ТРИ КОРОЛЯ

Пролог

Поверженный король Велиант обессилено упал на одно колено.

— Давай, прикончи меня, — твердо произнес он Лоуренсу. – Чего ты ждешь!

— Я просто всегда люблю немного растянуть казнь, — злобно прошипел Лоуренс, обойдя Велианта со спины.

— Ты садист! – крикнул на него Велиант. – Вместо того, чтобы дать мне быстро умереть, для тебя будет удовольствие, то как я буду страдать, да?!

— Несомненно, — ухмыльнулся Лоуренс и замахнувшись мечом одним махом отрубил Велианту правую руку. Дикий вой боли и отчаяния разнесся по замку…

В то время шел неспокойный 1010 год от Рождества Христова: время крестовых походов, междоусобных войн, политических интриг и всевозможных расприй. Пока крестоносцы несли по свету огнем и мечом, праведную мысль о христианстве, правители трех государств – Лоуренс, правитель Клемеции, Велиант – правитель Зинтерии и Роджер – правитель Либории, сошлись в собственной кровопролитной войне. Вернее сошлись двое, против одного. Вначале они были друзьями, не разлей вода, но потом произошло нечто, что навсегда изменило отношение одного из них к своим друзьям, и ко всему остальному миру тоже. Когда Лоуренс стал королем, отравив отца и повесив своего старшего брата, он буквально стал одержим властью. Ему было мало своего королевства, площадью около 200 гектаров. Он решил избавиться от бывших лучших друзей, чтобы завладеть их землями. И когда ему это удалось, Лоуренс провозгласил себя единоличным правителем всех близлежащих земель. Но все изменилось, с появление наследников Велианта и Роджера из 21 века…

Глава 1

День прямо с утра не задался: мало того, что я опоздал на автобус и пришлось ехать за тысячу рублей, с сомнительным шофером кавказкой национальности, так еще я чуть не провалился в канализационный люк, меня облаяла стая собак и в довершении всего уволили с работы. Когда я спросил за что, мне ответили: «Кризис, сам понимаешь. Кого-то нужно сократить». Тьфу, вот что это за жизнь, а?! Иногда я думаю, что появился не в свое время. Что меня тут не должно быть. Но видимо кто-то, сыграл со мной злую шутку и вот я здесь. Кстати, забыл представиться – Виталий Клепкин. Имя вроде бы неплохое, а насчет значения фамилии я не вдавался в подробности. Это единственное, что досталось мне от родителей, так как когда мне только стукнуло восемнадцать лет, они просто указали мне на дверь и сказали, что я с ними больше не живу. Поначалу я сильно расстроился. Даже пару раз ночевал под дверью, надеясь что меня впустят обратно. Думал, что они пошутили. Но вскоре оклемался от первоначального шока и довольно быстро влился в нужное жизненное русло. В ближайшие два года у меня появилось все: хорошая работа в одной мегакорпорации, шикарная квартира в центре города, подружка, модельной внешности и белый «мерин», последней модели. Не жизнь была, а прямо малина… до поры до времени. Вскоре у меня пошла совершенно черная полоса: на работе сократили, машину забрали за долги, собирались лишить квартиры, подружка, сказав что не хочет больше жить с неудачником, ушла от меня к какому-то табачному королю из Кубы. Жизнь окончательно повернулась ко мне, явно не передом. Хоть я старался не унывать, утешая себя мыслью, что могло быть хуже, в глубине души понял, что я полный неудачник. Я уже потерял все, что имел, что может быть хуже? Как оказалось может…

Уже наступил поздний вечер, и народу на улице было совсем немного. Собственно как и освещения. Поэтому идти домой приходилось посредствам подсветки мобильника. Когда до дома оставалось буквально пару метров, мое внимание привлек громкий женский крик, просящий о помощи и три ржущих во весь голос мужских голоса. В обычной ситуации, я бы не обратил на это никакого внимании (так как лезть в драку, себе дороже) и в крайнем случае вызвал бы милицию. Но услышав слова:

— Хватит орать, сучка, все равно тебе никто не поможет, — которые очевидно прозвучали от одного из маньяков, у меня внутри что-то переклинило. Я твердым шагом направился в подворотню откуда и прозвучала эта вызывающая фраза. Передо мной предстала следующая картина: в свете одиноко стоящего тусклого фонаря, находились трое личностей явно криминального типа, с мерзкими рожами, а на земле, стояла на коленях измученная ими девушка. Вместо одежды на ней остались одни лохмотья, лицо было бледным, с ярко выраженными кровоподтеками.

