ПОДАРОК

(Посвящается всем тем кто восхищается всякими Вангами и прочими, предсказательницами и им подобным шарлатанам.)

Гость проснулся и посмотрел в окно из которого открывался прекрасный вид на заснеженное январское поле.
Он вспомнил, что сегодня должен был купить подарок подруге на день рождение, но денег в кармане на него пока не было, только на хлеб и он вышел на улицу. Пройдя мимо витрины магазина косметики и увидев тот самый набор, о котором так мечтала его знакомая, он лишь грустно пожал плечами. В этот момент на его плечо опустилась костлявая рука, он обернулся и увидел старуху, которая обратилась к нему со странной просьбой, предлагая к тому же заработать. Всего то надо было немедленно отправиться в церковь и сунуть в ящик за упокой листки с именами, за это та предлагала расплатится долларами, которые украдкой показала из кармана.
— Я согласен — сказал Гость.
— Я не ошиблась в тебе — обрадовалась старуха — Ты такой же жадный и беспринципный как я и полагала.
— Но только вот ты немедленно ты должна снабдить меня деньгами на проезд, до церкви иначе не поеду.
— У тебя же есть мелочь и её вполне хватит на проезд — возмутилась старуха.
— Ты уже ответила на это-я слишком жадный и беспринципный — сказал Гость.
— Подавись — скривилась старуха сунув ему в руку десятку.
— Что-то ещё — спросил Гость.
— Вот держи конфеты-смотри не ешь! Это для стражницы.

Гость, не теряя не минуты, сел на подъехавший кстати автобус и поехал. На конечной, у моста через овраг, усталый автобус выплюнул его из себя вместе с потоком других пасссажиров. Гость брезгливо отряхнулся и зашагал в сторону церкви. Холод проникал сквозь одежду прокалывая его иглами. Идти становилось всё труднее. Гость остановился, чтобы немного отдышаться и передохнуть-у него было такое чувство, будто бы он бежал, не жалея легких. Внезапно его взяли под руку. Он посмотрел кто это и увидел красивую на первый взгляд брюнетку, та шла с ним молча лишь в одном лёгком джемпере, точнее она его тащила. Он остановился, чтобы заговорить с ней, лишь заметив, что прошел уже две трети пути, но та заломила ему так резко, что чуть не вывернула её на совсем. У Гостя от боли потемнело в глазах, которыми он увидел неотвратимо приближающуюся к лицу снег под ногами. Незнакомка дала понять, что к диалогу не расположена. Она не стала его держать и он упал на землю схватившись за плечо другой рукой и уткнувшись лицом в снег и некоторое время лежал, хватая губами снег, чтобы не закричать. Девушка склонилась и посмотрела ему в лицо. Гость обнаружил, что вместо белков и радужки у неё только зрачки. Продолжая особо не церемониться с ним, та рывком подняла его и развернув лицом к церкви, до которой было уже рукой подать пнула его с разбегу ногами в спину, от чего того тот пролетел ещё немного и снова проехался лицом по снегу. Гость не вставая почти сразу повернулся и с удивлением увидел, что её больше нет. Он встал, стряхнул с себя налипший снег и чуть было не попал под колёса машины водителю которой было всё равно где ехать, так он был банкиром, как называли они себя сами-очень уважаемым человеком, только потому, что мог себе позволить прикупить несколько слуг народа. Гость не стал обращать на шишку внимания. Позвоночник чуть-чуть не осыпался в трусы—не до всяких там. Гость уже хотел пойти дальше, но путь ему преградила парочка из матёрого дворового пса и девочки. Гость вспомнил про стражницу, о которой ему говорила старуха и стараясь не делать резких движений вынул из кармана конфеты и поглядывая на незримую внешне, но почти осязаемую линию,
отделявшую его от них. Девочка подала рукой едва заметный знак собаке и быстро сцапнув с руки гостя конфеты, вновь отпрыгнула за линию.
— Я тут опаздываю типа — сказал Гость.
— А чего ж не идёшь — хихикнула девчёнка отступая со своим спутником в сторону.
— Ты не дала ему команды расслабиться — парировал Гость.
— А ты соображаешь собакоголовый.
— Я тоже в собаках разбираюсь.

