ЛЮТИК МОЙ НЕНАГЛЯДНЫЙ

640_369193508

Первая глава.

 

Войдя в автобус, Тимур огляделся. » Неужели опять порожняк» — Подумал он, но тут его внимание   привлекла девушка, одной рукой, держащаяся за поручень, а другой, крепко сжимавшая сумочку, ремешок которой, был, перекинут через плечо. » Не иначе что то ценное?»— подумал он, и стал пробираться к ней поближе. Встав рядом с девушкой, он правой рукой взялся за поручень, так, чтобы  перекинутый через руку плащ, закрыл обзор девушке.

Тимур огляделся по сторонам, но никто, не обращал на него внимания.

Да и девушка была поглощена своими мыслями.

Тимура поразила бледность лица девушки… » Больная что ли» — Промелькнуло в голове, и на какие — то доли секунд, ему даже стало, немного жаль её, но тут же приструнил себя, » не время для сантиментов» — Вспомнился дед Егор, часто ворчавший:— «Ты не Мать Тереза, итить твой мать».

Тимур, левой рукою (впрочем, будучи левшой, он свободно мог работать и правой), с зажатым меж пальцев лезвием, привязанным резинкой в рукаве пиджака, слегка ощупав сумочку, сделал небольшой надрез. Отпустив лезвие, (оно быстро спряталось в рукаве), просунул два пальца в сделанный надрез и, едва наткнувшись на какой—то пакет, как бы переминаясь с ноги на ногу и слегка толкнув девушку, ловко извлек его из сумочки. «Рупь за сто, что это деньги» — поспорил он сам с собою.

Уже собираясь передать пакет, стоящему сзади напарнику, но неожиданно автобус резко притормозил, всех накренило вперед, и девушка уперлась белокурой головой Тимуру в плечо.

Извинившись, девушка отпрянула назад, автоматически поправляя растрепавшиеся волосы, и тут, Тимур, увидел на шее у девушки, под левым ухом, родимое пятно, в виде вопросительного знака.

Тимур,  оцепенел. Девушка же, словно очнувшись, посмотрела в окно и стала пробираться к выходу

— Ты чё? — Прошипел Леха, который стоял за его спиной,  на подхвате, — Тебя чё заклинило?

— Да пошел, ты! — Огрызнулся пришедший в себя Тимур, и быстро растолкав стоящих на пути пассажиров,  выскочил в уже закрывающиеся двери автобуса.

Выбежав на остановку,  оглядевшись,  увидел, что девушка вошла в ворота, стоящей рядом с остановкой, больницы. Тимур, быстро побежал за ней, надеясь догнать, но она, уже зашла в здание больницы, и он потерял её из вида.

Осмотрев двор, Тимур, поискал глазами скамейку, чтобы с неё просматривался » вход и выход».

Найдя и примостившись на скамейке, Тимур только сейчас заметил, что пакет с деньгами (а там действительно была пачка денег), был у него в руке. Засунув его во внутренний карман, достал сигареты, и судорожно закурил. » Боже мой! Неужели это Людка? Люда… Людочка! Лютик, мой ненаглядный?!» — На глаза сами собой навернулись слезы.

— Неужели, я тебя нашел? — Воскликнул Тимур.

— Что? — спросила, проходящая мимо, пожилая женщина, — С тобой все нормально?

— Нет — нет, у меня все хорошо!

— Что же ты плачешь? Хотя…— Женщина многозначительно посмотрела в сторону больницы.

— Бабушка! У меня действительно все хорошо… даже отлично, — Рассмеялся Тимур,— это от счастья.

— Ну — ну… — Женщина пошла к зданию больницы, — Видно всякое бывает… Будь счастлив!

— Спасибо, бабуля! — Тимур, облокотился на спинку скамейки… » А вдруг она замужем?» — Пронеслось в голове… » Ну и пусть» — Стал он успокаивать себя, » Как там, в старой сказке? » Если не замужем — женой будешь, а если замужем — то сестрой станешь»… «Главное я нашел тебя».

