СЕРЫЕ ВОЛКИ ^-^

Сергей сидел на большом дубовом пне в полисаднике неподалёку от дома, чуть поодаль была детская площадка. Было ранее весеннее утро. Дело уже поварачивало на лето и днём было уже достаточно тепла, чтобы прогреть людей и землю. Мысли в такие дни отчаянно рвались к веселью. И только Сергей встречал, утреннею свежесть в одиночестве.

Хоть и не осталось уже тех, кто называл его по имени. Все родные и близкие либо умерли, либо отвернулись от него. Он был один, как перст. После нескольких лет, проведённых на зоне, он тем не менее, не потерял в себе человека. И сегодня, как и уже всю неделю сидел на этом пне , вспоминая счастливые моменты из своей жизни и то что могло бы быть, но так
и не случилось. Он перебрался в район своего детства и сняв квартиру наслаждался запахом родной земли, воздухом свободным от пыли и выхлопов, тишиной вокруг, перебирая в памяти лица любимых им когда-то девушек и вдыхая запах серени, отвыкал от тюремного духа и быта.

Внезапно он услышал пистолетные выстрелы и почти сразу увидел бегущего через бурелом кустарника и молодую поросль деревьев человека. Это был маленький, плотного телосложения, мерзкий, плешивый старикашка лет 60-ти или около того. В одной руке у него был пистолет-пулемёт беретта с тактическим фонарём и лазерным целеуказателем, а в другой, странный приборчик, напоминающий портативный радар. Он всё время глядел в него, лихорадочно шаря стволом перед собой. Одет он был в холщовый балахон с капюшоном. Сергей заметил, что на его пальцах перстни, выколотые синим.

«Знакомый контингент» — подумал Сергей и окликнул старого урку.

— Слышь земеля! От кого чешишь?

Обернувшись на него, старикан не выстрелил. Почуяв своего. Сказал, что «подорвался» и надо бы где-нибудь залечь.

— А чё прикид такой стрёмный? Сектантский общак, чтоль прихватил?

— Почти, с неохотой ответил дед. Только у меня не деньги, сразу предупредил дед, а хрень, за которую их конкуренты приличный кусок ослюнявят. Поможешь, я с долей не обижу.

— Ну валим тады.

И они побежали, сразу же почти стал приближаться звук милицейской сирены. Сергей недооценил нынешнюю «спальность» района. Дед бежал с ним почти на равне — не чувствовались года в нём, видать деньги большие — смекнул Сергей. Ему невпервой было переигрывать таких вот шкур, как этот дедок. Он побежал знакомой тропкой, туда где как раз на уровне башки деда торчит острый сук. Прыти насадить его башку на него у Сергея хватит. Благо навык ещё на лесоповале отработан. Так он и сделал, улучив момент.

Старикан, лишь трепыхнулся разок. Пистолет с приборчиком выпал из его рук на землю.
Сергей обшмонал его. При нём была лишь какая-то странная палка с кнопками. Он быстро схватил её и сунув за пояс рванул дальше. Патрулек было две. Вторая его и замела. Он подумал, что опять кранты словила его воля. Менты сомкнув на нём «браслеты» спросили его о той палке с кнопками похожей на пульт, которую он тиснул у деда-сектанта и чего тот собственно бежал. На что получили банальный киношный ответ: «Стреляли». Один из ментов, вернувшейся из кустов откуда выбежал Сергей, приказал второму, его отпустить.

Тем временем, к телу старика вышли ТЕ, от кого он так отчаянно отстреливался. Обнаружив, что при нём нет жезла и что он скорее всего у его нечаянного сообщника повесевшего последнего отдыхать на суку. Они выглянули из кустов и увидели, что сообщника задержала местная полиция и как раз вертела жезл в руках. Но старший группы подавил порыв подчинённых штурмом взять жезл, сказав, что это не их метод. Он придумал, как обойтись без стрельбы. Им надо быть незаметными, сказал он. Они сняли труп старика, зачистили сук штыком и забрали оружие и сканер, снова накинув капюшоны маскхалатов, скрылись в другом измерении.

Сергей очень удивился. Пульт ему отдали и уехали. Он позвонил знакомому наркоту нанял того посмотреть, на то место где сам оставил старика. К удивлению Сергея, на снимке с мобильного наркота он не увидел; ни тела, ни даже крови на суку, тот впрочем был зачищен ножом. Странно, но менты ж там всё прошарили. Он дал денег наркоту за работу и пошёл домой, на него вдруг от чего-то навалилась дикая усталость сморившая его до утра завтрашнего дня.

Проснувшись, Сергей решил, что вчерашние приключения ему почудились и пошёл за продуктами на рынок. В холодильнике было шаром покати.

