КОГДА СОЛНЦЕ НЕ ВСТАЛО…

Человек в белом медицинском халате зашел в столовую. Подошел к столу и наугад выбрал чашку с чаем. Рукой в прозрачной медицинской перчатке достал из кармана пакетик и высыпала его содержимое в чашку. Человек молча вышел из столовой, закрыв за собой дверь.
Максиму стало нехорошо после ужина и он пошел отдохнуть в свою комнату. Вечером ему предстояло идти на дежурство. Эта забытая всеми планета уже надоела ему. Две недели и никаких признаков жизни.
Максим прилег. Еще три часа можно отдыхать.
……..
Вечерело. Солнце клонилось к горизонту. Лагерь был разбит на краю леса и было слышно как легкий вечерок шумел листвой деревьев. Вокруг лагеря были разбросаны куски бумаги, в которую были завернуты ящики с оборудованием.

Трава рядом с ногами Максима резко нагнулась, как если бы кто-то пробежал в ней. Максим присел на корточки чтобы лучше рассмотреть. Маленькие существа на длинных задних лапках, очень похожие на земных тушканчиков, сновали между травой. Они хватали куски бумаги и быстро тащили их по направлению к лесу, скрываясь за деревьями. Максима начала забавлять их суета. Вдруг что-то повалило его на землю. Максим почувствовал как десятки маленьких лапок крепко держат его за спину и ноги. Он попытался вырваться, но с таким же успехом он мог бы попытаться взлететь. Зверьки быстро несли его направлению к лесу и отпустили только глубоко в чаще. Опустив Максима на землю зверьки скрылись за деревьями.
Надо было искать дорогу назад. Темнело и первые звезды уже появлялись на небе. Огромные деревья, кроны которых терялись среди появляющихся звезд пригрели в своих корнях молодую поросль. Старые тяжелые ветви скрипели и ворчали под порывами ветра, как и положено в их почтеном возрасте.

Землю покрывал мох и ковер из опавших листьев, что делало шаги Максима мягкими и безшумными. Лишь изредко, наступив на сухую ветку, он напоминал лесу о своем присутствии.

Иногда на пути Максима встречались кусты с плодами странной формы. Они стояли длиной тонкой полосой на пути, создавая впечатление изгороди. Как если бы они отделяли одни владения от других. Встретив очередную такую предграду Максим решил рассмотреть плоды повнимательней.
Практически на всех кустах плоды ничем особым не выделялись, лишь на некоторых они шелестели и двигались не в такт ветру. Максим решил обойти эти кусты стороной.

Вдруг от дерева на его пути отделилась тень. От неожиданости Максим отшатнулся в сторону, зацепив рукой несколько странных плодов. И в этот же момент плоды недовольно зашипели раскрываясь. Белесые, ничего не выражающие глаза смотрели прямо на него. Каждый плод медленно разворачивался: сначала голова, затем крылья, потом серое тело лишенное перьев. Разворачиваясь крылья цепляли соседние «плоды», чем вызывали цепную реакцию. Еще мгновение и сотни хищных птиц смотрели Максиму в глаза.
Посмотрев неколько секунд, птицы с глухим звуком сорвались со своих мест и поднялись в небо, закрыв своими крыльями звезды. Птицы двигались синхронно, как единый механизм. Их полет гипнотизировал и заполнял собой сознание. Движение направо, волной вверх и тут же падение вниз. Нарушая законы физики птицы не становились меньше. Возникало ощущение, что размер птиц это константа в этом мире: вне зависимости от расстояния на которое они удалялись.

Хрипяще шипящий звук где-то совсем рядом заставил Максима оторвать взгляд от демонического танца птиц. Тощий скелет, обтянутый кожей, тянулся к Максиму. Шаркающей походкой, он направлялся к нему хрипя и шипя. Максим начал пятить. Отступая, он зацепился за корень дерева и упал. Спиной он почувствовал мягкую землю, над головой шумели деревья и был виден безумный танец птиц. Птицы издавали тихие хихикающие звуки, от которых мороз шел по коже.
На волосы Максиму начала сыпаться земля. Приподняв взгляд он увидел, что рядом с ним из земли начинает вылезать очередное существо. Большое толстое неповоротливое. Огромные рот резко контрастировал с маленькими глазами-бусинками. На лицо Максиму что-то капнуло. Из огромного рта тянулись слюни. Они мерзко свисали из уголков и, растягиваясь, по капле падали вниз. Максим резко повернулся, пытаясь откатиться как можно дальше от существа. Он совсем забыл о втором. Только теперь он заметил, что находится непосредственно между ними.
Скелет обтянутый кожей продолжал медленно приближаться,- хищно протягивая узловатые длинные кривые пальцы. С другой стороны перекатываясь с ноги на ногу приближался толстое существо разбрызгивая слюни направо и налево. В самый последний момент Максим умудрился вскочить на ноги и уйти в сторону. Еще мгновение и он оказался бы раздавлен между двумя чудовищами. Пузо одного наткнулось на пальцы другого. Огромный рот, истекая слюной, открылся еще больше, пытаясь проглотить лысую голову противника. Максим стоял в стороне парализованный ужасом и не мог оторвать глаз от сцены перед ним. Скелет воткнул в огромное пузо костлявые руки и за пару секунд, через пальцы, высосал все. Повернув в сторону Максима лысый череп, существо сверкнуло красными глазами и словно провалилось сквозь землю. На его месте остался мешок из серой шероховатой кожи и лужа слюней.
Как в бреду Максим бросился бежать в лес.
………
Максим продирался сквозь густые заросли. Десять женщин с мечами преградили ему путь. Он в нерешительности остановился. Издав боевой клич они понеслись на него. Максим закрыл лицо руками. Амазонки пронесли сквозь него и на бегу рассыпались в пыль. Падая на землю пыль превращалась в белый туман. Он стелился по земле, ограничивая видимость несколькими шагами. Максим шел сквозь туман и чем дальше он шел, тем плотнее и материальней казался он. Туман проникал сквозь одежду и казалось пытался добраться до костей. Он залезал в уши, нос и рот затрудняя дыхание.
С каждым шагом констинстенция тумана становилась все более вязкой и все больше напоминала вату. Скованные движения, борьба за каждый глоток воздуха, — вот что стало смыслом существования Максима. И так до тех пор, пока белый войлок тумана не сковал его окончательно…

