккуратный почерк. Даже его мать не писала так красиво: а если быть доконца честным с самим собой, то его мать писала, как «курица лапа». – Её почерк сводился к ученику третьего класса. – Он вытащил из конверта письмо и стал читать, а потом взял следующее, и так один за другим, Лёша читал письма отца своей любимой. – Он так увлёкся чтением писем, что забыл о времени. Писем было 45 штук, он даже не заметил, как присел на стул. Последнее письмо было прочитано. – «Ну и ну, а отец – то был влюблённым романтиком! Это – же надо, как он любил её?! Теперь стало понятно, чей портрет висел, на стене это, была Софи, солнышко, так нежно называл он её в своих письмах. – «Бесценная, единственная, никогда незабываемое моё сокровище, – алмаз мой! – Люблю бесконечной любовью одну тебя! Всегда помни об этом»! – Процитировал Алёша строки отца, так он начинал ей свои письма. – Да вот эта любовь! Алексей почесал затылок. – Интересно, почему её письма, которые писал ей он, находятся здесь? – Наверное, они поругались, и она их вернула, ему. А может он сам забрал их у неё? – Странно, а отец сидел, почему я об этом не знал? – Алексей не мог этого знать, потому что в семье об этом не хотели вспоминать… – Лёша отложил письма отца и взял другую пачку, пересчитал, их было 30 штук. Письма были от Вишняковой, отцу, он не устоял и стал читать и их. Эти письма настолько были поэтичны, что он, не задумываясь, прочитал их все. – София писала отцу в дни их юности и тогда, когда отец отбывал срок. – Эта девочка так любила отца, что не понятно, почему они не остались вместе. – Они друг друга любили до безумия, – в чём дело? – Что случилось между ними, может, когда отец освободился, не смог жениться на ней из-за её сына? – Хотя, судя по письмам, он готов был взять её с ребёнком? – Что произошло с ними, кто кому сделал больней? – Для него это останется загадкой. – Бедный папа, ты должно быть так страдал, когда потерял её?! – И вдруг, Алёша вспомнил о матери, – а моя мама? – Бедная, бедная, каково было ей, интересно знала – ли она о них? – Конечно, знала, а иначе и быть не могло, если учесть, как она несчастна! – Да и упрёки в его адрес, Алёша слышал часто, но он не предавал значение этому имени. Он всегда считал, что речь шла о сестре, ведь её тоже звать София. – Значит вот, почему мама всегда плакала по ночам. Она знала о той Софии, и оплакивала свою несчастную долю. – Алексей взял все письма, свернул, как они были, и убрал на место. – Затем он открыл дверки стола и замер: весь стол был засыпан фотографиями. – Лёша достал большую часть фотографий, стал смотреть: снимка всего три вида, (две фотографии были склеены, были когда — то кем – то порваны) – но, почему ими засыпан весь стол? – Одна фотография, где София светленькая, со стрижкой, другая, где волосы до плеч и третья фото, где она с длинными волосами. – Зачем ему понадобилась их размножать? – Его взгляд задержался на одной из фотографий, – эта та фотография, с которой был сделан портрет. Интересно, отец сам рисовал портрет, или заказывал? – В любом случаи портрет – совершенен! – Алексей знал, что его отец хорошо рисовал и закончил «художку», кстати, он сам ходил в ту – же школу, где учился папа. – Да дела! Столько фотографий и всё с одной: действительно, мой отец сумасшедший, он просто помешан на этой женщине. Результат тому, тысяча фотографий, – вот эта любовь! Почему, почему они тогда не вместе? И сам страдает и мучает столько лет маму?! – Алексей стал убирать фотографии в стол, когда в этот самый момент он ясно услышал в коридоре шаги. Они приближались к комнате, в которой находился он. Лёша догадался, кто бы это мог быть и от страха, часть фотографий выпала из его рук. Дверь открылась и на пороге возникла суровая фигура отца. Алексей посмотрел на него, потом на свою руку и убрал её за спину, чтобы он не заметил. Остальные фотографии валялись у его ног. Алексей не ожидал, что отец сегодня так рано придёт с работы: обычно он задерживался и приходил далеко за полночь. Когда в доме все спали, а здесь, как «закон подлости», пришёл рано.
