БЕЛОЕ ДВИЖЕНИЕ

Санкт-Петербург. Здание адмиралтейства. Предреволюционные годы. Время — далеко за полночь.
Беседуют о судьбе России Адмирал Колчак и Князь Шахматов.

Шахматов:»Неужели Вы не видите Адмирал, что Россия обречена?»

— Не знай я Вас много лет, право подумал бы, что Вы стали предателем. И что же Вас натолкнуло на такие мысли, позвольте полюбопытствовать? — ответил Колчак.

— Война — никчёмная и изматывающая, в которой, даже на нас, не то, что на простых солдат, на плечах которых лежит судьба Родины, царю наплевать. Английское низкокачественное оружие, против тех же десантов французов и англичан, последних, кстати могли бы отвадить родственные монарху особы, это я о Великой Княгине, но нет. Теперь она православная, мосты сожжены, как и надежды британкой короны бескровно утвердиться на российском престоле. Впрочем они не прогадали. Царская болезнь наследникам не даст ни единого шанса этот престол занять, да и без того самодержцы с правлением своим ввергли страну в статус сырьевого придатка европы. Что и говорить, даже изъясняться привыкли лишь на французском. Я РУССКИЙ человек и воюя с французами мне больно слышать их речь из уст императора, который к тому же взявшись командовать войсками в том мало что смыслит — потери сами за себя говорят…

— Советуй ему толково и ненавязчиво.

— Он глух к любым советам. Это видно по положению в стране. Народ и армия после Кровавого Воскресения теперь больше слушают засланных немцами заговорщиков пропагандирующих несметные царские блага для всех, через прямой переворот. Даже Охранка глядит на это сквозь пальцы. Партий развелось не продохнуть.

— И что ты предлагаешь? Ведь не зря же ты позвал меня сюда?

— Ты сможешь выслушать меня не перебивая?

— Да.

— Мы с тобой знакомы много лет и ты знаешь, что военная аналитика — это та призма через которую я смотрю на мир. Я предлагаю управляемый террор. Так вот я как не бился на расчётами, но Россия обречена — война уже выпила из неё все соки, дальше лишь смерть. Немецкие еврейские агенты во главе с этим Лениным должны победить. У них мало шансов, но мы им поможем. При всём том невмешательстве, что воцарилось вокруг — этого никто не заметит. Среди офицерства много талантливых людей, способных двинуть науку вперёд так, что позорное звание сырьевого мешка , а вместе с ней и война забудутся как страшный сон, но ты видишь сколь много чинов не дают им этого сотворить.

— Но ты же знаешь, как террористы относятся к нам. Они разрушат всё и на блюде принесут страну немцам.

— Это евреи. Чванливые немцы считающие, что им все обязаны, с ними ещё намучаются — помяни моё слово! Они не сдадут страны никому. Они положат конец войне — иначе их не поддержат. Многое разворуют, но мы и с нашими к тому давно привыкли — не удивишь.
Нам лишь укрыться до той поры, когда они восстанавливать из руин страну начнут, а там мы и пригодимся и поверь, им уже всё равно будет, что мы белые офицеры.

— Да, но это кровь и не малая.

— Так хоть шанс есть вывернуть куда нам надо, а продолжая войну — нет. В сибири отсидимся, если что. Да и вряд ли кто будет царя из плена вызволять, когда его захватят и это при всей любви народа.

— Потомки воспримут это как предательство. Ведь православию настанет конец и мы лишь развяжем этим извергам руки.

— Не настанет. Будь покоен. Ты с Россией или врозь?

— Мне надо подумать.

— Пять минут до утра у тебя есть.

— Я с Россией!

P.S.
Автора побудили к написанию этого рассказа насмешки над интеллигенцией — людьми восстановившими страну из пепла.

Добавить комментарий