ХОЛЕРИК

Жил-был на свете один парень, не в столице и не в каком-нибудь крупном городе. Ну жил себе и жил, казалось бы, что тут особенного? И городов таких сотни, и парней вроде бы тоже.
Он был холериком. Но и тут ничего экстраординарного не было. Мало ли холериков на Земле?
В общем, звали его Илья, а впрочем, кто как хотел, тот так его и звал. Кто Илюша, кто Илюха, а кто по нику в чате. Никто не знает, как ему больше нравилось, он никогда этого не говорил. Он вообще очень мало рассказывал. Он был музыкантом. Одаренным музыкантом, как говорили все его друзья и просто люди, зашедшие на репетицию его группы. Неизвестно, верил ли он в это сам, но говорил всегда, что поет плохо, тексты выходят не всегда удачные и вообще, его группа далеко не фонтан, но, безусловно, самое важное, что есть у него в жизни. Он был везде, как будто боялся что-то пропустить. Он играл в четырех группах сразу, не меньше. У него была девушка, он ее искренне любил. У него были друзья, со стороны казалось, что очень много. Как считал он сам, никто не знает. У него была известность. Бессмысленно было это отрицать. Иногда доходило до абсурда. «Да ты крут, однако! Ты знаешь Илью!» – вот такие встречались иногда мнения.
Илья был холериком. Его мнения менялись в зависимости от настроения, и происходило это очень часто. Иногда его настроение зависело от времени суток, так, например, по его собственному признанию, вечером его охватывала не то грусть, не то спокойствие, не то безразличие. А иногда, стоило только произойти чему-нибудь важному, как он тут же менялся в лице в лучшую или худшую сторону. На самом деле он был очень эмоциональным. На репетиции даже в самые плохие периоды его было не узнать, настолько полным было преображение. Если бы он видел себя, возможно и сам бы не поверил. Из обычного человека он превращался в настоящую звезду. Весь налет слетал, оставалось что-то…невесомое. Создавалось впечатление, что он был в это время где-то не здесь, а весь в музыке. Но репетиция заканчивалась, и заканчивалось то магическое, что было в Илье. Он вновь становился обычным человеком с обычными житейскими проблемами и холерическими перепадами настроения.

Однажды он сел и погрузился в размышления. Это бывало с ним нередко. Он в очередной раз подумал, что ему делать дальше. Да, первый полноценный демо — альбом был уже почти готов. И даже имелись заготовки для клипа. Впереди было запланировано несколько концертов. Популярность должна была притечь быстро, если учитывать безусловное качество песен и PR-способности Ильи. А что потом? Почивать на лаврах? Это его не устраивало. Записывать что-то новое? Да, конечно, его фантазия была неиссякаема, но ведь Вовка и Серега, его товарищи по группе и друзья, тоже не железные. Надо, наверное, дать им отдохнуть. Но Илья не мог стоять на месте. Постоянное движение стало законом его существования. Подчас это утомляло и раздражало его самого, но по-другому он не мог. Но все-таки над первым альбомом его группы еще надо было очень серьезно поработать, и поэтому слишком далеко загадывать не имело смысла. Это ему не нравилось, но приходилось мириться. И поэтому он исправно ходил на репетиции, испытывая от этого огромное счастье. Он играл и пел, его басуха издавала порой невероятно красивые звуки, голос тоже был интересен, хотя он никому бы этого не сказал.
В декабре демо – альбом был готов. И он поехал в соседний город на концерт, правда, не с этой группой, а с другой, в которой тоже играл. Когда он оттуда вернулся, его переполняли ощущения. Такого душевного подъема у него не было давно. Хотелось сразу же сесть и написать про это песню. Публика была отличная, встретили их одобрительными криками и поддерживали весь концерт, словно они были панк-рок-звездами мирового масштаба. Демо – альбом в его многочисленных копиях он раздал всем, кому можно. Интересно, какие будут отзывы? Большинство его знакомых, кто это уже слышал, называли альбом гениальным, качественным, замечательным и т.п. И это притом, что многие из них слышали не конечные, «отлакированные» версии песен, а ранние. В общем, Илья был очень рад и вместе с тем взволнован. А скоро предстоял концерт и в его городе. Но здесь он почти не сомневался в том, что все будет отлично, если, конечно, он, Серега и Вовка сыграют безупречно, но на репетициях они столько раз играли свои песни, что не должно было возникнуть проблем.

Настал день концерта. Илья, как и его товарищи по группе, немного волновался, но настроение было замечательное. Он верил в свой инструмент даже больше, чем в самого себя. Время пролетело незаметно, и вот они уже на сцене. Первые аккорды…И понеслось. Он уже не помнил ничего, его захватила музыка, он играл не по памяти, а по какому-то особенному чувству, которое знакомо только музыкантам. Публика визжала. Восторг был дикий. Казалось, что в зале вибрирует все. Множество вытянутых вверх рук, словно пытавшихся достать до играющих и забрать у них хоть часть того блаженного ощущения, что шло от них, множество устремленных на них взглядов, множество эмоциональных волн, идущих из зала навстречу тому потоку, что лился со сцены… Илья чувствовал все это. Он на мгновение вернулся в реальность и заметил всего одну пару глаз, которые смотрели на всю группу с чувством восхищения, настолько искренним, что это казалось даже странным среди этих бесящихся людей, мотающих головами… Он был счастлив. Завтра он, может быть, опять задумается о дальнейшей своей жизни. Он вне всяких сомнений напишет завтра новую песню. Но это будет завтра, а сегодня…Сегодня он просто счастлив.

Добавить комментарий