СКАЗКА О ЗЕЛЁНОМ ЗМИЕ, ЦАРЕ ГОРОХЕ И БЕССЕРДЕЧНОЙ ЦАРЕВНЕ

Анатолий Чертенков
СКАЗКА О ЗЕЛЁНОМ ЗМИЕ, ЦАРЕ ГОРОХЕ
И БЕССЕРДЕЧНОЙ ЦАРЕВНЕ

Присказка

Кто главнее всех на свете?! –
Спорят взрослые и дети
С незапамятных времён.
И из кожи лезут вон…

Действие I
Сделка

В славном царстве тридевятом,
В государстве тридесятом,
За Кудыкиной горой
Жил-был царь Горох Второй.

Всею мощью интеллекта
Царь придумывал прожекты
И тащил свою страну
То на скалы, то ко дну.

Между делом, шутки ради,
Пива, мёда или браги
Полведра одолевал
И на троне засыпал…

При деньгах да при короне –
Все деяния в законе!

Одного страшится власть:
Как бы с кресла не упасть!

***
Как-то царь проснулся ночью…
Глядь в окно – там небо в клочьях.
А у трона жмурит глаз
Змий Зелёный…
Вот те раз!

У царя взопрело тело,
Топнуть ножкой захотелось.
И забыла голова
Все хорошие слова.

– Дайте кто-нибудь рассол,
Или всех велю на кол!..

– Ты бы, царь, надел корону, –
Отозвался Змий Зелёный, –
Что зря воздух содрогать
И аорту напрягать?..

Всё равно никто не слышит,
Разве что коты на крыше…
Только им твой грозный вид
Ни о чём не говорит.

Всем плевать на государство!
Впрочем, я принёс лекарство.
У меня спиртного – тьма!!!
Не ворую – нет ума…

Но могу накрыть полянку.
Ну-ка, скатерть-самобранка,
Покажись перед царём
В лучшем качестве своём!

И тотчас из ниоткуда
Появилось чудо-юдо:
Круглый стол на трёх ногах.
Ноги – в красных сапогах.
На столе – ковёр персидский,
На ковре – ликёры, виски,
Осетрина с балыком…

Змий защёлкал языком:
– Вот наливочка от Марьи,
Первачок от тётки Дарьи.
Баклажаны, лук пером,
Коньяки, гавайский ром…

В мягком кресле с папиросой
Выпьешь ковш, и ты философ,
Два – художник и поэт,
Три – тебя на свете нет…
Право, были прецеденты!
А теперь мои проценты:
Я хочу за эту снедь
Сердце страстное иметь.

Вспомяни девиц окрестных,
Целомудренных и честных…
Только просьба, государь,
На меня не перегарь!

Освежись ядрёным квасом,
Заливного скушай мяса.
И озвучь их имена!
Вот и вся моя цена!

А забудешь про какую
Про девицу молодую –
У неё и заберу
Я сердечко.
И к утру
Буду где-нибудь далече…

Царь икнул, нащупал печень
И напряг светлейший лоб:
– Подавай вино, холоп!!!
Днём с огнём во всей столице
Не найти тебе девицы!

А тем паче во дворце.
Пал ты, Змий, в моём лице!

И пошли по кругу кружки.
Царь смеялся, пел частушки…
Хороводил сам с собой,
В шесть утра сказал: – Отбой!
И зевнул, и потянулся,
И у трона растянулся…

Царь не знал, что в эту ночь
Бог пошлёт царице дочь.

***
Дым и смрад над государством.
Царь Горох воюет с пьянством.
За указом шлёт указ
В глубину народных масс.

«Пастухи и рудокопы,
Хлеборобы и холопы,
Безбородые юнцы
И почтенные отцы!
Высочайшим повеленьем
За террор и преступленья
Против Трона и царя
Подколодная змея,
В просторечье – Змий Зелёный,
В соответствии с законом
На семнадцати листах
Поражается в правах!
И лишается навеки
Государевой опеки.

А найдётся молодец
И сумеет во дворец
Сердце девичье вернуть –
Мы ему – медаль на грудь.
И объявим нашим зятем,
И расходы все оплатим,
И добавим из казны
Премиальных на штаны».

***
Но напрасно краснобаи
Виноградник вырубали.
И молились на царя,
Чертыхаясь втихаря.

Ни Короне, ни Закону
Неподвластен Змий Зелёный.
А совсем наоборот –
Сам приказы отдаёт!