Хихиканье птиц вдруг нарушило тишину и покой ватного плена и смолкло так же неожиданно, как и началось, уступив место чавканью.
Кто-то или что-то явно прокладывало себе путь зубами сквозь ватный туман. Сначала Максим видел только смутные силуэты. Не в силах двинуться ему оставалось только ждать.
Постепенно Максим смог различить маленьких существ. Милые и очаровательные, как дети, если бы не острые зубы во рту. Они хаотично двигались по туману поедая его как сладкую вату.Съедая туман они ненамерено освобождали Максима из плена.

Одно из маленьких существ оказалось совсем рядом и принялось обнюхивать Максима. Приняв его за разновидность тумана оно вонзило зубы в его ногу. Сильная боль пронзила икру Максима. Он попытался закричать, но не получилось. Его рот был все еще полон туманом. Маленькое существо подняло голову, пытаясь заглянуть Максиму в глаза. Красивое лицо с огромными черными глазами обиженно смотрело на него. Вздохнув и что-то проворча существа развернулось и пошло прочь от Максима, вытирая по дороге окровавленый рот.
………
Туман постепенно таял и Максим обретал способность двигаться. Нестерпимо болела нога. Крошечные дырочки от острых зубов уже перестали кровоточить. Неподалеку Максим увидел озеро и хромая побрел к нему, чтобы обмыть ногу. Холодная вода смыла кровь и притупила боль.
Максим присмотрелся. По серой глади озера скользили тени больших хихикающих птиц. Вода втягивала в себя летающие силуэты, растворяя их в воде. Когда птиц больше не осталось, поверхность заволновалась. На берег начали выползать существа. Вода ручьями стекала с их гладких тел, заставляя серую кожу блестеть в свете ярких звезд.

Почему-то Максим понял, что они так просто не уйдут, что надо искать то, что их заставит исчезнуть. И он побежал. Пытаясь оторваться от своих преследователей он бежал мимо деревьев, продирался через кусты, перепрыгивал через ручьи. Но как быстро бы он не бежал, он слышал звуки преследования. Болотные существа не отставали от него ни на шаг. Он бежал долго, пока перед ним не появилась скала. Высокая и непреступная она не давала никаких шансов к спасению. Никаких углублений или уступов. Максим повернулся лицом к своим преследователям, прижавшись спиной к холодным камням. Руки инстинктивно пытались нащупать хоть какие-то углубления в скале, но под руками был только мох. Мох мягко и нежно прикасался к ладоням, и приятно щекотал пальцы.

Существа окружали его. Максим поднял глаза на небо. Знание того, что все закончится с восходом солнце появилось внезапно. Еще чуть-чуть, еще немного и первые лучи солнца растворят его кошмары в теплых лучах.

Холодный промозглый воздух дрожал, отступая перед утренним теплом. Высокая зеленая трава вся покрылась росой.
Максим шел вперед по полю. Шел по пояс утопая в траве. Он все еще чувствовал изнутри ночной холод, хотя кожа уже ощущала теплоту первых солнечных лучей.
Высокие сочные стебли цеплялись за одежду и оставляли на ней собранную за ночь росу. Одежда становилась мокрой, пытаясь вернуть его в реальность.
Небо светлело. Сначала несмело, — тонкой полоской окрашивая небо на горизонте в желтый и розовый одновременно. Таким оно не было ночью, таким оно не будет днем. Таким оно может быть только сейчас.
Тонкие лучи пробивались сквозь темноту. Это свита. Свита для короля. Для солнца.
Весь мир замер. Застыл. Затаил дыхание. Время остановилось. Сейчас. Сейчас оно покажется из-за горизонта и время побежит дальше по своим делам.
Красно-оранжевый шар гордо и величаво выплывал на небо. Звезды начинали тускнеть, признавая превосходство солнца, прячась в сиянии его лучей.
Еще мгновение и чудо исчезнет. Еще мгновение и наступит утро. Но не сейчас. Сейчас рассвет. Миг между. Между днем и ночью. Нигде. Вне пространства. Вне времени.

И тогда он взглянул прямо на них. Существа были уже совсем рядом, замыкая кольцо вокруг него. Он уже чувствовал сладковатый запах плесени и холод пустоты, исходивший от них. Он еще раз, с надеждой, взглянул на небо. Никаких изменений. Он так ждал, так надеялся спастись. А теперь все кончено. И тогда он закрыл глаза.
Холодные влажные конечности схватили его за горло; начали разрывать грудь. За закрытыми веками вспыхнул свет, ослепив его. Максим знал, что солнце не встало, что его ослепила боль. Но кошмары отступили и стало темно…

Когда утром нашли тело Максима было уже поздно. Оно все было в крови. Длинные глубокие царапины пересекали всю грудь и шею. Тяжело было представить какие существа могли такое совершить. Руки Максима тоже были все в крови. И могло бы сложиться впечатление, что он защищался, если бы не кожа под его ногтями. Человеческая кожа. Его кожа.

Добавить комментарий