Девочка и пёс отошли от Гостя, развернулись и ушли. Гость зашёл в церковь. Там стоял водитель той самой машины, что чуть не задавил его. Неподалёку от него было двое охранников, но его внимание привлекли не они, а двое воров пристроившихся рядом—один из них уже подрезал сумку жены банкира и вытащил из неё кошелёк, в то время как другая с ребёнком на руках отвлекала всеобщее внимание на себя. Вдруг один из охранников повернулся и заметил первого вора. Вторая не растерялась и бросив купленного у цыган ребёнка, которого те сами умыкнули у русских родителей, судя по цвету кожи, одному из священников, сразу достала из сумки болончик с краской, купленной в магазине по дороге и прыснула им в лицо ближайшему к ней охраннику, тот взвыл одновременно с теми, кому тоже попало краской в глаза и закрыл лицо руками. Её напарник полоснул второго охранника по горлу и пырнув банкира в живот ножом сорвал с его жены все золотые украшения и бросил подельнице уже оказавшейся неподалёку от выхода, напоследок расписавшись на лице у жертвы финкой, но уйти вслед за сообщницей не успел. Охранник истекая кровью всё-таки успел достать из кобуры макаров пальнул в спину убегавшему, пристрелив того. Выстрелы всколыхнули толпу и она волной устремилась к выходу. Гость не тронулся с места. Он лишь крепче вцепился в церковный прилавок не желая быть сметённым и растоптанным охваченной паникой толпой. Когда все вышли он повернулся к иконам и почувствовал, что те смотрят на него, их испытывающие взгляды и вдруг понял, что они там за изображением—живые. Гость достал из кармана листки, которые дала ему старуха и подумав, что плохим он всегда успеет стать порвал их и сунул обратно в карман. Он уже повернулся к выходу, как вдруг услышав вздох обернулся и понял—они там, по другую сторону, в нём не ошиблись. Выйдя из церкви он выбросил бумажки и почувствовал, что его горло вдруг сдавила какая-то не видимая удавка. Повернувшись он увидел старуху с яростью сжимавшую рукою воздух перед собой. Гость понял, что долго не протянет и сползая вниз по мусорному баку, стал хрипеть, так как говорить не получалось:»Лишь Бог хозяин моей души, а тебя нет.»
Старуха схватилась за сердце и рухнула в сугроб, успев выдохнуть: «Догадался!»Горло сразу отпустило, но Гость ещё некоторое время сидел на снегу успокаивая дыхание. К телу старухи подошла девочка с собакой, она достала из её кармана свёрток и развернув его тут же швырнула ей в лицо и убежала. Гость поднялся и подойдя ближе понял почему—там была лишь перетянутая резинкой и ровно нарезанная прямоугольниками белая бумага.

Гость сел в обратный до дома автобус. И почти уже доехав до своей остановки, решил выйти. Захотелось пройтись и привести в порядок мысли. Через дорогу он вдруг заметил цыган, которые плотным кольцом обступили какую-то девушку и та не отрывая взгляда от какой-то из цыганок снимала с себя золото и отдавала все деньги запрятанные в сумку и кошелёк. Обчистив её до нитки, цыгане двинулись вниз, а девушка с остекленевшим взглядом не видя дороги перед собой, как-то неуверенно перебирала ногами и чуть не попала под поток мчащихся машин, но на её счастье неподалёку проходивший милиционер рывком снова вернул её на тратуар, с силой тряхнул за плечи несколько раз и расспросил, усадив на скамейку остановки оставил на несколько минут, за которые догнал цыган и отобрав украденное, вернул всё заплаканной девушке. Гость наблюдавший за хеппиэндом отметил лишь то, что оба возвращались с работы домой и молодой, ещё не окольцованный милиционер, пошёл провожать её до дома.