А может, это он засиделся, допоздна за читкой прекрасных писем?! И не слышал, как пришли мать и сестра, так был увлечён чужой романтикой?
Скорей всего: Алексей был далёк от настоящего, находился там, в далёком их прошлом, их юности, поэтической красивой любви. Где был его отец и загадочная девушка София. – Сам Алёша ещё никого не любил и, конечно же, не имел представления о любви.
Сейчас он стоит лицом к лицу с отцом и ему так стыдно. Расширенными глазами отец смотрит на сына: тяжело дышит. Наверное, с улицы увидел свет в окне и поспешил к своей Софи, вот и запыхался. — Что ты тут делаешь в такое позднее время, да ко всему поразительному для меня в моей комнате? – Сквозь зубы, не повышая голоса, недоброжелательным тоном, спросил он. – У тебя есть на это моральное право? – Ты хоть знаешь, что означает эта комната для меня? – Ледяным голосом продолжал спрашивать отец. – Да, если хочешь знать, я себе – то не позволяю сюда заходить без причины.
C виду отец был спокоен, но можно было представить себе, что у него творилось в душе. – Там бушевал целый тайфун: обстановка накалялась. — Я папа… я, Лёша не знал, что ему сказать в оправдания себя. Он не мог выдать тётку, которая посоветовала ему придти сюда. И Лёша опустил низко голову, ничего не сказав ему, его жёг позор. – Отец подошёл ближе к нему и всё понял.
— Ты рылся в моём столе? – Он повысил голос, что случалось с ним крайне редко. – Да как ты мог, как посмел, кто тебе дал на это разрешение?! Здесь… Он искал подходящие слова, чтобы сказать сыну, как есть на самом деле, и при этом не обидеть его. Чтобы Алексей понял насколько у него всё это серьёзно. Что это вовсе не каприз, не слабость, а гораздо серьёзней, глубже! А он, нагло влез в его личную жизнь: будто бы рылся в грязном белье. Проник в его тайну, подсмотрел в замочную скважину. Замахнулся на самое дорогое, что было у него. На чувства, на незабываемую любовь, которая оставила в его душе большой шрам, но к нему он привык. А вот позвольте узнать, как можно привыкнуть к беспорядочному, из ряда вон выходящему, проступку сына?! – К этому привыкнуть нельзя: его возмутило поведение Алексея. Разве так он воспитал его, и отец сказал ему в более спокойной форме. – Ты не должен был поступать так сын мой! – Сейчас ты обокрал оголил мою душу! Надсмеялся над самым меня,
бесценным, что осталось у меня от юности! Этого я от тебя никак не ожидал! Кто тебе сказал придти сюда? Лёша молчал, отец взял из его рук фото, и, наклонившись с пола, подобрал, остальные. – Я не слышу ответа, объясни мне, пожалуйста, может тогда я пойму тебя. – Что ты хотел здесь увидеть, Лёша? — Я не знаю, что мне сказать, тебе отец, поверь, мне очень стыдно, но… Глазами грусти Лёша смотрел прямо в очи отца. – Мне жалко мою маму. — Я что обидел её, чем? — Нет, я не слышал, не видел, чтобы ты когда – нибудь кричал на неё, или того хуже, поднимал руки. – Но ты унижаешь её своим безразличием, и … вот этим! – Он показал рукой на портрет и комнату, которая напоминала ему о «ней». – Я ненавижу эту женщину, которая отравила всю твою жизнь и сделала мою маму несчастной! – Ты превратил эту комнату в склеп, здесь холодно, одиноко, пахнет призраками. Прошлым, которое покрыто тайнами! — Успокойся Алёша, и хотя ты уже взрослый человек, я не стану говорить с тобой на эту тему.– А, когда ты вырастишь, и на твоём пути встретится, девушка, и ты полюбишь её по – настоящему, и навсегда, вот тогда мы с тобой и поговорим! А сейчас мы только обострим наши отношение: но, я прошу тебя, никогда, слышишь, никогда больше не прикасаться к этим вещам! – Это всё, что у меня осталось от «неё». Для тебя может эта комната склеп, а для меня «святое место» – если хочешь, – вся моя жизнь! Придёт, время и я, увековечу её имя и эту комнату. Она станет достоянием нашей семьи! – Отец на минуту задумался, обводя глазами комнату, он думал о «ней». – Гнев в нём понемногу улегся, и он сложил все фотографии в стол, закрыл его. При этом ни разу не взглянул на образ незабываемой женщины. Наверное, этим не хотел, обидеть сына, но Алексей – то был уверен на все сто, что, когда отец оставался сам на сам, общался с «той», которую до сих пор любил до боли в сердце, на протяжении всей своей жизни. Алёша был поражён этому и сказал ему.
