ЗАСАПОЖНИК

Дождь лил как из ведра. Был обычный майский день в череде других таких же. Всё казалось незыблемым, своим, на века — эта не была грусть, как может показаться, это был уют и гармония окружающего и внутреннего миров. В подсобке обувной фабрики сейчас сидели трое: Огромный сибирский кот — Тимофей, маленький мальчик и Закройщик — огромный плечистый, мускулистый мужик с чёрной татуировкой на правом плече в виде волчьей головы в берете на фоне паращюта и аллегоричного контура летучей мыши. Закройщик делал бутерброды дорогим покупным засапожником — это был подарок от сослуживцев. Делал на всех — был обед.
Дверь, в железную коробку была приоткрыта впуская свежий воздух, наполняющий лёгкие и голову свободой и ясностью мысли.

Мальчик с Закройщиком вели долгие беседы практически обо всём — никто не понимал, что у них может быть общего. Разница в возрасте по мнению окружающей толпы — чванливо именующей
себя обществом. Для них она была непреодолимой преградой. А уж просто диалог с лицами из разных социальных групп и слоёв — был за гранью их понимания.

Иногда, на чай к ним, приходил свящещенник из соседней церкви, что была неподалёку. Мальчик и Закройщик звали его поп. Поп пытался убедить Закройщика в его неправильном с его точки зрения образе жизни, что надо покаяться — регулярно посещать церковь, хотя бы по воскресениям и вообще, что он своим антиобщественным образом жизни прививает мысли к разложению подрастающему поколению, на этих словах поп обычно зыркал на мальчика, но тот был солидарен с Закройщиком, который в диспутах всегда попа побеждал и хотя и мог обладая большой физической силой вышвырнуть надоедливого попа из подсобки — неизменного и с каким-то даже особым изяществом указывал попу на тщетность как его попыток сделать из Закройщика послушного барана, так и на низкий для ведение пропагандистской деятельности интеллектуальный уровень, ровно как и на отсутствие всяких способностей аргументированно вести душеспасительные диспуты. Плохо был у попа язык подвешан. И тогда поп видя, что с противником сам не совладает, пригрозил позвать настоятеля.

Закройщику стало интересно с умным человеком поговорить и он на встречу согласился. Так как на самом деле настоящий священник ему, чтоб задать ему давно мучавший Закройщика вопрос — о девушке в чёрном стоящей за воротами фабрики — ведь видеть её могли только трое — сам Закройщик, мальчик и кот, который при её повлении вздыбливал шерсть, шипел и выпускал когти — грудью загораживая порог от вторжения.

Оговоренный день настал и в подсобку вошёл высокий сухощавый старец. Он сразу жестом приказал выйти попу и ждать его за воротами фабрики. Поп малешку посупонился, но подчинился. Старец с пронзительными серыми глазами казалось наполнял вокруг себя воздух спокойствием и уверенностью — было довольно и взгляда, чтоб понять какой силой он обладает. Его глаза читали всех и сразу на кого падал его взгляд. Слов лишних не было.
Он высился перед ними не опираясь на свой посох, который держал спокойно и твердо.

Тимофей увидев Старца сразу спрыгнул со своего кресла и стал тереться о его ноги — более высокой оценки ещё ни один из гостей подсобки не удостаивался. Мальчик придвинул освободившиеся кресло в которое сел Старец.

Закройщик глянул на часы — близился час караула девушки в чёрном, та в него всегда была как штык не пропустила вахты и теперь.

Старец развернулся в кресле — наверно взгляд почуял и посмотрел на девушку.

Обычно воинственно настроенный Тимофей спокойно полядывал на неё сидя у ног Старца — он уже понял, что бояться с нынешним гостем нечего и некого.

Старец повернулся к нам и сказал Закройщику:»Не бойся! Это не то что ты думаешь. Ей помощь твоя нужна, вот и пришла к тебе потому, что никто кроме тебя её — Богатыря, её расколдовать не сможет.»

— Почему? — спросил ошеломлённый Закройщик.

— Так у тебя ж на руке написано:»Никто кроме нас!»

— И как её расколдовать?

— Нож у тебя есть?

— Да — сказал Закройщик и протянул Старцу дарёный засапожник.

— Слушай и запоминай! Я сейчас нож твой заговорю, ты его возьмёшь, подойдёшь к ней и воздух перед ней им перекрестишь — так заклятье и спадёт. Она суженная твоя — тебе черёд отмеренный на верху настал, вот она к тебе и пришла.

— Не всё ж так просто — засомневался Закройщик.

— Конечно — сказал ему Старец — Ты ещё с колдуном должен сразиться, что её зачаровал.

— А где ж он? Не видать что-то.

— Как подходить станешь, так и увидишь. А теперь все кроме Богатыря вышли — нож подготовить надо!

Мальчик с котом вышли притворили дверь за собой. Прошло некоторое время и вышли Старец с Закройщиком. Закройщик пошёл к открытым воротам, девушка пола ему навстречу. Закройщик достал нож и почти сразу, практически из воздуха появилась стая собак — это были азиаты и московские сторожевые — они выстроились в ряд преграждая путь Закройщика к девушки и зарычали. Закройщик продолжал идти вперёд. Собаки кинулись на него сбившись в один комок в своём синхронном прыжке, но Закройщик почти сразу со всеми справился, лишь нескольким псам удалось достать его зубами. Но он сильный и выносливый, одолев собак подощёл к девушке почти вплотную и вытерев нож об остатки робы на себе приготовился её перекрестить.

В этот момент мальчик заметил, что поверженные собаки, куда-то подевались со двора, а сзади Закройщика уплотнясь подползает какая-то тень. Мальчик хотел крикнуть, чтоб Закройщик обернулся, но почувствовал, ладонь Старца на губах и понял, что не может и слова сказать — рот отказался говорить. Он посмотрел на Старца. Тот лишь улыбнулся и сказал не бояться за Богатыря — это мол его битва. Он сам сдюжить должен, чтоб всё нормально прошло, как понял мальчик.

Закройщик рубанул по тени ножом. Рядом ударила молния, из вспучившегося было неба, а затем наступила умиротворенная тишина, которую нарушало лишь жужжанье стрекоз.

Старец с мальчиком и котом подошли ближе. Закройщик обнимал девушку — та оказалась писанной красавицей, чёрное в сочетании с еёчерными волосами и небесносиними глазами ей очень шло. Они невыпуская друг-друга из объятий испросили у Старца разрешение на венчание в церкви — тот сказал, что можно прям сейчас и они вместе с котом зашагали со двора, а мальчик остался, провожая их взглядом. Он радовался за них и плакал — теперь он остался один — он понимал, что больше никого из них, он никогда не увидит.

Дойдя до ворот, уходящие обернулись и прокричали мальчику:»Не плачь! Будущие Богатыри не плачут!» И он перестал плакать.

Конец.

 

Добавить комментарий