ЧЕРНАЯ МЕТКА

ФИЛЕТОН.
« C голого нитка — чиновника визитка»
Одному VIPs ответственному чиновнику, Баблову Василь Васильевичу, пришло по почте заказное письмо.
Усевшись удобно в глубоком кожаном кресле, он беззаботно мотал тоненькими ножками и с удивлением смотрел на конверт.
Его круглый животик возвышался над огромным дубовым столом, на котором кроме дорогой ручки с золотым пером ничего не было.
Стол имел еще одну особенность, в его дубовой столешнице было выполнено три одинаковых прорези. За этот стол-копилку Баблова усадил его тесть и с персональным «кредитом» достойно, ушел на заслуженный отдых.
— Запоминай Вася, если хочешь уйти на пенсию из этого кресла, а не с кушетки проктолога.
-Первая прорезь для того, кто весит у тебя в кабинете, вторая для тех малых, у кого железные ручки и красный цвет лица. Ну, а третья для твоей вертикальной прорези, чтоб она не страдала от нехватки и качества сырья.
-Смотри сынок не нарушь эту заповедь чиновника, потому как, сразу перейдешь под статью виновника! И вот тогда! «Железные ручки» своими кожаными пистолетами, поменяют не только твою жизнь, но и ориентацию.
За спиной Баблова, на стене, висел огромный портрет солидного дяди в дорогой раме.
Кормчий строго смотрел ему в мясистый затылок, заставляя потеть каждый раз, когда Василь Васильевич брал мзду, за свою подпись.
Дрожащей рукой он бросал треть в первую прорезь, и вытирал носовым платком мокрый затылок…
После пополнения второй прорези движения становились уверенными и осмысленными…
Третья прорезь была самая затертая и бросалась в глаза живой структурой твердого дерева.
Конверт заинтересовал чиновника обратным адресом.
« Черная метка. От благодарной бабушки»
Он долго его прощупывал, нюхал…
Просветил на свет… Ничего!
Швырнув конверт в корзину для мусора, Баблов устало потянулся за своей ручкой.
— Вот премьера! Уже три часа усердно тружусь и ни один бездельник
не принес благодарность, — чиновник поковырялся колпачком ручки в своем ухе, крикнул в селектор писклявым голосом.
— Люсенька, запускай посетителей согласно живой очереди!
Баблов смачно плюнул три раза на ладошки и не спеша растер слюну. Чего греха таить, суеверным был хозяин кабинета.
Следующий ритуал был тоже обязательным, он три раза крестился, крутясь в своем огромном кресле со словами:
— С голого нитка – чиновника визитка…
— Покорный бычок – наполнит карман и сундучок…
— Пусть не отсохнет ручка…
Голос секретарши не дал ему завершить третий оборот вокруг своей оси.
— Вась Васей, а в приемной пусто.
Она так нежно называла своего шефа, когда они оставались наедине.
Дубовый стол был молчаливым свидетелем побед и поражений своего хозяина…
— Как пусто! Им что, моя виза не нужна!?
— За то, Вась Васи, у нас открыта виза на Гаваси! И ты обещал…
— Заткнись дура! Я сегодня в обед, даю отчет и обет! – Баблов быстро перекрестился, крутанувшись в кресле, задержал свой взгляд на лике Кормчего.
Ему показалось, что благодетель смотрит строго вниз во чрево огромного стола. Покорный слуга проследил за взглядом Кормчего, и эта траектория заставила его достать из корзины странное письмо.
Резким движением чиновник оторвал клапан конверта и на его огромный, дубовый стол скромно соскользнул старый рубль пшеничного цвета, потертый как бабушкины руки.
Василий Васильевич снисходительно улыбнулся…
Может он вспомнил студенческие годы, когда вот за этот рубль бегал разгружать вагоны и мог «прожить» на него целый день?
Чиновник задумчиво посмотрел на прорези в столе.
Вспомнил таблицу деления…
-Не делится!
И кто эта благодарная бабушка с черной метки? Может название села?
Чиновничья память напряглась, образовав на его узком лбе череду глубоких морщин.
— Ну, нет в области моего влияния, населенного пункта с таким названием!
Только далекий звонок телефона в приемной, так похожий на школьный сигнал, заставил самодовольно улыбнуться Васю.
— Черная метка была знаком у морских пиратов! – от мыслительной перегрузки у Васи вспотели ладошки, но ее предназначение он вспомнить не смог.
Чиновник, аккуратно положил раритетный денежный знак в свой внутренний карман.
— Странно!? Ведь всех этих бабушек, я отправляю к «чертовой бабушке»
Или на кройняк, к своему заму. Но на конверте написана моя фамилия.
И бабушка, благодарна, значит, я его заработал честно! Ну, вот только не делится старый потертый рубль на троих! – чиновник потянулся к селектору громкой связи.
Резкий удар открывшийся двери, заставил гражданина Баблова вспомнить покойного тестя и старую как демократия заповедь…

Добавить комментарий