ТЕОРИЯ ВСЕГО ИЛИ ЗАПИСКИ УКУРЕННОГО (КНИГА 1)

КНИГА 1

Первый уровень
«Я говорю вам не абсолютную правду, но лишь то, что я считаю абсолютной правдой» Уилсон.
Я одернул шторы и увидел синюю машину Макса. Синяя машина Макса. Макс. Фильтр. От осознания того, что я стою на пороге великого открытия, по телу пробежали мурашки. Точно! Как я сразу об этом не догадался?! Мы сейчас находимся в гараже у Ромы и меняем фильтр в машине. Вот что мы сейчас делаем!
— Давай, чем-нибудь помогу,- готов поклясться, что это был не мой голос. Немой голос. Как это? Немой голос. Хлопок одной рукой. Аоммммм… Состояние внутренней медитации и покоя. Это как музыка. Музыка группы Ремштайн. Ду! Ду хаст! Ду хаст Миш!
— Да ну, тут нечего помогать,- отозвался Макс из синей дыры Пежо 306. А-аааа! Макс под машиной! Машины поработили людей! Люди проиграли решающую битву! Мы обречены! Макс исчез под машиной! Караул!!!
— Макс вылась быстрее! Я тебя спасу!
Макс хихикнул.
— Что вставляет уже?! Может, сначала покурим?
— Классная идея!
Сначала покурим! Звучит! И создал Бог земную твердь. И было в начале слово. И слово было от Бога. И это слово было: «Может, сначала покурим»? Покурили. Купаешься в этом тумане наслаждения. Как во сне… А вдруг и я кому-то снюсь? И все это не по настоящему… Слово «сначала» наводит на странные мысли… Это ж сколько надо укуриться, чтобы написать такую фразу?.. «Сначала было слово» Сначала… Что же есть «НАЧАЛО»?
Пых. Пых.
О! И Рома здесь!
— На фига его менять? Это ж фильтр.
— Не понял…
— А, ты пробовал его чистить?- Это был Ромин голос, который искал уши Макса. Блин, а почему тогда он проник и в мои? Интересно.
— Как его почистить?
— Что почистить?
— Как что? Трубы.
— В начале – было начало!- меня осенило.
— Так там же маленькие трубочки…
— Соответственно… Маленьких трубочистов нанять.
— И пустить их на колбасу. Гениально!- подловил мою мысль Рома.
Маленькие трубочисты нафаршированные колбасой явно крутые парни! Интересно? А отличил бы я крутых парней в толпе? Крутые парни запросто прочистят любые фильтры. Только почему-то у них не возникает в этом необходимости… Возможно, потому что, у них эти самые фильтры не засоряются. Вот так появляется теория крутых парней. У крутых парней в гараже нет крови. (Я с уважением посмотрел на Рому). Крутые парни… Интересно, что делают крутые парни? Не знаю, что они делают, но знаю одно: крутые парни не умирают, они не ломают ноги. Странно… Я знаю только то, чего они не делают. Как могли крутые парни проиграть решающую битву с машинами?! Крутые парни не проигрывают! Крутые парни только побеждают! Я понял! Я понял, что делают крутые парни! Они побеждают! Крутые парни не проиграли решающую битву. Крутые парни победили! Все остальные проиграли! А они – победили!
«Если квантовая механика не потрясла вас до глубины души, значит вы ее еще не поняли». Н.Бор
Увидев, вылезающего из-под машины Макса, я почувствовал неописуемую гордость за все человечество и за всех крутых парней. Крутые парни победили машины!
— А крутым парням не страшны никакие зеленые остатки мышиных хвостиков перемолотые мясорубкой, которые торчат из колбасы!
Самые крутые парни в мире – это маленькие трубочисты. Забавно было бы посмотреть, как сражаются меленькие трубочисты с мышиными хвостиками…
Мысли стали четкими и прозрачными как слеза младенца. Нужно думать о чем-то очень важном! Блин, но у меня нет воли, чтобы о чем –то там еще думать! У меня нет воли, значит… Мной кто-то руководит! Мной кто-то управляет. Значит, я – машина! Я — Машина! Все люди машины! Как они все могут жить, смеяться, притворяться счастливыми, если все они машины!? Если все это все равно, не по-настоящему?! Доказать вам теорию того, что все люди – машины?! Проще простого! Достаточно попытаться ответить на вопрос: где я должен быть сейчас? С другом, который сломал ногу. А я, блин, тут стою курю котиков… Если бы у меня была воля, если бы я не был машиной, я бы тут не курил. Но раз я здесь и курю, значит, я – машина. Спасайся зеленых хвостиков!