Действие II. Спустя 19 лет и 10 месяцев.
Объединение преступных кланов

Рядом с городом-столицей,
В замке, мрачном, как гробница,
Триста лет живёт Кощей –
Князь кинжалов и плащей.
Крёстный батюшка бандитов,
Упырей и паразитов,
Волкодавов и быков
И обычных дураков.

А напротив в доме новом
Вечерами гнёт подковы
Вождь бесхвостых обезьян,
Он же – Чёрный атаман,
Господин Иван Степанов.

У него своя охрана,
Ресторация, казна…
И законная жена
Из загадочной России –
Госпожа Анастасия.

Меж соседями вражда
Не кончалась никогда!

Из-за кур, из-за покоса,
Из-за баб и по вопросам
Положения в стране –
Быть ли миру иль войне –
Рать одна другую била,
И рыдала на могилах,
И плясала в кабаках,
И стреляла просто так.

Неприязнь, коварство, злоба –
Три гвоздя на крышку гроба!

***
Как-то раз за миской щей
Ущипнул себя Кощей:
– Снова пакостник Ивашка
Упереть сумел барашка!
А намедни порося
И любимого гуся…

А вчера его гориллы
Лешаку набили рыло.
А ведь знали, что Лешак
Мой товарищ и свояк.

Эх, головушка шальная,
Научи меня, родная!
Как Ивашку погубить
И себе не навредить!..

– Тьфу! Ругаетесь как дети,
А ещё в авторитете… –
Возмутилась голова. –
Ты помой меня сперва!

А под вечер после баньки
Соврати жену у Ваньки!..

В тот же день убрал Кощей
Паутину из ушей,
Туфли ваксою надраил,
Галстук-бабочку поправил
И с букетом орхидей
Был у Настиных дверей:

– Из Венеции брильянты
Привезли мои мутанты.
Разрешите пригласить −
Посмотреть и оценить.
А найдётся что по нраву –
Подарю, не жалко, право…

Настя так и обмерла:
– Ничего себе дела!..
Заплясали черти в глазках:
«Да согласна я, согласна!»

С губ же сладких сорвалось:
«Подожди немного, Кость!»
И скорей – платок на шею
И в объятия к Кощею.

Ай да Настя! Ай огонь!
Да, такую только тронь! –
За чулки ли, за перчатки…
Если карма не в порядке –
Не спасёшься кошельком.

Только князь был мужиком
Старой, правильной закваски –
Не чурался женской ласки,
Но хитрюга, плут и жмот!

Утром скушал бутерброд
И сказал: «Оклад мне нужен!
Секс бесплатный – только с мужем.
Кстати, я послал к нему
Лешака и Колыму…»

Настя прыснула: «Согласна,
Ты мужчина первоклассный!
Отошли Ивашке счёт,
Пусть позлится, лысый чёрт!»

***
А Иван Лукич Степанов
Наливал вино в стаканы.
Для Кощеевых орлов
Взял он лучших поваров,
И заморского артиста,
И хромого гармониста.

Славно в доме без жены! –
Все равны и влюблены…

Сигареты, водка, шпроты,
Прибаутки, анекдоты…
Ну кому с набитым ртом
И довольным животом
В ум придут дурные речи?..

И уже совсем под вечер
Встал Иван, расправил торс
И сказал красивый тост:

– За Кощея! Барин зна-а-атный…
Насте будет с ним приятно.
Я, признаюсь, очень рад!
Но давать ему оклад?!

Тут Иван Лукич Степанов
Вынул фигу из кармана.

***
Через месяц стал Кощей
Привидения тощей.
Заболел радикулитом,
Ревматизмом, менингитом…
И сломался гордый князь,
Сам пришёл и рухнул в грязь.

И сказал, слюну глотая:
– Оплошал я, понимаю.
Облажался, старый хрыч!
Пощади, Иван Лукич!
Забери назад Настасью!
Всё отдам: коня и снасти.
Замок древний заложу.
Гадом буду – отслужу!

– Нам, – Иван вздыхает тяжко,–
Не хватает власти царской.
Обязуйся мне помочь
В жёны взять царевну-дочь
И сместить её папашу.

Я за то супругу нашу
Заточу в монастыре,
На Кудыкиной Горе.
Там она запросит яду.
И свершится всё как надо…

– От твоих речей, Иван,
Сразу тянет до путан!
Царь дурак и недотёпа,
Но за ним стоят Европа,
Воркута и Магадан…

– Ерунда, – хрипит Иван. –
Власти, славе и успеху
Многожёнство не помеха!
Есть в хлеву моём свинья
Ростом с доброго коня.
Сала в ней пудов на десять! –
Поедим, покуролесим,
Купим водки – па-ро-ход!
И объявим крестный ход.

