РАЗБУДИ МЕНЯ В СЕНТЯБРЕ

1.
Она что-то делает… Она не обращает на меня внимание, а вчера так нежно обняла, когда ложилась спать… Что сейчас? Расчесывает волосы. Смотрит в зеркало. Убирает волосы со лба, снова опускает. Грустная она сегодня. А я сижу тут на диване. Ну посмотри же на меня. Обними меня, как вчера, нежно. Неделю назад она облила меня горячим чаем… не извинилась. Было смешно сушиться. Ну нет! Только не телефон! Если ты начнёшь разговаривать по телефону, это никогда не закончится!!! Сколько тогда мне еще придётся молчать и смотреть на тебя? А я тебе вообще нужен? Не слышишь меня… как обычно… Неужели не взяли трубку? Ну вот у тебя свободное время! Обними меня, как вчера, нежно… Открывает шкаф. Ты не знаешь,что одеть? Я подскажу. Только услышь меня, и обними… как вчера… Нет, только не это платье — в нём ты слишком красива. И обычно ты одеваешь его когда…. нет! не уходи! Я твой! Я навсегда твой! Я всегда был твоим! Ушла…
Это потому, что я — плюшевый?

2.

— почему зайчики солнечные, а не слонечные? — думает слон крутя в хоботке зеркальце, направляя его на первые солнечные лучи рассвета.
слон вспоминает прошлое и представляет себе будущее. он думает о кошке. не белой, небылой, бархатной кошке… слон щурится, потому что солнечный свет пробивает жалюзи и касается его добрых карих глаз.
-солнечно — слонечно… — думает слон.

— почему кошка любит луну? — вспоминал слон, протирая стекло от своего дыхания, и смотря на капризную неполную луну своими добрыми карими глазами. Он слушает тактичный бой часов.

— часы не бьют… они счастливые. они лишь сообщают о том сколько осталось… до встречи, до обеда, до жизни, до солнечных лучей… — почувствует слон, засыпая, замолкая, закрывая добрые карие глаза…

3.

Еле слышно падает снег…
За окном то зима, то весна.
Воспоминаний нет. Как и тебя…

Тебя больше нет… Время не лечит. Тебя…больше…нет… Три слова в голове. Всего три слова… Время проходит, боль же остается лежать во мне камнем.
Тебя больше нет. Что со мной будет без тебя?
Я встаю, одеваюсь, включаю музыку, хотя думал, что больше никогда не смогу ее слушать. Дальше? Всё как обычно. Наливаю кофе, смотрю в окно, беру газету. Бессмысленно листаю…листаю…листаю… Чёрт! Не надо себе лгать! Я не могу! Только бы держаться! Только бы… Да, я держусь. Я буду держаться, как обещал. Нужно просто думать о другом. Но я не могу думать о другом. Я всегда думал только о тебе, я привык думать только о тебе. Но…
Но тебя больше нет. Нужно просто делать ежедневные вещи. Просто делать, только без тебя. Сейчас я выпью без тебя кофе. Теперь я иду без тебя на улицу. Ты не провожаешь меня на работу, не целуешь на прощание. Я сажусь в свою машину. Смотрю на дверь нашего… моего дома. Ты не машешь мне рукой. Я включаю радио. Слушаю песни, которые мы с тобой любили. Слушаю без тебя. Кажется, доехал. Что теперь? Теперь нужно войти в офис, смотреть на лица, которые будут смотреть на меня и изображать сочувствие. Ужасные лица. Это определенно самые ужасные лица, которые я когда-либо видел. Если бы ты их увидела, ты бы смеялась. Ты могла смеяться над всем. И, знаешь, иногда меня это дико раздрожало. Но сейчас, я бы смеялся вместе с тобой. Но…
Тебя больше нет. Бессмысленный день на работе. Знаешь, я абсолютно ничего сегодня не понимал. Мне всё время что-то говорили…и говорили… и говорили… Только я их не слушал, потому что пытался не думать о тебе. Как же глупо сказано. Вот и сейчас я слышу, как ты смеёшься над этой фразой. Я люблю тебя. Я знаю, что… Что тебя больше нет. Но я всё равно люблю тебя. Сижу в машине и смотрю в окно нашего дома.. Там нет света, нет горячего ужина, нет тебя… Я больше не хочу там находиться, я вообще больше нигде не хочу находиться! Я не могу без тебя! Мне сложно! Только бы ты меня слышала… Я обещал держаться, я помню. Я держусь. Я выхожу из машины, открываю дверь, вхожу в темноту, пустоту, бессмысленность… Наше фото… Я не хотел, чтобы оно висело напротив входа, но ты настояла. Ты всегда могла настоять на своем. А может я просто так легко тебе поддавался, потому что так сильно любил.
Тебя больше нет.
Тебя больше нет.
Тебя больше нет. Я не пытаюсь это запомнить, я не пытаюсь вбить себе это в голову! Я просто пытаюсь смириться. Наше фото… Ты как всегда — нежная, аккуратная, с самой красивой улыбкой! А я… А я — дурак! Я должен был уберечь! Прости меня! Прости! прости… Я не смог…
Тебя больше нет. Не укладывается! Не верю! Ты есть! Ты в моей душе, в моём сердце, во мне. Это меня больше нет! Меня нет без тебя. Я не могу держаться! Не могу… Знаю, что обещал! Ты тоже обещала всегда быть со мной! Только тебя больше нет! Прости меня… прости!
Как там говорили? Пока смерть не разлучит вас?