Гость чисто по-человечески порадовался за новую пару и про себя пожелал им обоим удачи. Он решил срезать путь до дома и пошёл дворами. За следующим поворотом он наткнулся на двоих ППСников, которых многие прозвали «Гроза района» из-за того, что в отличии от цыган, на них невозможно было никому пожаловаться. Они остановили Гостя и сразу заметив, что он нездешний, предложили вывернуть карманы добровольно. Гость подчинился—спорить с вооружёнными автоматом законными бандформированиями было в некоторых случаях, не то что опасно для здоровья, а иногда и смерти подобно, в самом, что ни на есть прямом смысле этого слова. Карманы были пусты, что сильно разозлило ППСников. Те подошли к нему ближе. Молодой и высокий зашёл за спину, а старый и плотный, придвинувшись вплотную к Гостю и спросив у молодого сигареты и тем не надолго отвлекая внимание Гостя, сунул тому поддых рожком автомата. Гость мгновенно согнулся пополам и тут же под коленки его ударила дубинка, потом стали бить ногами по почкам, не забывая охаживать дубинками. Гость принял позу имбриона—колени в подбородок и обхватив голову руками ждал пока тем не надоест его бить. Их хватило примерно минут на пять, после чего затрещала рация и сообщила о разбое где-то совсем рядом. ППСники ещё раз для проформы пнули Гостя и погрузившись в патрульный УАЗик отъехали. Гость немного полежав на снегу встал и зашагал к дому другой дорогой. Вид у него был тот ещё, поэтому в соседнем дворе на него накинулась склочная лавочная бабка, которую бессильные сдать без согласия её самой в дурку или дом престарелых и уставшие от её выкрутасов дома родственники выкинули погулять, под предлогом необходимости свежего воздуха, особенно в её-то возрасте.
— Шляетесь вокруг, наркоманы чёртовы — завела она пластинку, увидев потенциального «собеседника» — И как вас только земля таких уродов носит? — не останавливалась бабка, продолжая тараторить на все лады выученную лучше чем Отче наш скороговорку—она и была её молитвой, которой она встречала каждого встречного-поперечного, меняя в ней лишь пол при необходимости, если проходила женщина или девушка, то меньше чем шалавой подзаборной они звания не удостаивались.
— Да твой это колодец, твой — сказал ей Гость ощупывая свои намятые бока. Вместо ответа бабка, явно желая плеснуть в него новой порцией оскорблений вдруг подавилась собственной слюной обмякла пуская пузыри пены изо рта. Змеюка своим же ядом поперхнулась — подумал Гость созерцая редкое в природе явление и даже внутренне улыбаясь своим мыслям. От которых его отвлекла скорая проезжающая мимо. Он остановил её и передал медикам. Ему не охота было становиться таким же как та бабка—созерцающая страдания других со своей лавки, как и следовать примеру не отстающему от неё молодому поколению—по сути таких же как она бабок, снимающим боль других на видео и выкладывая всё в интернет или просто проходящих мимо, но никогда не помогающим попавшим в беду. Пройдя ещё немного, Гость увидел уже знакомый наряд ППСников, но уже в новом ракурсе. У старого из виска торчало сверло, а новый лежал головой на камне и уставившись в небо мертвыми глазами. Над ними стоял мужик, в руках которого был свёрток с чем-то, он пережидал другой патруль, но увидев Гостя, спустившегося с холма, метнулся к кобуре ближайшего к нему молодого. Гость был быстрее и схватив автомат у старого сразу снял его с предохранителя, звонко щёлкнул затвор.
— Слышь пацан — сказал мужик — они же ментовское племя ещё не раз об тебя ноги вытрут, мож ты волыну опустишь разойдёмся краями?
— Мы, племя обывателей—по вашему лохи и нам до лампочки кто наши карманы будет чистить—вы или они. Вы же одинаковы—часть одной навязчивой услуги и не более того. Одни плохие типа обидели и тут же хорошие тут как тут—в курсе уже давно все этого разводилова. Хочешь краями, так валяй. Кто ж тебя держит? Только клешню свою от кобуры убери, а то я подумаю, что ты покавбойствовать собрался.

Мужик рванул прочь со двора, через дорогу, но попал под машину, которая подмяв его под себя навсегда остановила его бег. Гость протёр автомат мокрым от снега рукавом и положив его туда же откуда и взял, пошёл в на детскую площадку. Там он заметил молодую маму играющую в снежки с карапузом. Он присел на каменного тигра и погладил его. Тот единственный в этом мире несмотря ни на что всегда широко улыбался. Гость вдруг присел около припорошенной снегом морды каменного зверя, смёл с неё снег и улыбнулся, так же широко по-тигриному. Обернувшись он увидел, что мамаша покрутив пальцем у виска, забрав карапуза пошла домой. Вдруг под снегом он увидел краешек какой-то зелёной бумажки и достав её из под снега понял, что у него в руках вложенные одна в другую две сотни долларов.
— Как я подобную живопись люблю и уважаю — обрадовался Гость своей находке и тут же сбегав в ближайший обменник купил торт, желанный подарок и вискас, который в награду за находку оставил тигру, напевая:»Как я котеньке коту за работу заплачу…». Уже отойдя немного от каменного друга, Гость услышал шуршание пакетика с вискасом и обернувшись заметил, что содержимое исчезло, а морда тигра слегка запачкана. Тот по-прежнему стоял на своём обычном месте и всё так же широко улыбался. Гость лишь улыбнулся про себя и пошёл на день рождение. Он знал, что там его уже заждались.

Добавить комментарий