КАРАНТИН

Кто-то боялся выйти на улицу, потому что там были нелюди. Кто-то боялся говорить, потому что за это били. Кто-то боялся дышать, потому что за это убивали.
Обозленные вооруженные люди стояли на углах улиц и смотрели на тебя, как на преступника. Горящие обозленные глаза – это все, что можно было увидеть на лицах закрытых масками. Они злились на всех: на тех, кто их сюда поставил; на тех, кого они защищали. Но больше всего на тех, от кого они защищали. Им приходилось убивать тех, кто еще смог остаться людьми, кто противостоял режиму. Им приходилось их убивать просто за то, что они были другими; за то, что еще сохранили возможность думать.

Толпы обезумевших людей… со страхом в глазах и паранойей в мозгах быстро шагали по улицам. Их цепкие глаза быстро выискивали в толпе людей отличавшихся от них. Это было так легко и просто: их лица не были закрыты белыми масками. Эти, смотрели на мир открыто, не боясь: обезображивая улицу розовым цветом своей кожи. Они смотрели на них с ненавистью и завистью одновременно. С ненавистью за то, что они несли в себе опасность… Так сказали… С завистью, что не смогли остаться такими, как они…

Люди шли по улицам неспешно, прогуливаясь по уже осенним тротуарам. Ветер смело бил их в лицо. Их легкие смело вдыхали якобы отравленный воздух. Их рот и нос выдыхал якобы зараженную влагу. Они шли и испытывали к стоящим солдатам в белых масках доброту,- даже когда тем приходилось их убивать. Они шли и испытывали жалость к перепуганным прохожим в белых масках, — они просто стали одними из многих. Они шли, прогуливаясь. Солнце освещало их лицо, чистый воздух питал их кровь, воздух развевал их волосы…

……

Где-то там далеко несколько существ, которые все еще по привычке называли себя людьми, разговаривали.
— Сколько уже не стало?
— 2 миллиона.
— Нам достаточно?
— Нет. Дай этим параноикам еще две недели, и тех, кто нам мешал, почти не останется….

Добавить комментарий