— А ты откуда свалился? С какого дерева? – грубо поинтересовался вожак шайки, обращая внимание на мою скромную персону.

— Тебя забыли спросить, урод! – грозно ответил я.

Ё-моё, что я делаю? Из меня же за пару минут отбивную котлету сделают, точно. Чем я только думаю? Однако взгляд отчаяния девушки, вывел меня из первоначального ступора. Я сильно сжал кулаки и с грозным криком накинулся на этих отморозков. Честно признаюсь, что было дальше, помню не точно. Словно пеленой глаза накрыло. Помню что довольно быстро наносил удары, отчего двое отморозков разлетелись в стороны словно пушинки. Еще помнится, что последний устоявший, достал из рукава нож-выкидушку и нанес мне пару глубоких ран. Но я, даже не заметив их, выбил у отморозка из рук оружие, после припечал им же правую руку бывшего владельца. Тот громко и жалобно взвыл.

— Что, не нравиться, засранец? – прошипел ему на ухо я. Пелена спала с моих глаз, и я увидел взгляд отморозка полный страха и отчаяния. Поначалу я даже немного испугался, но быстро взяв себя в руки все-таки нормализовал ситуацию. — Так уж и быть, на первый раз я вас всех отпущу. Но учти – если еще хоть раз подобное повториться – прирежу как свиней. Ты меня понял? – отморозок быстро закивал в знак согласия. Я быстро вытащил нож из его ладони. Тот вновь взвыл от боли и быстро намотал на раненую конечность кусок своей рубашки. После чего потянулся к своему ножу, словно ребенок. – Э-э-э, нет дружок, эту безделушку я оставлю у себя. На всякий случай. Чтобы ты или кто-нибудь еще, не решил вновь ей воспользоваться. Ну-ка шасть отсюда, — пригрозил ему я. Отморозок испарился в мгновение ока. И уж не знаю как, но его дружки тоже неожиданно испарились. Но меня в данный момент интересовала спасенная особа, которая тоже куда-то испарилась (наверное, еще в самом начале разборки). Однако мне не составило труда ее найти (она решила спрятаться, зарывшись в гору старых вещей, которые народ собрался выкинуть).

— Ну вот я тебя и нашел, — облегченно сказал я, улыбаясь. – Давай помогу, — я протянул ей руку. Она пыталась взять ее но почему-то промахнулась, хотя между нами было всего два метра и можно было различить хотя бы теневой силуэт. – Эй, ты чего? Решила приколоться, да?

— Нет, — дрожащим от страха голосом ответила она. – Просто я ничего не вижу.

— Погоди, — придумал кое-что я. – Сейчас я устрою хоть какую-то иллюминацию.

После чего вновь вытащил мобильник из кармана (который чудом смог уцелеть после драки) и активировал его. Дисплей показывал, что мне три раза звонили. И всеми тремя разами была Изольда (так звали мою бывшую подругу, которая меня бросила). Интересно, чего она хочет? Может она забыла у меня что-то из своих вещей? В любом случае, я не желаю с ней даже разговаривать. Между нами все кончено раз и навсегда. Я быстро очистил журнал звонков и посветил на кучу тряпья, где продолжала прятаться спасенная. Но даже после этого, девушка не обратила на этот блеклый свет никакого внимания. И более того – смотрела совершенно в другую сторону.

— Эй, я здесь, — привлек ее внимание я.

