СКАЗ ПРО ТО, КАК КОТ КОТОФЕЙ ВЕРНУЛ СЕБЕ ДОБРОЕ ИМЯ.

Сказ про то, как кот Котофей вернул себе доброе имя.

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были дед, да бабка. И был у них любимец кот Котофей. И потому как не было у них своих детей, то всю ласку и заботу дарили они коту, который уж очень был ленивым котом, ибо слишком вольно жилось ему у стариков. Жил он так не тужил несколько лет и добра своего никакого не нажил, потому как ни в чем не нуждался. А из-за лени своей сделался толстым, что при ходьбе переваливался с боку на бок. Пузо его волочилось по полу, когда тот с неохотой вперевалочку, передвигался по ветхой избе. И понятно, по какой причине ему и дела не было до мышей, что развелось слишком много в избе стариков.

Дед Фома, конечно, поругивал своего любимца, что тот не ловит мышей, приговаривая, что даром кормит того. Но Котофей и ухом не вел, понимая, что не его это дело – бегать за прыткими грызунами, что портили продукты. Зачем утомлять себя мышиной охотой, если можно всласть выспаться, потому, как все равно нехватки в еде не было. Одним словом до мелких грызунов ему и дела не было. Хотя с другой стороны, нужно было бы и прислушаться к словам старичка, потому как терпенье того могло и лопнуть. Но кот продолжал жить в свое удовольствие, любя лишь себя любимого. И вот однажды в холодную зиму сначала заболел Фома, а спустя какое-то время запасы продуктов резко сократились.

Тогда–то и понял кот, что такое жить впроголодь, и потому засыпая на полу пустой желудок, ему стали докучать сны о прошлой вольготной жизни. Но снами сыт не будешь, и в этом он убеждался каждый раз, как только просыпался под урчащие позывы в желудке. А однажды он подслушал ночной разговор двух мышек, что шептались о том, что вскоре еды вовсе не останется. Но мыши особо-то не переживали потому как, успели сделать запасы в своем хранилище. А что до деда с бабкой и их кота, им попросту дела не было. Пусть сами о себе беспокоятся.

Вот тогда-то Котофей и призадумался, прежде о себе, потому как голодная участь не прельщала его. И решил тогда он прогнать серых разбойников, пока совсем они не перетаскали продукты, благо, что еще в сарае была корова, которая давала молоко. До весны как-нибудь можно дотянуть и на молоке. Но не задумался он тогда о стариках. И все же, раз уж решился поиграть в «коши мышки», то нужно было разобраться с обнаглевшими постояльцами, что совсем уж обнаглели, пользуясь гостеприимством Котофея.

И вот, в одну из холодных зимних ночей, дождавшись, когда заснет больной старик со своей старухой, кот решился разобраться с воришками, что по ночам устраивали грабительские набеги на их оскудевшие припасы. Прикинувшись спящим, Котофей принялся издавать храпящие звуки, под урчащие позывы в животе. Минувшим днем его рацион сделался еще меньше, и посему это затронуло наболевшую проблему, связанную с мышиным семейством.

Так прошел час в долгих ожиданиях, но как назло, мыши и носу не казали из своей норы. Уж и дрема навалилась на котофея, а мелкие грызуны, словно почуяв неладное, знать, не давали о себе. И тут кот вроде как заподозрил что-то неладное, как до его слуха донесся тихий невнятный отзвук, напоминающий шорохи.

Впервые за всю свою жизнь, которую он прожил во власти лени, в нем проснулся инстинкт охотника. Новое ощущение по нарастающей овладело котом, и он успел отметить про себя, как учащенно забилось его сердце, прежде чем в темноте ночи смог различить, как мелькнула одинокая тень у противоположной стены.

«Ага! – скользнула мысль. – Вот он проказник, из-за которого приходится страдать мне».

Серый комочек меха с гибким хвостом, скользнул к столу, и не долго думая, вскарабкался наверх.

«Наглец»! – едва мысленное восклицание не слетело громким «мяу».

Котофей явно ошибся, раскидав несколько крошек хлеба, что не доел минувшим вечером, надеясь таким образом приманить незваных воришек. Но не тут-то дело было. Проказника явно мяло интересовали жалкие крохи. Он пришел за более весомой добычей.