Блин, а крутые парни не ломают ноги! Значит, никакой он нафиг, не крутой парень!
Макс снова исчез под машиной. И он, никакой нафиг не крутой парень! Крутые парни не исчезают под машиной! Я с жалостью посмотрел на торчавшие из-под машины ноги Макса:
— Проблемы? – это был мой голос. Мой немой голос. Блин, только не это! Не замарачиваться, хотя бы сейчас, на эту тему!
— Все нормально! – голос Макса вылетел из синей дыры.
Какое там нормально! Если бы все было нормально, то его голос бы не летал по всему гаражу как курсор по экрану, когда мышкой водишь по зеркалу. Я тупо хихикнул. А это идея! Идея для компьютерной игры! «Поймай голос Макса». Там будут бегать маленькие зеленые трубочисты с сочками похожими на зеленые мышиные хвостики в руках. Интересно, а на что похож голос? Если бы его можно было увидеть, потрогать, кусочек откусить… Я опять вспомнил фразу из Библии «Не хлебом единым жив человек, но и словом, исходящим из уст его». Значит! Слова едят! Но как?! И все-таки укуренные ребята писали эту книжку, и только в укуренном состоянии ее можно понять.

Напасик. Мимо пробежал двухголовый кролик…
Наверное, у него так много мозгов, что в одну голову не вмещается, поэтому и приходится носить две. А что? В принципе очень даже удобно. В России двухголовый орел, а у нас – двухголовый кролик. Звучит! Интересно, а если ему одну голову отрубить, и останется одна, то будет ли он инвалидом? Надо подумать… Так, сейчас он не инвалид, но урод. Потеряв одну голову он перестанет быть уродом, но станет инвалидом. Значит он – инвалид-урод, блин, или урод-инвалид… Совершенно запутался. Надо у него же и спросить… Я уже было открыл рот, чтобы спросить, но было уже поздно, кролика и след простыл.

Второй уровень.
Вечерело. Медленно ехавшая по проселочной дороге Пежо доставляла мне огромнейшее удовольствие. Деревья медленно приближались, кланялись машине Макса, и удалялись, возможно шепча вслед что-то подбадривающее.
— Давай тут,- проговорил Макс,- место тихое, по этой дороге никто не ездит, недалеко от кладбища, будет не видно.
Рома припарковался.
Макс принялся набивать бутылочку, а Рома заговорил:
— Какая-то фигня со мной вчера произошла, когда из гаража выходил. Прикиньте! Видел трехголового кролика.
От неожиданности, я аж поперхнулся:
— Двухголового!
— Кролика? – воскликнул Макс.
— Да! Да! Я тоже с ним общался! – закричал я, — только не трех-, ты, Рома, ошибся, а двухголового!
— Да нет же! Трех! – запротестовал Рома.
— И я видел! – сказал Макс, — только нормального, — с одной головой.
И мы живо начали обсуждать вчерашних кроликов. Как оказалось, вчера они являлись ко всем нам с разными предложениями, и от всех нас по очереди получил большой пизды…
— Я все понял,- прошептал Макс,- это был знак. Каждому из нас нужно уничтожить по одной голове Кролика! И мы станем непобедимыми! Самураи мы?
— Самураи, — мы с Ромом согласно закивали и Рома добавил, — а еще харакири, хачапури, хот-доги, такие французские, с прожаренной сосиской, политые толстым слоем оливкового майонеза…
— Оливковый майонез под кроликом? Жареная запеканка? – я облизался.
— Какая нафиг запеканка? Я серьезно! – Макс вскочил на ноги. – Мы должны поймать этих кроликов и уничтожить их. Так мы избавимся от всех своих страхов!
— Как это? – мы с Ромой заинтересованно посмотрели на Макса.
— Мы поймаем их и убьем. И от этого наша сила увеличится!
— А как их убить?
Рома:
— Прикрутить к ноге нитку. Руками размотать и об асфальт. Мозги в разные стороны! Офигенный фейерверк.
— Да нет же! – Макс не унимался, — если мы сразу от всего этого избавимся, то нам пиздец, от этого состояния свободы можно будет сойти с ума, мы же взорвемся, мозг не выдержит этого.