На этот раз она повернулась на мой голос, и я смог детально ее рассмотреть: хм… а она ничего. Не модельной внешности, но все же: волосы растрепаны, черного оттенка, фигура есть, ноги тоже, довольно длинные, изящные руки и шея. Насчет лица могу сказать, что оно у нее было симпатичным: немного по-детски смазливым, ярко красные губы, подрагивающие то ли от холода то ли от страха. Прямой, чуть крючковатый нос. Большие голубые глаза довершали эту картину. И что-то мне в них не понравилось – они были какими-то пустыми, смотрящими как бы сквозь меня. Из одежды на ней была лишь порванная на две половинки футболка, которую она всеми силами сдерживала двумя руками, расстегнутые потертые брюки, и один кроссовок. Второй видимо этим уродам все-таки удалось с нее стащить. Ну ничего, не велика потеря. Главное, что жива осталась. Остальное дело наживное. Я вновь протянул ей руку, но она вновь не отреагировала. Тогда я плюнул на это дело и сам взял ее за руку и вытащил из горы трепья. Когда она встала, то оказалась на полголовы выше меня. Это меня, конечно, немного смутило, но ненадолго. По крайней мере карликом я себя никогда не считал и по поводу роста, никогда никаких комплексов не испытывал. Оказавшись поднятой, девушка все равно продолжала дрожать, на этот раз поджав под себя одну ногу, как цапля. Быстро смекнув дальнейшие действия, я снял с себя пиджак и набросил ей на плечи.

— Ну как? Теплее? – заботливо спросил я ее.

— Немного, — тихо ответила спасенная. – А как же ты?

— Не боись, я закаленный, — заверил ее я. – Ладно. Пошли, провожу тебя домой. Где ты живешь?

— Теперь нигде, — ответила девушка.

— В смысле? — не понял я.

— В прямом, — серьезно ответила она. – Нет у меня больше дома. Подожгли, чтобы расчистить место под строительство каких-то офисов, а меня выгнали на улицу. Пару дней я слонялась по улице: спала, где попала, ела что попала, пока не нарвалась на этих отморозков. Не нужно было тебе с ними драться: и сам цел, остался бы и мне бы с дальнейшими проблемами разбираться бы не пришлось.

— Ладно отбросили плохие мысли в сторону, — сказал я вновь беря ее за руку. – Пошли.

— Куда? – не поняла она.

— Ко мне домой.

По дороге мы познакомились. В общении Лена (так звали спасенную мной девушку) оказалась на редкость простым и добрым человеком. Только меня смутил тот факт, что за весь наш разговор она ни разу не посмотрела мне в лицо (нет, я конечно сам не всегда люблю глядеть в глаза собеседнику, но хотя бы на несколько секунд стараюсь взглянуть на собеседника). Но я списал это просто на счет ее стеснения. Хотя мою руку она держала крепко, словно боясь отпустить. Войдя в квартиру, я лишь на секунду пытался оставить ее одну, чтобы сходить в туалет, но она ни в какую не хотела меня отпускать от себя, держась словно за спасительную соломинку.

— Ты чего? – настороженно спросил я.

— Ничего, — просто ответила Лена, отпуская меня. – Извини, просто я теряюсь в незнакомых местах. Ты не против если я приму душ?

— Нет, конечно, не против, — согласился я. – Ты ведь гостья в моем доме и имеешь на это право.

— Спасибо, — коротко ответила она, снимая оставшейся кроссовок, оставаясь в одних носках. – А где у тебя душ?

— Да вот же, — махнул рукой я в сторону двери в ванную. — Ты что не видишь?

— Нет, — ответила она. – Я слепая. Что, не заметил, да?

— Извини, не знал, — растерялся я. – Хочешь, я сам тебя туда провожу?

— Спасибо, но я сама, — отрезала Лена, уверенно направляясь в сторону кладовки. Я деликатно кашлянул.

— Может, я все-таки помогу? – предложил ей я.