«Вот наглец! – снова мелькнула мысль в голове насторожившегося кота, которого подхлестывал охотничий инстинкт. И посему тот уж было, забыв о своем излишнем весе, приготовился прыгнуть на стол. – Я тебе покажу, кто здесь хозяин»…

Эта мысль застряла занозой у него в голове, и не сразу Котофей понял, что произошло вслед за тем, как он изобразил бросок, возомнив из себя настоящего охотника. В своем прыжке он преодолел половины расстояния и резко начал падать вниз. Когти инстинктивно вцепились в скатерку и под весом неудачного охотника, заскользила со стола.

Шмяк, брынь, дзинь… – в тишине эти звуки оглушительно пронеслись по избе. И прежде чем кот осознал, что натворил, серый проказник преспокойно скрылся в своей норе со своей добычей.

Заспанным голосом больной старик проворчал себе под нос грубое высказывание, на что старуха, успокоив того, зажгла лучину.

-Ах ты, проказник! Что натворил?..

Только потом Котофей понял, что означали эти слова. Множество глиняных осколков крынки из-под молока были разбросаны по полу. Причем некогда содержимое глиняного сосуда лужей молока растеклось по полу, намочив краюху хлеба. Виновник всего этого, поджав хвост, облитый молоком, непонимающим взглядом уставился на хозяйку.

-Ах ты, воришка, я проучу тебя как воровать то, что и так достается тебе даром… — старуха схватив кота за шкирку, вынесла его в сени и открыв входную дверь, выбросила на мороз.

Глухо захлопнулась дверь, и Котофей остался один, в лунной ночи, под звездным небом, да еще и в морозную ночь. Так с ним еще не обращались, но, видать, он заслужил такое, потому как в том, что произошло, была только его вина. И нечего было гоняться в «кошки мыски», устраивая такой погром.

«…Ну и что случилось бы, если серый плут стащил немного хлеба? Такое ведь случалось каждый день, и ничего… А теперь придется мерзнуть». – Перебирал мысли провинившийся кот, поняв, в чем был подвох со стороны мышиного семейства.

Теперь они будут предоставлены самим себе и смогут делать все, что им захочется. А кот, как помеха для их набегов, как и предполагалось, отправился на мороз…

У Котофея навернулись слезы на глаза. Ему стало жаль стариков, потому как оставил тех без завтрака. И тут он понял, что впервые в жизни, меньше всего его волновала собственная участь. Он был сам не свой. То взыграла совесть, потому как по-настоящему ему стало жаль стариков, потому как осознал, что те всегда были добры к нему, а он вон как обошелся с ними.

Промокший мех от молока начал подмерзать на морозе. Кот понял, что до утра еще далеко, а мороз только начал крепчать. Поэтому он и призадумался как ему быть дальше. И тут его внимание привлекла старая и изветшавшая сараюшка, крыша которой была вся в заплатках.

«Ты наказан дружище, — мелькнул внутренний голос в его голове. – Но не замерзать, же тебе на морозе»…

Тяжело ему далось то расстояние от крыльца до сарая, потому как стежка-дорожка оказалась заметена снегом. И все же пыхтя, спустя какое-то время, он все-таки оказался в стенах скромного жилища коровы Буренки.

-Ну и растолстел ты, котяра, — с неким недружелюбием промычала та, и следом добавила: — Знать не плохо живется тебе.

-Не жалуюсь, — ответил кот на подобное замечание, заметив как с осени исхудала Буренка. – А ты что такая худющая?..

-Не твое дело, — отмахнулась кормилица стариков и его тоже, недовольно махнув хвостом. – Что забыл здесь?

-Да вот, — слукавил Котофей. – Решил заглянуть в гости.

Буренка в изумлении приподняла голову и дохнула паром: — Не лучшее время ты, Котофей Котофеич выбрал для походов в гости. И, тем не менее, гнать тебя я не буду. Так что располагайся, у меня давно есть к тебе дело.

-Какое же, если не секрет?

