ТРИ ПРОРОКА И ОТЕЧЕСТВО

Прохладный летний ветерок ласково овевал людей. Их было трое. Они расположились на лавочке около детской площадки в одном из спальных районов. Начало 90-х. Люди решили устроить маленький пик-ник разложив на газете хлеб, колбасу и газировку. Водку и пьянь и прочих зависимых они презирали, так как были интеллектуальной элитой умирающей страны — они были инженерами. Всё!

Один из них был плешивым, одетый в советского покроя серый деловой костюм с красной папкой в руках. Второй был в белой майке и джинсах, ему не хватило место на лавочке и поэтому он присел рядом на корточки. Третий был в джинсовом костюме.

Они обсуждали развал предприятий на которых работали, предрекали, совершенно уверенно, скорый локальный вооружённый конфликт на межэтнической почве, разруху и падение нравов, рост преступности и сект, а так же боялись, что их детям и внукам придётся жить в террористическом государстве, так как власть будет не способна из-за постоянного отсутствия боеспособной армии справиться с террористической угрозой и скорее всего просто отдаст население на глумление этим зверям и их детям предоставляя им все льготы и преференции вместо того, что бы раз и навсегда задавить эту заразу, стерев с лица земли несколько южных бандитских народностей с Кавказа. Сетовали на отсутствие генерала Ермолова и проклинали всех царей слюнтяев, а других почти и не было. Особенно Романовых, позже объявленных святыми.

Всё это настолько убедительно обосновывали с высоты собственной начитанности и опыта, что
каких-либо сомнений в том, что произойдёт всё то, о чём они говорили не возникало. И все, кто их слышал, скоро убедились в их правоте.

Неподалёку от них на детской площадке в солдатиков играл мальчик. И ждал своего друга. Он слушал их и был достаточно взрослым, чтобы понять о чём они говорят. Время тогда было такое — многие взрослели раньше своих лет.

В разгар жаркой дискуссии о дальнейшей судьбе страны, спорили уже скорее о деталях будущего, и граждан её населяющих, предложенной кстати плешивым, во дворик располагающийся рядом с каким-то заводом, с которого и были наверное трое провидцев, въехал джип. Это был не какой-то там задрипанный Чероке, а Шевроле Тахо. Из него вышли трое братков. У одного был в руках калашников, у второго помпа и третий достал из кобуры беретту. Старший с береттой обратился к инженерам:»У вас тут я смотрю много чего есть — городок явно Москвой не охваченный. Мы теперь здесь власть. Регионы от укрепляем, помощники президента как-никак. И продемонстрировал корочку. Администрацию здесь вообще можно на карманные деньги моего сына купить и мне сказали на заводе, что ты — он ткнул стволом беретты в плешивого — главный инженер заменяешь сдохшего директора. Завод и город наш! Понял, чмо рабочее? Тебе пол часа, чтоб бумаги подготовить, а то ведь семью твою мы уже пробили — задержишь нас хоть на минуту — по кускам их тебе привезём. Они пока на работе и в школе и назвал кого-то и где-то. По лицу плешивого пацан сидевший рядом в песочнице понял, что они «угадали». Ментам не звони. Друг твой ментовский теперь нам жопу лижет.» С этими словами он убрал беретту, достал мобильный и набрав какой-то номер и поговорив недолго с абонентом включил на громкую связь. Голос был плешивому знаком. Его лицо вместо страха всё более становилось суровым. Рядом были друзья. Они тоже как и плешивый напряглись. Браткам было всё равно. Они полагаясь на вид автоматов и страх, поэтому немного расслабились, хоть конечно и держали их на мушке. Оценив невыгодность ситуации плешивый решил пойти на хитрость и сказал, взяв папку перевязанную тесёмками, что все документы здесь, у него.

Бандиты не поддались на уловку и приказали кинуть папку подальше к ним. Они несмотря на оружие в их руках они боялись этих людей и троица увидев их страх поняла, что обстановка теперь на их стороне, хоть с места никто и не двинулся. Просто папка полетела к ногам главного с береттой, тот её быстро поднял и развязав тесёмки с ручкой в руках принялся читать. Хватило еле уловимого мгновенья, чтобы троица бросилась на стволы. В руках у них были только складные и самодельные ножи. в секунды братки превратились в разделанные истекающие кровью туши, наподобие тех, что мальчику приходилось видеть в мясных отделах магазинов. Он почти не увидел как всё произошло, только оружие полетело в траву не сделав ни единого выстрела. Двоим браткам отрезали головы. Главного, полуживого, плешивый удушил выпущенными из него же кишками. Мальчик видел, что кишки скользкие, но плешивый так крепко их сжимал, что окровавленные пальцы побелели. Потом он вымыл их и нож остатками минералки. Никто из них не запачкал кровью одежду. Было понятно, что режут профессионалы. Второй из троицы, в майке, усмехнулся заметив остальным, что это было почти как где-то там — «За речкой» и их командир и инструктор таки может ими гордиться — они всё-таки сдали этот норматив, которого так в своё время боялись. Земля ему пухом и царствие небесное! — эхом откликнулись остальные. Не теряя даром времени обыскали братков и машину в которую закинули их трупы. Брали только деньги. Плешивый глянул на корочки главного держа их носовым платком и сказал бросив их землю, что они настоящие. Какие-то там метки, скрытые для непосвящённого глаза, как услышал мальчик, на своих местах. План действий, в свете расположения деньгами, наметили скоро — мотать за границу, благо инженерам она рада. Напоследок подошли к пацану, сказав, что им его жаль. Ему ещё в этом жить.

— Святые вы люди — сказал мальчик — Храни Вас Господь!

На прощанье троица и мальчик по военному отдали друг дружке честь и разошлись. Их не нашли. А вот машина воняла ещё месяц. Друг мальчика так и не вышел гулять. Он резался в приставку, которую ему купили родители с чувством превосходства над тем, кто его ждал, так у ожидающего родители не были такими богатыми, чтоб потакать всем прихотям сына, который и сам был скромным и всё понимал.

Добавить комментарий