Сангины мертвых царевен

Яков Есепкин

 

Сангины мертвых царевен

 

XXXXVI

 

Нимфы августа яства несут

Ко столам, блещут вина сурьмою,

Яко агнцев блаженных спасут,

О звездах мы приидем гурмою.

 

Льется пир отходной, сколь полны

Все начинья сие и всещедры,

Что и ждать фаворитов Луны,

Возлетайтесь, корицы и цедры.

 

Всё еще юды тщатся зазвать

Нас к столовию, воски свечные

Мглой тисня, всё бегут укрывать

Бледных юношей в тьмы ледяные.

 

XXXXVII

 

И еще накрывают столы

Феи ночи и путники ада,

И юдицы опять веселы

В пировых нетлеенного Сада.

 

Это демоны Геллы поют,

Чу, оне ль нас теперь отпевают,

И толкутся, и алчно снуют

Круг емин, и еще пировают.

 

Мы одне в елеонских садах,

Ночь пуста, се безсмертие наше,

Восстоим о юдольных звездах,

На фарфор диаментность лияше.

 

XXXXVIII

 

Ночь меловниц успенных пьянит,

Бледный морок над тьмой нависает,

Кто живой, кто еще именит,

Отзовись, гоев хмель и спасает.

 

И слетят с хоров неб ангелки,

Царе, виждь мир теней совершенных,

Мы и сами были высоки,

Нас алкали пиры оглашенных.

 

Днесь точится в незвездность арак,

Блещут небы, сияя лучами,

Где и льется томительный мрак

На столы, превитые свечами.

 

XXXXIX

 

Плачьте, плачьте, камены о сех

Бедных рыцарях нощной юдоли,

Со восковьем о тонких власех

И звездами таящих уголи.

 

Всетрапезные эти столы

Ожидают иных постояльцев,

Геть, юдицы, алкать, веселы

Яко вы без мраморных скитальцев.

 

Очеса наши присно темны,

И стоим, и виньеты ломаем,

В коих к мраморной мгле взнесены

Прекаждящим над цветию маем.

 

L

 

По челам ли серебро ведут,

Это воск ли пасхалов точащих,

Суе ангели нас и блюдут,

Не спасти, не спасти премолчащих.

 

Ночь июля – се ночь цветников,

Се, тянутся оне к багряницам,

Сколь царевны впорхнули в альков,

Станет млечности нищим блудницам.

 

Виждь, Господе, хотя юродных,

Виждь хотя сквозь цветочные течи,

Как из наших перстов ледяных

Совивают меловые свечи.

 

Добавить комментарий