В общем, пока моя новая знакомая, мылась, я поставил чайник и включил телевизор, надеясь увидеть что-нибудь интересное. Но там как всегда показывали одну чушь: особенно меня развеселила программа, которая предлагала купить часть старинного замка, за смехотворную цену, всего лишь за половину квартир в доме, где-нибудь в элитном районе города. Я тихо хихикнул. С тем же успехом можно продавать участки на Луне: никто их без телескопа не увидит, зато ты будешь безумно гордиться, тряся сертификатом о том, что владеешь частью естественного земного спутника. Просто пустая трата времени. И денег. Выключив телик, я решил проверить автоответчик, на предмет наличия новых сообщений. Их оказалось целых два: первое от Изольды, в котором она признает себя дурой, просит у меня прощения, говорит что с “Кубой” все кончено и теперь она вся без остатка принадлежит мне (это сообщение я сразу же стер). Второе было от родителей с волной упреков о моей сыновней безответственности и о том что можно было, хоть раз в неделю позвонить, сообщить как у меня дела (немного подумав, это сообщение я тоже удалил). Вскипел чайник. Быстро разлил по кружкам чай, достал с верхней полки вчерашнюю коробку печенья и баночку с малиновым вареньем. Чего-то моей гостьи долго нет. Уж не утонула ли она там часом? Мало ли. Я ведь ее совсем не знаю. Вдруг у нее аура такая несчастливая – вечно попадать в неприятности. Тихо прокравшись в сторону ванной, я прислушался: за дверью слышался шум воды и больше ничего. Я осторожно толкнул дверь и вошел в ванную комнату. Лена стояла во весь рост подставляя свое лицо и волосы струям душевой воды словно водопаду. На мгновение я даже забыл где нахожусь, таким завораживающим казался мне ее силуэт. Однако голос Лены помог мне быстро вернуться в реальность.

— Прикрой дверь, пожалуйста, холодно, — попросила она. Я подчинился. – Да, и раз уж ты здесь, подай мне полотенце, будь так любезен?

Я снял первое попавшееся и не глядя, сунул ей его в руки. Затем еще немного подождал, пока она вытереться. После чего она одернула шторку, и я помог ей вылезти.

— Слушай, а можно несколько личный вопрос? — спросил я Лену, пока та вытирала голову.

— Можно, — коротко ответила она.

— Какого это – ничего не видеть? – осторожно поинтересовался z у нее, боясь тем самым обидеть девушку. Но та лишь просто развела руками.

— Нормально, — спокойно ответила она. – Поначалу немного не привычно, но потом ничего, привыкаешь потихоньку.

— Разве к такому можно привыкнуть? – удивился я.

— Ко всему со временем привыкаешь, — сказала она улыбаясь. – Такова суть человеческой природы. Ладно хватит о грустном. У тебя найдется что-нибудь из одежды моего размера?

После ухода Изольды, у меня осталось еще приличное количество ее шмоток, которые я и предложил примерить Лене.

— Ну? Как я выгляжу? – поинтересовалась она у меня, выходя из спальни, где переодевалась. При виде ее, я чуть не выронил из рук чашку.

Одежда смотрелась на ней просто изумительно: обтягивающие брюки красиво очерчивали ее стройные бедра, а цветастый топ только добавлял ей женственности. Правда на ногах у нее были мои новые домашние тапки, но это ничего. Я не привереда. Похожу в своих старых.

— Эм… Недурственно, — смог выговорить я.

— Спасибо, — засмущалась девушка. – А то ведь я себя не вижу. Поэтому и не могу оценить свой внешний вид.

— Не сомневайся. Выглядишь просто сногсшибательно, — честно признался ей я. — Давай чай пить?

— Давай, — согласилась Лена, после чего не торопясь медленным шагом, направилась в сторону стола. Я помог ей присесть.

Наше чаепитие проходило в благоприятной дружеской обстановке: мы много шутили, смеялись, болтали о всякой ерунде. Вообщем вели себя, как давние друзья. Все это время, я не отрывал глаз от Лены. Наша с ней встреча произошла явно не случайно. Я чувствую, что нас с ней что-то связывает. Нечто тонкое, но прочное, словно родственная связь. Можно даже сказать, что встретив ее, я повстречал родственную душу. Только ведь я вижу Лену впервые. Как это можно объяснить? Не знаю. Да и не хочу знать. Вдруг мне не понравиться настоящая правда. Поэтому не стану пока рушить иллюзию. Пускай все остается, так как есть. Неожиданно в дверь позвонили.

