НЕ СОЛДАТСКАЯ БАЙКА О СМЕКАЛКЕ

Жаркое время летних школьных каникул. Шла вторая чеченская компания. Война была везде: в телевизорах, в разговорах родных и прохожих, глубоко оседала в мозгах. Она начинала казаться нескончаемой из-за истерии СМИ, а они в то время умели вести пропаганду против своего народа  — репортажи с мест боёв, интервью с террористами и боевиками сразу после нападений на военных, часто прямо с трупов срочников. С этой войны почти не возвращались живыми в те месяцы тогда. Страх неминуемой смерти был в глазах родных тех кому предстояло идти на войну.

Не выживали как новобранцы, так и с опытом. Все знали, что генералы за деньги ведут в засады боевиков всех и за это они получали ещё и звёзды на погоны от Кремля — мол вот сколько в вашей роте или бригаде героев России — посмертно. Это тоже показывали СМИ не скрывая особой издевки. Никто не мог с этим что-либо сделать. Был лишь один путь — громить боевиков. Но могли это сделать лишь спецназы ФСБ, ВВ и ГРУ. Но для этого им приходилось покупать оружие за свои бюджеты. ВПК и ОПК как правило либо давали откровенный брак, либо очень сырые вещи.

Однажды в военный городок рядом с домом приехали спецы из ФСБ — монтировать на БТР с новой башней оборудование, которое никогда бы не поставили на заводе. Пацан тогда ещё, всё время рядом с тем училищем крутился, что в военном городке. Там люди нормальные были — и солдаты и механики. Водил с ними БТРы, моторы перебирал, из башенных пулемётов стрелял. Тамошние привыкли и звали Малым. Защитник Родины растёт мол.

Увидел спецов, они в масках были. По дружбе приехали доработать до ума машины тем, что купили. Не вопрос дело спорилось. Техник-ремонтник когда всё установили, в шутку спросил Малого: «Ну как мол? На такой машине вернуться они живыми или нет? Чай с ОПК инженеры старались её делали, только вот комплексов управления огнём у них таких не было, вот и не поставили.» На что получил прямой  ответ, от которого стоявшие рядом спецы отпали.

— Мне конечно ФСБ любить особо не за что. Мог бы и смолчать, но только из уважения к тебе скажу, что и 5 метров они на этом не проедут. Сказал конечно, чтобы ещё надо было бы добавить. Спецы послушали и сказали: «Грамотно рассуждает!» Притащили чего так, по мелочи не хватало. Умудрились присобачить: кондиционеры и АГСы вместо 7,62 пулемётов, кое-где куски экранов от танков — Контакт-1 и даже «сетку от Мух», которую в американских фильмах видели, сварщики легко сварили. Конечно всё это было не на всех машинах — трёх из десяти. Попробовать решили — чего мол? Кашу маслом не испортишь.

Через месяц приехали только те три экипажа, над защитой которых покумекали. Все седые. Списали их. Шок. Показали снимки машин. Досталось им не хило. Шутка ли 10-ти часовой обстрел на скорости выдержали, от них почти головешки остались, но экипаж выжил. Только из тех трёх машин. Семь из 10-ти там остались. Спасибо сказать приехали. Кто-то даже денег Малому дал, за то что к семье вернулся. Немного, но это лучше чем просто «конфетки». После Малого на территорию не пускали. Они ошиблись все там. Воевать он не хотел, как и служить. Так просто. По приколу было к ним туда ходить. Зато дурь про армию мальчишеская из башки улетучилась. Бабки настала пора зарабатывать, а не гордиться, тем что умер за что-то эфемерное в чужой голове. Так как всём кроме твоей семьи — твоей единственной Родины в этом мире, на тебя плевать. Началось новое время.

Конец.

Добавить комментарий