Не разлучит…

Нас больше нет…

4.
Не то чтобы она совсем не могла себя вести с людьми… Просто она их ненавидела. Ненавидела так, как только это было возможно по отношению к людям. Единственное о чем она мечтала, это чтобы каждого из тех, кто решил с ней заговорить, ждала очень долгая, очень мучительная смерть, с самыми мерзкими и ужасными последствиями. Чтобы каждый из них, независимо от пола и возраста, просто перестал существовать. Неважно каким бы образом к ним пришла смерть — в виде топора, упавшего на голову, в виде машины наехашей на всей скорости, в виде Джека Потрошителя, это было не важно. Единственно важным было отсутствие их в ее маленькой жизни.
И жить-то ей оставалось немного… Но… что значит немного для человека еще не жившего? Это создание, в котором, казалось бы, должна кипеть жизнь, должна бить молодость, это создание, которое могло чувствовать каждый взгляд, каждый самый слабый отголосок презрения, это создание просто кипело ненавистью. Почему? Нет ответа… Так же как нет ответа на многие вопросы человечества. Она и сама не знала почему… Просто это стало частью ее крохотной жизни. Даже, не совсем частью, а скорее самой жизнью.
Как часто нас учат добру, любви, каким-то там ценностям? Как часто нам запрещают выражать свои истинные чувства? И мы верим, что так и надо. Надо любить, ценить, помогать, быть честными, верными, добрыми.
Для нее этого не существовало. Просто на вопросы «Зачем это делать?Зачем быть такими, какими нас вынуждают быть?» она знала ответы. Она знала, что смысла в этой праведной жизни не больше, чем в апельсиновой кожуре.

5.
Каждый чего-то хочет. Желание — это неизбежность. Только бывают они разные. Кто-то хочет найти клад, кто-то — найти любовь, кто-то — стать знаменитым, кто-то — никого не видеть, кто-то — ребёнка, машину, собаку, счастья, кто-то — есть, пить, спать, замуж, построить дом или купить квартиру, кто-то — увидеть Бога, поверить в Бога, умереть, убить… И ведь желаний масса… Разных, различных, разнообразных… У кого-то они материальные, у кого-то духовные, у кого-то физические, у кого-то моральные… А желаний необъятное количество…. Много, множество, многочисленность… И у кого-то они исполняются и становятся исполнившимися. А у кого-то не исполняются и остаются неисполнившимися. Когда желания исполняются, то сразу же, тут же, моментально появляются новые. Ещё более желанные. А когда желания не исполняются, то они остаются, но и новые всё равно появляютя. Потому что ещё появляется надежда. И когда даже новые желания не исполняются, то остается одна надежда. И только на неё вся надежда. Пока есть надежда, просто надежда, надежда на исполнение или надежда на надежду, можно жить. А как только она исчезает, уходит, испаряется, жизнь тоже уходит. Ей просто не интересно без надежды и желаний.
Так вот, каждый чего-то хочет, или кого-то…
А она просто хотела лошадь. Просто хотела, просто лошадь. Красивую белую лошадь. Настоящую лошадь, с гривой и хвостом… И желание это было самым искренним, самым честным, самым откровенным. Красивую. Белую. Лошадь. И надежда у неё тоже была. Чистая, светлая, обнадеживающая надежда. Надежда на лошадь. На появление лошади. Белой… Красивой…
Потому что грустно… без лошади…