Странно, но в голове вдруг всплыли строчки из песни группы Многоточие:

Взгляни на небо,
Посмотри, как плывут облака
И солнца свет, нам с тобой
Не поймать никогда.
Наш мир убогий и в нём нет,
Ни капли души.
Везде пороги, ну а Ты —
Не сдавайся! Дыши!

Сергей посмотрел на небо. Оно действительно было чистое и голубое, без облаков. Позади светило солнце. Воздух был кристалльно чист и пьяняще свеж. Он не сразу заметил, как исчезли звуки. Лишь опустив голову, увидел пустой без прохожих и машин широкий проспект, который шёл в гору.

К нему, как-то незаметно для глаз, безшумно, словно не касаясь земли, подъехал БТР. Обычно те шуршат шинами по асфальту, но видать в этот раз покрышки были новыми. Люк открылся и из него сразу рассыпавшись и взяв Сергея в «клещи» выскочили рослые бойцы в старых комуфляжных маскхалатах. Их лица скрывали повязки и капюшоны. Глаза смотрели холодно и зло, а руки твёрдо держали ручные пулемёты. Погонов и других знаков отличия на блёклом, выцветшем камуфляже не было. От их взглядов тянуло могильным холодом и смертью. Весь их вид говорил, что здесь навечно и нет силы способной им противостоять. В них было что-то не от людей. ГБисты или того хуже ГРУшники — подумал Сергей. Ему ещё показалось, а может и нет, что из под капюшонов порой смотрели оскаленные волчьи морды, вот вот готовые откусить ему голову. Бросив взгляд он приметил на БТРе ромб с крестом и четырьмя точками внутри.

Его отвлёк от раздумий о дальнейшем выборе манеры поведения, рев турбин. Плавя асфальт столбами пламени вырывающимися из сопол вмонтированных в колпаки колёс другой более массивный БТР, с треугольником внутри которого был намалёван глаз, занимал место неподалёку. Из него тоже высыпали солдаты, похожие на ящериц, с какими-то странными «пукалками» напоминающими большие авторучки. Почти сразу прозрачная завеса силового поля накрыла БТР «ромбовых», защищая их от смертоносносного шквала. Плазменные всполохи бесшумно выравающиеся из оружия «ромбовых» косили не кончающихся
«треугольников». Наконец БТР «ромбовых» пыхнул на манер дракона, огромным ярко-оранжевым шаром в машину «треугольников» и бой стих. Лишь догоравшие ошмётки «треугольников» напоминали о нём.

Старший группы протянул к Сергею руку. Он почти телепатически, хоть без голоса в своей голове понял, что они пришли за этой палкой. Теперь Сергей не чувствовал ни холода, ни угрозы в его взгляде. Он спокойно вытащил вложив в неё пульт спросил того кто они и откуда. Старший говорил спокойно, но в его голосе улавливалось какое-то странный рычащий акцент. Он сказал, что они из 7029года. Спецназ ГРУ Межгалактической Российской Федерации. Сергей кивнул на сожжённых ящеров. Это «космические котики» из Конфедерации Планет Америки.

— Вы люди? — спросил Сергей.

— Более чем, хотя не все так считают — ответил старший.

— Там все такие как ВЫ в будущем?

— Нет, только МЫ.

— А мне …нды от них не будет? — снова спросил Сергей.

— Не ссы — обнадёжил старший, когда его группа погрузилась в БТР.

Тот мягко оттолкнулся от земли 8-ю гравипушками расположенными в поджатых к днищу колесах набрал высоту и заложив крутой вираж мгновенно скрылся из виду. Сергей проводил его взглядом, высоко задрав голову к небу.

Через пару секунд он услышал прохожих и гул машин вокруг. Мир снова был прежним. Следов недавней битвы не было и в помине. Сергей поймал себя на странном чувстве. Что-то поменялось, он ошибся, мир не был прежним и уже никогда не станет таким, как он понял вдруг. Он огляделся. Да вроде всё тоже и люди и дома и машины и одежда на них и то как они говорят. Руки(!) На пальцах не было наколок. Он стоял в чистой, отглаженной рубашке и брюках. В кармане зазвонил мобильник. Сергей глянул в него. Там было написано — жена.
Он решил ответить. К его непомерной радости и удивлению он услышал в трубке голос девушки Ани, которую он очень любил и променявшей его из-за тюрьмного срока на другого.

— Ну где тебя носит? Твоя мама волнуется.

— Мама жива?

— Ты перегрелся, говорила надень что-нибудь на голову. Ладно, скажи где-ты, я сейчас приеду. Сергей сказал и отключил телефон. Когда Анька приехала за ним, он всю дорогу благодарил судьбу.

Добавить комментарий