— Интересно, кто бы это мог быть в такое время? — задумчиво произнес я, смотря на часы. На них было около двух часов ночи.

— Может просто квартирой ошиблись? – предположила Лена.

Но когда к не прекращающейся трели звонка, добавился настойчивый стук в дверь, я понял, что это именно ко мне.

— Сиди здесь. Я сейчас посмотрю, — сказал я ей и пошел ко входной двери.

Дверного глазка у меня не было, поэтому выяснить, кто пришел, можно только старым проверенным методом спросив: кто там? Но я догадывался, кто это был, поэтому спрашивать ничего не стал, а просто открыл дверь, преждевременно закрыв ее на цепочку. Как я и думал, это была Изольда. Только вид у нее был очень печальный: ее новомодная прическа под действием влажности, развалилась, превратившись в воронье гнездо, макияж на половину стерся, под глазами были черные пятна, от потекшей от слез туши.

— Здравствуй, — хмуро поздоровался я. – Что-нибудь забыла?

— Зачем ты так со мной, зая? – дрожащим голосом прошептала она. Никогда не любил это прозвище. Но терпел, до того момента, как она решила уйти от меня. – Я ведь ради тебя на все готова, даже…

— Даже бросить меня, в трудную минуту и сбежать на Кубу с этим жирным уродом?! — дополнил ее я.

— Но я же вернулась, — из ее глаз потекли новые более крупные слезу, вымывая остатки туши. – И клянусь, что теперь никогда тебя не брошу. Честно, честно.

— Я не верю ни одному твоему слову, — сказал я, отворачиваясь. – Сейчас принесу твои вещи.

— Витя! Прости меня! – взвыла Изольда. – Ты мне по-прежнему нужен! Я ведь не могу без тебя!

— Зато я могу. Счастливо оставаться! — крикнул своей бывшей я, выставляя ее чемоданы за дверь и быстро закрываясь на замок. В данную минуту я был словно скала и меня было не пронять. Так сильно я переживаю любое предательство.

И даже после того как услышал, за дверью тихие всхлипывания моей, теперь уже бывшей подружки, я не обернулся и не стал впускать ее в квартиру. Во-первых, потому как видеть ее больше не мог, а во вторых потому как не хотел, чтобы она встретилась с Леной и подумала, что у меня с ней что-то есть. Хотя на самом деле ничего нет. Но могло быть, если бы… ладно забыли об этом. Я просто ее спас и ничего больше. Она кстати тоже в вечную рабыню не нанималась. Поэтому, если она сама захочет меня как-то отблагодарить, то пожалуйста. Нет – не велика потеря. Тем более что она не совсем в моем вкусе.

— Кто приходил? – поинтересовалась Лена, как только я вошел в кухню. – Я слышала женский голос – это твоя соседка да?

— Нет. Скорее бывшая сожительница, — холодно пояснил я.

Затем подошел к окну, всматривался в ночь улицы. Там уже была кромешная тьма и даже одинокий свет фонаря, освещающий автобусную остановку, не давал большого количества света. Неожиданно на душе так хреново стало. Словно кошки поскреблись. Все-таки я плохо поступил. Нельзя было отпускать Изольду одну, с чемоданами, да еще ночью, на улицу. Мало ли какие отморозки сейчас по улицам шастают. Чтобы хоть как-то отвлечься от этих хмурых мыслей, я закрыл глаза и решил сосчитать до десяти. И на цифре семь, ощутил прохладный ветерок на своем лице, запах скошенной травы и что-то холодное возле моей шеи.

Открыв глаза, я чуть не вскрикнул от неожиданности: вместо своей квартиры, я оказался лежащим на траве, в окружении толпы зевак, в каком-то средневековом тряпье. И в придачу к этому, самый крупный из присутствующих, наставил мне на шею длинный стальной меч. Мне ничего не оставалось, как изобразить самую свою добродушную улыбку и сказать:

— Здрасте. Как поживаете?