 

***

Тимура и его младшую сестренку, Айнушу, после смерти матери, сдали в детский дом. Ему тогда было лет десять, а сестренке, около шести. Их родители, сами были детдомовскими, и у сирот не было родственников, которые смогли бы — забрать к себе.

Отец, сгинул, где то в лагерях, а мама, что бы как то прокормить детей, день и ночь работала на разных работах…

Иногда, к ним, после очередной отсидки, приходил друг папы, дядя Булат… приходил всегда шумно, с подарками… сразу с дверей звал его и Айнуш, обнимал и подбрасывал до потолка. Не раздеваясь, забирал  из дома, водил по магазинам и, накупив обновок взяв такси, возил по городу…

Потом, приехав домой и, дождавшись маму, они запирались на кухне… пили и плакали… А утром, он таинственно исчезал…

Где то через полгода, после смерти мамы, дядя Булат, навестил их в детдоме. Хотел усыновить и забрать их, стал оформлять документы, но почему, то детей, ему не отдали.

Через какое — то время, дядя Булат, перестал приходить, и только через годы, Тимур узнал, что при попытке ограбления инкассаторов, он был застрелен.

Но самое страшное случилось через год, когда Тимур, вдруг узнал, что его сестренку, решили удочерить приезжие немцы, а потом и увезли Айнуш, куда — то за границу.

С тех пор, Тимур был озлоблен на весь белый свет, и очень ожесточенным… стал сбегать из детдома, в надежде отыскать свою сестренку, единственную кровиночку…

Его ловили и возвращали обратно… Сажали в карцер. Тогда –то, он и сблизился с местным кочегаром, дедом Егором. Карцер и кочегарку, разделяла лишь стена (и кто то, а возможно и дед Егор, пробил дыру в стене), и вот через эту — то дыру они часто болтали по вечерам, и через неё же, Тимур получал от деда, сигареты и еду.

Дед Егор, сам был из этого же детского дома, его привезли из блокадного Ленинграда, мать померла, а отец, погиб на войне. После окончания школы, его направили в Караганду в училище, но там он подрался и угодил в тюрьму… На зоне, он обучился мастерству карманной кражи, чем и стал промышлять после очередных отсидок… Но однажды, он залез в карман здоровенному мужику, и тот, поймав его за пальцы, схватил другой рукой за два других пальца и, разведя  в разные стороны, разорвал их… После ампутации указательного и среднего, угодил на новый срок.

Освободившись, он устроился кочегаром в детский дом, и как говорил: » Здесь и помру».

Дед Егор, всегда восхищался пальцами Тимура, которые были худыми и длинными. » Пальцы пианиста»— Называл он их. С явной неохотой, и всё же поддавшись на уговоры Тимура, дед, стал обучать навыкам карманного воровства.

 

***

Затекла правая нога, и, Тимур, встав со скамейки, начал разминать её. Взглянул на часы, прошло уже около часа… » Почему она так долго?» — Достав сигарету, вновь закурил, » А что если она работает в этой больнице?» – Подумал он. » Может пойти и расспросить у кого нибудь? Но что я скажу? А вдруг она вышла замуж и сменила фамилию?» … » Так, спокуха, Тимоша!» — Тимохой, его стали звать еще с детдома, и только мама и Люда, ласково называли — Тимой.

Тимур, подойдя к скамейке, сел. Вновь захотелось курить, и он потянулся за пачкой, но она была пуста. На остановке стоял киоск, и Тимур, быстрым шагом пошел за сигаретами, все время, оглядываясь на здание больницы. Взяв сигарет и бутылку напитка, вернулся на свой пост. И только собравшись попить, он увидел Люду, которая медленно спускалась по ступенькам… Она шла словно пьяная, её покачивало и что бы ни упасть, прислонилась к колонне…

Вскочив со скамейки, Тимур подбежал к Люде, и, обняв её за плечи, потряс, словно приводя в сознание:

— Люда! Лютик, что с тобой? Лютик, это же я — твой Тимка.

— Что? Что Вам надо? — Людмила, попробовала освободиться от объятий Тимура.

— Лютик, да неужели ты меня забыла? — Чуть не плача твердил Тимур.