Ну а я свиное сердце
Пересыплю красным перцем,
Спрячу в шёлковый платок
И к царевне – за полог.

А не выгорит с девицей,
Учиним погром в столице.
Возмутим народ честной.
По рукам. Тогда за мной…

Действие III.
Государственный переворот

Постучался утром ранним
В дверь царевны гость нежданный.

Отрываясь ото сна,
Пробурчала вслух она:
– Кто посмел меня тревожить?
Жизнь пресытила, быть может?!
Стража! Выгнать наглеца
Батогами из дворца…

Спят, козлы!.. И это – войско?!
Кто ни есть – входи, не бойся!
Ё-моё!!! Да это ж – Змий!..

– Ты, царевна, не хами!
И накинь халат на тело.
Нагота мешает делу! –
Отвечает ранний гость. –
Вот и свидеться пришлось!

Долго я бродил по свету –
Всюду властвуют монеты…
Справедливость не в цене,
Гибнет мир, сдаётся мне.

– Постыдился бы слезиться! –
Усмехается девица. –
Чем глазищами вертеть,
Дай на сердце посмотреть!..

И тотчас из ниоткуда
Появилось чудо-юдо:
Круглый стол на трёх ногах.
Ноги – в красных сапогах.
На столе – ковёр персидский,
На ковре в зелёной миске
Красно-огненный цветок…
И летит царевна с ног…

И завеяло весною…
– Боже мой, да что со мною?!
С глаз сползает пелена…
Я люблю! Я влюблена!!!

***

Царский двор жил жизнью важной:
На посту дремала стража
И бездомный чёрный кот
Чистил когти у ворот.

Царь подписывал указы,
Казначей считал алмазы,
Тень ложилась на плетень,
Словом, был обычный день.

А под вечер во дворец
Заявился удалец.

– Я принёс царёвой дочке
Сердце в шёлковом платочке. –
И Ивана Лукича
Пропустили как врача.

Царь не думал над речами,
Не икал, но был в печали:
– Ну, давай платок, орёл!
А не то велю на кол!..

Лесть царям нужна не меньше,
Чем капризнейшим из женщин. –
Правдой глаз не подвести,
Потому и не в чести.

Но сказал Иван:
– Надёжа!
У тебя такая рожа –
Прямо чистый антрацит!
Может, ты антисемит?!

Так со мною нет евреев!
Только воинство Кощея
Да ребятушки мои…
Ты их долго не томи,

А вели явить царевну
И готовь указ хвалебный!
Мне не терпится, отец,
Прогуляться под венец!

Царь икнул, собрался с духом
И кулак Ивашке в ухо:
– Образина! Сволочь! Вор!
Эй, палач, тащи топор!..

Завершить бы тут сказанье
Проходимцам в назиданье!!!
Но принёс письмо гонец!

«Государь и наш отец,
Старичок мой лицемерный!
Я устала быть царевной…
А на Змия не гневись.
Не отдам его ни в жись….
И прощай! Пора в дорогу.
Уезжаю, слава Богу!»

***
– Разыскать, четвертовать,
Войско за море послать! –
Царь икнул, припомнил чёрта
И на пол свалился мёртвым.

– Ой, беда, – заохал двор, –
Это надо ж, царь помёр!!!
Нет надёжи-государя…
Горе нам! Беда, бояре!

Государство и народ
Без Гороха пропадёт!..
А народу – всё едино:
Что топор, что гильотина…

Шум, сумятица, галдёж,
Мордобитие, грабёж –
Всё смешалось в царском доме.
Но стоял Кощей на стрёме.
Ждал преступный элемент
Исторический момент…

Ночь прошла! И утром ранним
Встал народ в похмелье крайнем,
А на троне царь Иван
В окруженье обезьян….

Эпилог
И последнее – о Насте…

Уступив верховной власти
Персональных мужиков,
Поскучала семь деньков
И тайком, продав брильянты,
С чужестранным коммерсантом,
Симпатичным старичком,
За границу – прямиком…

И свершилось всё как надо –
Запросил купчишка яду.
И теперь она – звезда!
Но вздыхает иногда:
– Не была бы я блудницей,
Стала б вольною царицей!..

Сказка ложь, но в ней намёк,
Красным девицам урок.

Добавить комментарий