Эфемериды

Яков Есепкин

 

Эфемериды

 

XXI

 

Томных дев и камены блюдут,

Нам лишь кровию были чернила,

Со щитами героев не ждут,

Алекто наши сны огранила.

 

Но мгновенье, замученный брат,

Вдоль сиреней текут путраменты,

Их цеди, за каратом карат,

Яко пламени траурной ленты.

 

Мы писали канцоны не сем

Юным феям, шелковым наядам,

И теперь меж перстами несем

Тьмы цветниц, всепокорные ядам.

 

XXII

 

Стол накройте сакраментной мглой,

Ночь Вифании чтут пировые,

Феб и Мемнон в гортанях с иглой,

Кто погублен – успенны живые.

 

Время париям днесь умереть,

А и нам ли веселье преложно,

Тщиться будут пифии стереть

Мглу чернил, где бессмертие ложно.

 

Возлиются гербарии тьмой,

Всеоцветною розовой сенью,

И лишь выступит кровь под сурьмой,

Золотяше пути к неспасенью.

 

XXIII

 

Алавастры ночные влекут

Черных фей и беспечных юнеток,

Тускло золото млечных цикут,

А и полно червовых монеток.

 

Пляски фурий взирает Аид,

Столы антики щедро ломятся,

Хоры сонных пеют данаид,

Прескучают оне и томятся.

 

Дивный пир и чудесная мгла,

И теней алавастровый морок –

Всё горит, всё и нощность свела

Тьмой во злате вишневых подпорок.

 

XXIV

 

Царской оперы фавны пышны,

С бельэтажей свисают химеры,

Граций томных в шелках ложесны,

Дышат негою их костюмеры.

 

Юны, юны сюда нас влекли,

Днесь оне ль примеряют балетки,

Бал окончен, сие умерли,

Авансцену терзают старлетки.

 

И хотят нас, Геката, убить

Иудицы под темной золотой,

Чтоб хотя всеуспенных увить

Чернотечной вишневою слотой.

 

XXV

 

Черных вдов феи тьмы и белят,

Ядом чинят нецветность их аур,

И царевен травить всевелят,

Яко сводам приличен лишь траур.

 

Пой, Эреб, остия сех юдиц,

Веселятся пускай четверговки,

Меж скульптурных ядят молодиц,

Всяк пиит удостоен торговки.

 

И с отравой нальется вино

В наши амфоры, чернью витые,

Мы его преалкаем одно,

Цветь лия на шелка золотые.

 

Добавить комментарий