Рома:
— Ок. Есть более медленные способы. В мясорубку! И медленно прокручивать, тогда кусочки тела будут состригаться вместе с костями. Прикол!
— А еще можно его зажать между двумя терками, и драть, пока одни уши не останутся.
— А, а, а еще, когда едешь на машине, и застрял в какой-нибудь луже передними колесами, то кролика можно подложить под колесо, и газовать на нем.
— Гениально! Это самый лучший способ. Можно будет и машину вытащить из лужи, и кролика из-фаршировать.
Макс в негодовании подскочил:
— Что вы несете! Нам просто нужно найти кролика и убить его.
Я:
— Убить кролика? Это же не кошерно! Кролик же является частью мироздания, где все подвержено своим законам. Где все очень сбалансировано и гармонично. Мы же нарушим эту гармонию, если тронем кролика. Мы же выбьем кирпичик их мироздания, и этот кирпичик может статься – во угле дома, и тогда все мироздание рухнет! Мы не имеем права убивать кролика. Хотя с другой стороны, мироздание уже давно сбалансировано, и эти волновые колебания, которые вызовутся смертью кролика, вряд ли смогут повлиять на что-нибудь. Короче, мы ничего не сможем сделать: убьем мы кролика, или нет, результат всегда будет один и тот же. Это как с теорией «Всего Важного». Иногда тебе кажется, что все важно, и ничего не хочется пропустить. Как бывает важно посмотреть на этот падающий листик, проникнуться его существованием, потом вот этим закатом, увидеть, наконец-то этого паучка, слиться с ним в единое целое. Потом тебе кажется, что важнее вот этой неумолимой мысли, которая только что пришла на ум, ничего в мире нет. Пришла мысль…
Пришла мысль. Я пошел открывать дверь:
— Привет, — говорю, — это мысль?
— Нет, — говорит, — это Приход.
— Так вот как приходит Приход!
— Нет, так уходит мысль, — сказала Мысль и ушла.
«И он в ответ: ты снова дал уму
Отвлечься в сторону земного дела,
И вместо света почерпаешь тьму». Данте
Ах да! Фишка этой теории «Всего Важного» в том, что, в такие моменты, когда тебе кажется важным все, для тебя, на самом деле, неважно ничего! А все почему? Да потому что грань между важным и неважным стерлась. Волновая амплитуда уменьшилась.
Я:
— А если эту амплетуду растянуть?
Рома:
— Ага. Когда привязываешь котенка к веревке, и размахиваешься им, то очень важно рассчитать амплитуду вращения. Профессиональные убивальщики Котенков с помощью веревки и мыла, имеют даже для этих целей специальный прибор. Амплитудаметр. Делают его из пустой пластиковой бутылки «Бонаква». Последний Билд этой программы вышел буквально вчера. Его апгрейдили уже до насоса.
Макс схватился за голову.
Я:
— Теория витаминов!
— Чего?
— Смотрите, смотрите! – я показал пальцем на ползущую сороконожку.- Это ползет Теория Витаминов.
По недоуменным лицам Ромы и Макса, я понял, что они не поняли. Понял, что не поняли. Загон.
Интересно, что я такое важно знаю, чего не знают Макс или Рома?
— Теория Витаминов, — прошептал я. – Какая мохнатая, и маленькая теория! Эта сороконожка – вершина мироздания! Она совершенна! Тот, кто создал ее, по настоящему гениален! Думаю, что это были америкосы! Они первыми высадились не только на луну, но и на землю. Серьезно, я это в фильме видел. «10 000 лет назад». Оказывается, в то время разговаривали на английском! А это о многом говорит! Значит, английский язык берет свое начало от динозавров! Знаете, как происходил весь процесс эволюции человечества? Сидят, короче два америкоса у костра. Только что завалили мамонта, жратвы – завались, на год хватит. Но постоянно нужно поддерживать костер. Вот и приходится им постоянно бегать за хворостом, причем времени на то, чтобы поесть или приготовить что-нибудь не хватает. И тут, наши американцы размножились. Когда появился третий американец, то он уже может следить за костром и готовить еду, в то время, когда дрова собираются первыми двумя. С появлением четвертого американца, третий начинает заниматься только приготовлением пищи, а подкидывать дрова в костер начинает новенький, в то время, как первый – носит дрова, второй – бросает их в костер, третий занимается охотой. Потом америкосов стало очень много, и каждый может позволить себе заниматься именно тем, что получается у него лучше всего, кто-то работает программистом, кто-то музыкантом, кто-то занимается охотой… А потом америкосы чисто притворились, что открыли Америку, типа там, Колумба заслали, праздник себе устроили, трубку мира выкурили, надышались боем барабанов, и начали вести переговоры. Конечно, все кончилось мировой. Первой. Потом второй мировой.