— «Лютик?» — Словно очнувшись, прошептала Людмила,  — Тима, Тимочка, неужели это ты? — У неё подкосились ноги, и Тимур подхватил её тело на руки. Людмила, крепко обняв его за шею, заплакала.

Не обращая внимания на столпившихся и ничего не понимающих людей, Тимур понес её на свою скамейку, стоящую в глубине сада.

Не выпуская её из рук, он сел на скамейку. Люда, двумя ладошками обняв лицо Тимура, целуя, словно старалась лучше разглядеть его.

Ни он, ни она, не могли произнести ни слова… Целуясь и плача,  сидели, крепко сжимая друг друга, словно боясь, что это лишь сон, и что в какой-то миг проснутся, и ничего не будет…

-Тима, Тимочка, ну где же ты так долго был, —  Плача прошептала Люда, но тут же, словно споткнувшись, воскликнула, — Ты простил меня? Тима, я умереть хотела… прости — Вновь зарыдала она.

— Да что ты, глупышка, да ни в чем ты не виновата, — Тимур, сам не замечал, как по его щекам лились слезы, — Глупенькая, я только и мечтал о нашей встрече,  ложился и просыпался с твоим именем на устах… Лютик, ты мой ненаглядный, дай хоть насмотреться на тебя.

-Я тоже, только об этом и мечтала… Я тебя теперь никуда не отпущу — Сладостно потянувшись, она крепко обняла его за шею.

— А я теперь и сам никуда не уйду, шутливо произнес Тимур, — Ведь кроме тебя, у меня  никого нет на белом свете…

-Что?! — Вскочила Людмила, освобождаясь от объятий Тимура, — Как это никого нет?  А твоя сестра?..

-Ну, ты же знаешь, её увезли за границу, — Хмурясь, произнес Тимур. — Навряд ли, мы когда- нибудь встретимся… и давай, об этом не будем.

-А вот и будем! — Люда радостно захлопала в ладошки, — С тебя поцелуй, я нашла твою сестру…

— Как нашла?! — Перебил её Тимур, — Где она?

-Знаешь, я искала тебя, влезла в компьютере в программу «Жди меня», но не найдя, на всякий случай, посмотрела, а не ищут ли тебя… в общем, твоя сестренка сделала запрос по поводу тебя… я уже списалась с ней, живет она во Франкфурте — на Майне… Она замужем и у неё недавно родился сын.

-Какая ты у меня молодец! — Прошептал Тимур, и, обняв Люду, стал осыпать её поцелуями. — Слушай, а как ты все это время поживала? Ты не замужем?

— Нет, ты что… я ведь поклялась, что только за тебя выйду замуж… Сам — то не женился? — Кокетливо спросила Люда…

— Ну, ты даешь, я же только полгода как откинулся… А что ты делала в больнице? — Вопросительно посмотрел Тимур на Людмилу.

Что? — Как бы очнувшись, произнесла она… и, уткнувшись головой ему в грудь, горько заплакала. — У меня сын здесь лежит… ему скоро должны сделать операцию… но… — Вновь зарыдала она, — У меня деньги украли, которые мне нужно было заплатить сегодня.

-Сын? — удивленно переспросил Тимур? — Откуда?!..  А сколько ему лет?

— Сыну? Уже десять…

-Так это «Горыныча» ребенок? — Зло спросил Тимур.

— Дурачок, — Всхлипнув, произнесла Люда,  — Да Горыныч тогда меня не смог тронуть… Это твой сын.

-Мой? — Ошеломленно вскрикнул Тимур. — Это правда? Скажи это мой сын?

-Да твой, твой… от другого, я бы не родила. — Смущенно прошептала Люда, вновь обняв и целуя Тимура.

— Лютик ты мои, да прости же меня, это ведь я украл у тебя деньги, — Произнёс Тимур, и поспешно стал вытаскивать из кармана деньги.

— Ты? Да как ты мог? Ой, да что это я говорю… ведь ты не знал ничего, — целуя и обнимая, шептала Людмила. — Сейчас мы заплатим … всё будет хорошо — И она, взяв деньги из рук Тимура, радостно засмеялась.