— Ты болен, папа, болен и серьёзно;- возможно ты и увековечишь её имя, комнату, но достойна ли она всего этого? – Почему вы расстались, и письма, которые писал ты ей, почему – то находятся у тебя в столе?
— Вот, как ты даже читал мои письма? – А тебе не кажется, что это не тактично? — Может быть, но ты не ответил на мой заданный тебе вопрос? – Отец молчал, глазами печали смотрел на сына и о чём – то думал. – Значит, она тебя никогда не любила: вышла замуж и бросила тебя, так? – Алексей пристально смотрел в глаза отца. — Я тебе уже сказал, что не хочу с тобой обсуждать эту тему: ты всё-равно меня не поймёшь. Сначала вырасти и влюбись! — Я никогда никого не буду любить, ни одну женщину сильней своей мамы никогда! – На этих словах, Алексей вышел из комнаты, и оставил отца одного. Он спустился на второй этаж и зашёл в комнату матери. Она неспокойно спала, во сне стонала, вздрагивала. Лёша опустился перед ней на одно колено и погладил её руку. Долго всматривался в любимые черты лица матери, Алёша сильно любил свою мать. – «Последний месяц много работает, совсем не жалеет себя». Он поцеловал мать и вышел: Лёша пошёл к себе. Комната сестры находилась рядом, через приоткрытую дверь пробивалась полоска света. И Алексей загляну к ней, Портос поднял голову, он лежал на коврике у кровати Софии. При виде Алексея, завилял хвостом, подбежал к нему, обнюхал и облизал его руки. – Сестра спала на диване «малютка» в обнимку с большим медведем. – Этого медвежонка отец ей привёз из города Киева, подарил на её пятилетия. – «Подумать только, уже взрослая, а всё ещё играет в куклы и спит с игрушками». – Теперь Алёша не сомневался, что отец назвал свою дочь в честь любимой женщины. – «Он сказал, что увековечит имя любимой, – кажется, процесс уже пошёл». Алексей не любил сестру, за то что она забрала всю отцовскую любовь, не оставив и капли для него. – Он, потрепал взрослого щенка, выключил свет и пошёл к себе… – Лёшка прокинулся от невесёлых воспоминаний, когда над собой услышал мужской голос. — Ты, что заснул, я спрашиваю, здесь не занято? – Алёша с недоразумение посмотрел на не бритое, неприятное лицо, нетрезвого мужчину и, не сказав ему ни слово, встал и пошёл к торговкам. – По виду этого мужика, Лёшка догадался, – этот мужик «бомж», был до безобразия грязным, вонючим и к тому же грубияном. Маты так и сыпались с его беззубого рта. Алексей подошёл к женщинам и спросил по какой цене у них пирожки, достал деньги. – «Итак, выйдет два пирожка, ещё и останется на несколько штучек сигарет». Его не беспокоило, как он будет жить дальше, чем заниматься, где спать, что есть. – Он полностью положился на Судьбу. Говорят, у каждого человека есть, своя судьба, значит, она есть и у него. Из здания вокзала вышла привлекательная молодая женщина. Она направилась к торговкам: в руках у неё была сумочка и очки от солнца. Молодая женщина медленно стала обходить… Продолжение следует.

Скачать с сервера — 692_2pg

Добавить комментарий