— А какая связь с Теорией Витаминов? — спросил Рома.
— Не знаю,- задумчиво ответил я.
— Поймать кроликов. Поймать кроликов, — шептал Макс.
— Да ладно, Макс, не парься, поймаем мы этих кроликов. Что бы это сделать, нужно думать, как кролик. Нужно стать кроликом. Макс, представь, что ты кролик!
— Макс – кролик, — надрывно захохотал Рома.
Представив Макса кроликом, я тоже хихикнул, но мысль не потерял:
— Они сидели вокруг костра и курили под бой барабанов. Они искусственно вызывали такое состояние, в котором можно поймать кролика. И они видели кролика вот в этом дыме. Была бы у нас музыка, мы бы тоже его увидели.
У Макса, до сих пор сидевшего обхватив руками голову, в глазах появилась надежда.
— Музыка? А мобильный телефон подойдет?
— Можно попробовать,- отозвался я.
— Для лучшего эффекта, можно использовать два телефона. Поставим одну и ту же музыку, и получим полный стерео-эффект.
Решили – сделано. Главное одновременно на двух телефонах нажать на Ввод, чтобы не было дисбаланса. Я трепетно взял два телефона, и поднес их к ушам. Действительно! Полный эффект присутствия…Музыка из двух динамиков блаженно разлилась по телу. Но, блин никакого кролика! Может, на самом деле, его и нет! Какое-то время все молчали, просто наслаждаясь звуками барабанов, доносившихся их динамиков.
Первым тишину нарушил Рома:
— Сороконожку, что ли поджарить?
— Теория витаминов!- воскликнул я вспомнив о сороконожке,- заключается в том, что если постоянно жрать витамины, стимулирующие выделение какого-нибудь полезного для организма вещества, то организм со временем перестает это вещество вырабатывать самостоятельно, и для поддержания жизнедеятельности, ему необходима постоянная подпитка этими витаминами… Второй тезис Теории витаминов заключается в том, что по-настоящему полезные витамины могут быть только в органических веществах, во фруктах, овощах, а те неживые витамины, которые продаются в аптеках организму приносят больше вреда, нежели пользы. Пример. В 1880 году русский биолог Николай Лунин из Тартуского университета скармливал подопытным мышам по отдельности все известные элементы, из которых состоит коровье молоко: сахар, белки, жиры, углеводы, соли. Мыши погибли. В то же время мыши, которых кормили обычным молоком, нормально развивались.
— Погибли?- отозвался Рома. – Интересно, а если такими витаминами кормить бессмертного горца, он бы погиб?
Я:
— Думаю – нет, он же бессмертный.
Рома:
— А если горца измельчить на мелкие-мелкие кусочки, но голову не тронуть, он потом воскреснет?
Я:
— Не знаю.
Рома:
— По определению, он – бессмертен, его можно убить, только отрубив голову. Тогда возникает вопрос, как он будет воскресать? Будут ли из его головы расти новые кусочки плоти? Или старые будут соединяться? Надо как-нибудь поставить следственный эксперимент: порубать горца на мелкие кусочки, разбросать останки по углам комнаты, и посмотреть, как потом они будут соединяться между собой. Прикольно было бы еще посмотреть, как тело будет восстанавливаться после того, как по нему проедет каток, или как его разъест царская водка.
Я:
— Рома, ты ничего странного за собой в последнее время не замечаешь?
Рома отмахнулся:
— Да не в этом дело! Я просто думаю, как горцев можно использовать в мирное время! Прикинь, какие перспективы открываются у горцев в современном мире!
Хирургическая перспектива: Представь, идет операция. Сердце у пациента слабое, вот-вот не выдержит, и перестанет биться. А рядом сидит горец. Хирург горцу: «А ну-ка, давай свое сердце, надо вставить его этому пациенту». Горец в ответ «Ха! Без базара!» Вырывает сердце, отдает хирургу, и через пару минут у горца вырастает новое, и он готов для следующей операции.
Научная перспектива: Горца можно разрезать пополам, и проверить, как функционирует живой организм в разрезе. Ведь для этих целей раньше ученые использовали трупы, и нельзя было посмотреть, как работает, например, сердце в разрезе. А еще горцев можно использовать в качестве подопытных мышей!