-А ты, поди, сюда ближе…

Котофей приблизился, лапой сбил подстилку из соломы, и усевшись поудобнее, приготовился услышать ответ.

-Извините, не хозяйская перина, — съязвила Буренка. – Но, тем не менее, жить и здесь можно.

Кот, было насупился, но тут корова снова заговорила: — Не в обиду будет сказано Котофеич, но мне сдается, что зря ты ешь хлеб хозяйский…

-Это почему же? – взъерошился гость. – Извольте Мадам, объясниться!

-Да что тут объяснять-то. Ты кот или кто?

-Кот!

-Тогда чего ж допустил, чтобы мыши так обнаглели? Увы, не я твой хозяин, а то…

-Не капай на больное. И без того так тяжко…

За перегородкой донеслось недовольное квохтанье: — Да гони ты его Буренка, не был он в нашей шкуре…

Под полом послышался недовольный писк: — Вас хоть кормят, а нам самим надо добывать себе пропитание…

-Ух, — вырвалось у Буренки. – Была бы я котом, то показала бы вам, воришки!

Котофей заерзал на месте, ибо в неудобной атмосфере оказался из-за одной лишь оплошности. Он-то хотел как лучше, а получилось, что все шишки вот-вот должны были посыпаться на него. И еще серые воришки из своих нор насмехаются над ним.

-Ну, я… — начал было уж он оправдываться, но тут его перебили куры: — Молчи толстячок, нет тебе дела ни до кого…

Еще больше сделалось ему неловко. Он-то хотел всего лишь переждать здесь до утра, а ему тут устроили такое, что и впрямь стало как-то не по себе.

-Ладно, уж вам, Сударушки Куры, дайте вразумить нашего гостя, — решила вмешаться Буренка.

-Не слушай ее, — враз пропищало несколько мышей из-под пола. – Мы тебе не враги и видишь, к чему привело твое желание изловить одного из нас…

-Ах, вон оно что, — промычала Буренка. – Значит, наш толстячок провинился, и хозяева вышвырнули его на мороз. Что ж, поделом…

-Мы не виноваты… — пискнули мышки.

Корова топнула ногой, и те затихли, словно скрылись в глубинах нор своих.

-Уважаемые сударыни Куры, уважаемая сударыня Буренка, — решил не ударить в грязь лицом Котофей. – Не буду отрицать, что я провинился и знать по делу наказан за оплошность, но не для того пришел я сюда, чтобы поносили меня плохим словом, а за советом пришел я к вам…

-Умно сказано, — промычала Буренка. – Мы готовы выслушать тебя.

Кот впервые осознал, что мало чего значил в этой жизни среди тех, кто жил с ним по-соседству. И, тем не менее, это нисколько не смутило его. Наоборот ему стало обидно за себя и за то, какой образ жизни он выл до этого. Не было у него какого-то определенного предназначения в этой жизни. Ни забот, ни хлопот, постоянное внимание со стороны стариков, что всячески ублажали его. А что теперь? Он даже мышь-то не мог поймать. И вправе ли он называться котом? Ну, уж точно не кем другим, только вот пустое это слово, раз уж не пригоден он ни на что. И тогда Котофей поборол в себе отвращение к себе, что нахлынуло на него невесть откуда:

-Добрые соседи, помогите советом, как быть мне, и как стать тем, кем я должен быть?..

Тишина, что воцарилась в деревянном строение, слегка натолкнула на мысль, что ни корова, ни куры не знают ответа на этот вопрос, но спустя какой-то миг, Буренка произнесла: — Чтобы стать тем, кем изначально тебе суждено было стать, отрешись от прошлого быта. Ты кот! Ты гроза мышей! Будь же настоящим охотником на ночных воришек и тогда всем нам станет легче. Вот твое призвание – стать возмездием для мышиной своры…

Последние слова Буренки глубоко засели в голове Котофея, да так что он забыв, что на улице лютая стужа, со словами благодарности покинул скромное жилье соседей…

Суть данной сказки такова, что жить за чужой счет хорошо, но иногда бывает так, что все же неплохо знать свое предназначение…

Первоисточник произведения — http://skazohnik.ucoz.ru/

Просьба оставить комментарии для автора.

Добавить комментарий