НЕ СМОТРИТЕ В ГЛАЗА ШАМАХАНСКИМ ЦАРИЦАМ

По летней, залитой мягким солнечным светом асфальтированной дорожке шли двое: Рамиль — 22-х летний выпускник местной татарской гимназии одетый в мягкие голубые джинсы, белые кросовки, розовую лёгкую рубашку и 26-ти летняя девушка, о которой, тогда ещё старшему лейтенанту ППС Фрязину было известно только имя — Айгуль.

Она была из Казахстана. Её тонкая точеная фигура казалось просто тихо парила не касаясь земли. Бирюзовое платье до пола и платок оставляли открытыми лишь кисти рук и очень красивое лицо, всегда улыбающиеся этому миру. Из её ореховых глаз подобно солнечным лучам на тех, на кого падал её взгляд, изливался мёд, такой тягучий и хмельной, что мужчины тихо млели от одного её появления, а женщины старались увести мужей подальше.

Папа у паренька отхватившего эту «жемчужину востока» был «не простой» — поэтому все знали и обходили стороной, да девушка явно не промах, другим намёков не делала. Дело двигалось к свадьбе — всё было предсказуемо и очевидно для всех. Рамиль был сыном друга отца Фрязина, но они на людях делали вид, что приятельствовали, хотя дружбы между ними отродясь не водилось.

Вокруг было лето, струился свежий ветерок тихой прохладой и спокойствием наполняющее каждую клеточку организма умиротворением. Где-то в зелени дворов щебетали птицы. По небу не спеша плыли разнеженные ласковым солнышком облака, казалось состоящие из заварного крема. Всё было почти идеальным в этом местном отделении рая на земле, кроме едва уловимого запаха тревоги витающего в воздухе, но тем не менее напрягающего против воли нервные и мышечные волокна.

Фрязин, крепкий русоволосый голубоглазый русский парень, пошёл в милицию сразу после армии, в которой успел побывать на чеченской войне и от того на этот мир и на восточных людей стал смотреть ещё более пристальней чем в детстве.

Он стоял на поросшей чахлой травкой детской площадке и молча смотрел на парочку. Что-то было не так в этой девушке, а что Фрязин не знал. Они подошли и поздоровались. Рамиль светился от счастья — в последние дни это было обычное состояние. Выражение же лица девушки было приветливым, но на Фрязина не подействовало, даже наоборот, почудилось в её взгляде, какая-то холодная и отточенная сталь.

Косматая овчарка до того спокойно лежащая в глубине подсознания Фрязина, сначала вздыбила шерсть на загривке, а затем не громко, но отчетливо и очень зло зарычала. Рычание многократно усилилось, эхом отражаясь от свода черепной коробки и заставляя хозяина пса-хранителя мгновенно выбросить вперед «защиту». Как оказалось во время. Прозрачный барьер выстроенный старлеем перед собой надёжно уберёг его от чёрных корявых рук с узловатыми пальцами кончающихся длинными когтями — ещё бы промедлил и было бы поздно. Конечности поначалу бешено заскрежетавшие по экрану который защитил Фрязина, а затем не найдя бреши в его обороне, так же быстро исчезли в глубине красивых ореховых глаз.

Знакомство состоялось, а неясности рассеялись. Да — подумал Фрязин — не зря их ещё Пушкин описал. Впрочем, ему было всё равно теперь — опасен только неизвестный противник.

Солнце клонилось к закату, когда наряд ППС в составе которого был Фрязин услышал выстрелы. Серый с синей полосой по борту УАЗик быстро съехал с широкой улицы вниз на идущую параллельно ей дорожку, ведущую к тихим дворам, в которых как оказалось стрелял из Стечкина по кустам, одетый в милицейскую форму казах, пытаясь зацепить кого-то кто плеснул ему чем-то в лицо. Фрязин заметил, что целью охоты была та самая Шамаханская Царица, как он её про себя назвал. Но пули цели не достигали. Увидев патруль он перевёл огонь в его сторону. В голове Фрязина звонко залаял пёс.

Фрязин открыл дверцу УАЗа и выкатился на один из поросших вытоптанной травкой пригорков. УАЗ остановился одновременно с замолкшим оружием бандита, который тут же полез в карман за новой обоймой, но перечёркнутый очередью из автомата Фрязина повалился в кусты за которыми и стоял.

Водитель — молодой парнишка был ранен в плечо, напарнику Фрязина одна из пуль попала в голову, тот почти закрыл водителя собой и бронежилетом, что был на нём. Царица и её жених вместе с семьёй сразу после этого пропали. А Фрязин получил награду за ликвидацию находившегося в федеральном розыске бандита и взял себе осиротевшего персидского кота убитого напарника.

Добавить комментарий