Инженерная перспектива: Оказывается, на горцах можно наглядно демонстрировать инструкцию по ТБ. Типа там, не стой под стрелой, а то произойдет следующее. Тут срывается стрела, и нашего горца расплющивает всмятку, море кровищи! Или: горец засовывает руку в станок, станок перемалывает ее, брызги крови по всему цеху, и потом горец поворачивается к зрителям и говорит: «Не делайте так». Наглядно?! Наглядно!
Перспектива внутренней службы. Горцев можно обменивать на заложников!..
Кстати, музыка из мобильных телефонов так и не помогла войти в состояние, когда приходит белый кролик.
Макс:
— А-а-а-а-а-а! Что мы делаем ночью на кладбище?!!

Третий уровень.
Нам постоянно нужно решать какие-то задачи: пройти мимо милицейской машины незамеченным, подойти к продавщице и купить-таки пачку сигарет.
— Winston.
— Вам какой синий или красный?
— Синий, — она ничего не заподозрила, даже сдачу дала.
Я почувствовал гордость за только что решенную задачу.
— Саша, затяни нитку в иголку,- ну вот, а что я говорил… Это же невозможно! И, тем не менее, я нахожу решение, по какой-то безумной траектории, она проникает в иголку, и я опять чувствую безграничную гордость за этот поступок.
Нитка в иголке! Продавщица в сигаретах! Гирей разбивают окно! Эти звезды! Все очень важно! Совсем недавно, все было таким смешным, этот комарик, который не известно откуда появился, потом, кролик, оказывается, про него все уже забыли, но я думаю, он к нам еще вернется. Быстрее, интенсивнее.
Я почувствовал, что мысли настолько быстро стали сменять друг друга, стали такими четкими и интенсивными, что не смог бы уже думать, о чем-то менее важным, чем Звезды. Забавно, что мысли раскручивались по спирали, пока не достигли звезд. Как турбина. Пласты измерений стали исчезать друг за другом…
Это пятое измерение! Возьми в кулак, все, что ты можешь себе вообразить, и отделись от него, посмотри на все это со стороны, тогда ты побываешь в пятом измерении! Забавно, но у меня все это поместилось в кулаке. Пятое измерение. Оно одновременно и острое, и тупое, мягкое и твердое, квадратное и круглое, оно развивается по параболе и по гиперболе. Оно как-то связано с пространством и временем, или просто у меня такие ассоциации, потому что открыты глаза. Я смотрел на свое измерение с разных точек, и понял, насколько оно примитивное и плоское!
Я взглянул на свою Звезду. Она меня манила. Более того, меня начало к ней тянуть. Прикольно, я могу оставить собственное тело, и приблизиться к ней, к моей Звезде. Странное ощущение! Видеть собственное тело, вернее даже не видеть, потому что глаза – это тоже часть тела, а осознавать, собственное Я вне тела.
Мы едем в машине, а Я не успеваю за собственным телом. Что если Я потеряю собственное тело?
Я испугался. Испугался того, что не вернусь, что мне уже некуда будет возвращаться, и не зачем. Я заставил себя быть на земле. Хотя, может быть, и зря, возможно у меня впервые за всю мою жизнь появился шанс вернуться. Меня никто не звал, просто я мог это сделать! Я мог выйти и путешествовать по Вселенной!
Рома и Макс, по-прежнему, о чем-то болтали. Сразу мне было смешно их слушать (у меня даже возникла мысль, что если все это записать на диктофон, а потом прослушать, то получится офигенный сюжет), но вскоре, я вообще перестал что-либо слышать. Ведь я был там! И это намного важнее.
Возможно, так люди и умирают. Просто душа вылетает из тела. Но у обычных людей тело перестает поддерживать связь с душой. Сознательный человек, когда умирает (какое не хорошее слово, надо заменить его на «переходит»), то его сознание первое говорит «До свидания» телу. Таким далеким все кажется: семья, работа. Познать тайну вселенной! Это третий уровень пятое измерение… Забавно, а что будет, когда я перейду на четвертый уровень?
Когда все это кончится? Нет, это не измена, это что-то настоящее…
— Когда захочешь. Тебе достаточно сказать: Стоп.
Могу ли я это сделать? Могу ли я остановиться?

Четвертый уровень.
Мой «Golf» медленно проехал мимо нас. За рулем я увидел своего папашу. Я отчетливо смог рассмотреть не только его, но и номер моей машины.
