ШАХМАТЫ

Капли дождя весело барабанили по стеклу спортшколы номер семь. Но настроение у собравшихся было не ахти.
В малом шахматном зале на втором этаже сидел кандидат в мастера спорта Камаев и глядя на развешанные вокруг газеты на английском, сообщавшие о его первом месте на далёком от его родного Саратова турнире в Лондоне, переставлял фигуры перед собой. Он ни с кем сегодня не играл. Мысли в его голове раз за разом говорили ему, что это теперь пустое занятие.

Дверь распахнулась и зал вошёл старый знакомый Камаева Аксин, не так давно демобилизованный из армии.
Никто особо не понимал, почему они дружат, у них же огромная разница в возрасте—Камаев был ещё школьником, а с Аксиным и так было всё ясно, тот ходил в шахматный клуб просто для общения с умными людьми, так как глупых ему и за воротами спортшколы хватало.

— Слышал ты всех там в Англии победил — восхищенно сказал Аксин.
— Всё совсем не так как тебе кажется — ответил ему Камаев. И рассказал как было на самом деле. Что после того, как пресса отщёлкала последние кадры, настало время дележа призов, главный из которых—куб пятисотенных пачек евро поделили между собой те кто привёз Камаева в Англию. А именно:Израильский консул, так как своя федерация выезд запретила и пришлось окольными путями ехать на турнир, где КМСник Камаев обыграл всех тамошних гроссмейстеров, чем вызвал гнев федерации, держащей его уже который год в резерве, чтоб тот выступал лишь на чемпионатах по России, но Камаев от них отказывался—деньги шли только местным чиновникам, да его тренерше. Консул взял себе от куба треть. Чиновник от спорта и так срубивший денег на Камаеве в тотализатор, взял себе вторую треть—мол за риск своей шкуры, он же его зарегистрировал, как Российского участника в турнире. Кубок достался его сынку гроссмейстеру, так как КМСникам такой не положен. Оставшуюся треть отобрала охрана консула, пригрозив Камаеву тем, что если он, сирота, не будет и дальше по международным турнирам так мотаться, то они ему ноги переломают—мол в шахматы же руками играют. Да и с матерью его чего-нибудь сделают.

Аксин внимательно выслушал рассказ и спросил:»А виза у тебя открытая в Лондон?»
— Да — ответил Камаев — даже матери дали лишь на одну поездку-единственное, что от поездки осталось. Не знаю к кому обратиться, может в ФСБ?
— Раз ФСБшники сами раньше этого гада не прищючили, значит с его же лапы кормятся. Сидят они там типа в своём ФСБильнике и не знают ничего. Помогайте мол граждане доносами и эти гоблины ещё обозвали себя разведкой?
Не ходи! Вляпаешься так, что не вытащить будет.
— А меня чего ещё можно? — поинтересовался Камаев.
— Ещё как. У тебя ж все козыри на руках, только ты их не видишь. Значит так, вот что я тебе скажу птичка:Идёшь в библиотеку с интернетом, там добываешь карту европы и англии с ирландией, покупаешь красную ручку и ко мне, я тебя тут подожду. Чего уставился, я не понял ты жить хочешь или нет? Бегом марш! Время ещё есть до пяти вечера, ты после завтра на турнир летишь.

Камаев примчался в три со всем необходимым и Аксин засел за карту чертить стрелками план генерального отступления. Первую стрелку он провёл из России через всю Европу до Лондона. Вторую из Лондона в Ольстер—столицу Северной Ирландии, а Третью из Ольстера до ближайшего пограничного пункта и сказал Камаеву:»Ты, хватаешь чемодан и маму в охапку и завтра же по своей открытой и её гостевой визе летишь в Лондон. Там, ты садишься на паром или самолёт до Ольстера, типа на экскурсию и уже оттуда, доезжаешь до КПП ирландцев и просишь у них политического убежища.»
— Ты с ума сошёл! С чего й-то ирландцам меня брать к себе?
— Да с того, что они там в своей Ирландии тоже телевизор смотрят и газеты читают. Ты там засветился, у англичан, которых они ой как не любят и тут вдруг сам от них, с их визой и чемоданом к ним бежишь за политубежищем
— -да кто ж такой шанс-то упустит, да за такого ценного как ты кадра и орден можно схлопотать, так что не переживай—не отпустят и ещё и защищать будут.
— Тебе хорошо стратег хренов—не ты своей семьёй рискуешь.
— Выбора у тебя всё равно нет, да к тому же Я тебе обещаю, что всё будет нормально—в Ирландии с английским не пропадёшь. Вот тебе план, связь держим через дашкину почту, напишешь как там чего.
— Ладно.

Через три дня от Камаева пришло письмо, что он там более чем хорошо устроился и мама рада, что наконец-то живёт заграницей—в общем «всё пучком!»К Аксину подошла тренерша с корками мастера спорта и завела разговор о том, что оказывается хорошо играет и предложила попробовать свои силы в международном турнире, но Аксин лишь рассмеялся в ответ и достав корки второразрядника порвал их, заявив, что шахматы больше не для него.

Добавить комментарий