Это был пятый хлопок.
Я легко смог вызвать то же состояние, в котором вчера я выходил из тела. Сегодня для этого мне не нужно было даже разгонять мысли. Все получилась как-то на автомате. И я постарался отпустить свое сознание на все четыре стороны. Я вылетел из тела, но вместе с этим, чувствовал, что меня с телом еще что-то связывает. Это так здорово! Выйти за границы собственного тела, и балансировать на этой невидимой нити, которая связывает меня с телом.
Воображение? Я тоже сразу думал, что это лишь мои фантазии…
Знаете, как Я покидает тело? Я выходит через глаза, отчего глаза закатываются и вжимаются в веки, и чем дальше Я выходит, тем большее давление на глаза. Потом начинаются спазмы в животе, видимо в этом месте организма, сгусток сознания (или чего там еще, хрен его знает) самый большой, потом все тело начинает колотить, и ты начинаешь биться как в конвульсиях. Но как бы далеко ты не зашел, есть нить, которая привязывает тебя к телу. Конечно, когда-нибудь, и эта нить может исчезнуть, и тогда тебя ничего не будет соединять с телом. И в тоже время, у тебя нет ничего, что может существовать самостоятельно без тела. Как только ты потеряешь эту нить, ты перестанешь существовать. Что же получается? Я могу выходить из тела, но без тела не могу существовать? Странное ощущение.
Я почувствовал себя семенем. Во мне что-то есть, что хочет пробиться наружу сквозь кокон, застилающий мое Я. Росток пробивающийся сквозь череп.
Есть ли у людей души? Нет. Есть только одна большая душа, в которой мы все и находимся, в каждом из нас содержится геном информации, полезной для этой огромной опоясавшей все Души. Это даже не обсуждается, у людей души нет, но есть лишь зачатки! Я с этим столкнулся. Как по-другому назвать это семечко, или росток, пробивающийся сквозь череп – не знаю.
Почему Макс с Ромом курят, и не осознают всего этого? Ведь если бы они ощущали тоже что и я, то мы бы только об этом и говорили…
Меня, по-прежнему, высасывало из тела, было так забавно с этим играться…
Возникло желание описать на бумаге свои ощущения, но в тоже время я понимал, что это все равно, что пытаться царапать буквы на железной трубе ногтями, когда проваливаешься в нее.
Снова увидел своего папашу проезжавшего мимо нас… Это стопудово он, я в мелочах его рассмотрел, номер машины видел… Блин, с какой это стати, он тут ошивается?
Я бы продолжил свои эксперименты с сознанием. Но:
1) Я не знаю, что делать дальше
2) Я боюсь совершать что-то более серьезное без проводника.
— Стоп. Я сказал, хватит!
Еще один положительный момент заключается в том, что я могу контролировать свое новое состояние…

— А куда ты ездил на моей машине сегодня?
— Что ты придумал? Я весь вечер сидел тут, читал книжку. К машине даже не подходил.
Такой папашин ответ заставляет о многом задуматься.

Без уровня
— Сегодня у нас день трезвости!- я услышал бодрый голос Макса в трубке телефона.
— Блин, значит, опять курим траву…
— Сегодня же пасха! Сам Бог велел!
— А, ну тогда Х.В.
— В.В. – ответил Макс и положил трубку.
Вот чем отличаются настоящие отношения от корпоративных. В настоящих, на пикник каждый че-нибудь принесет, не запариваясь о том, сколько он потратил, сколько это стоит и сколько потратили другие. В корпоративных отношениях, перед пикником или рестораном, обязательно надо скинуться деньгами, и причем, так, чтобы сумму разбить поровну на всех. Я рад, что у нас отношения настоящие, т.к. денег у меня практически не было…
Лена:
— Опять дым на меня…
Я:
— Фигу ему.
Я тут же показал костру фигу, и дым растелился в том направлении, куда указывала фига. По случайному стечению обстоятельств именно там и сидела Лена. Лена взвизгнула и достала из кармана свою фигу. Дым резко повернулся в мою сторону. Макс, сидевший за мной, увидев, что меня атакуют дымом подорвался, и показал костру свою фигу. Наши фиги были намного сильнее Лениной, дым почти подобрался к ее лицу, но тут подорвался Рома.
С криком:
— За Славика! – вытянул из кармана две фиги и затряс ими. Дым резко дернулся в мою сторону, сбил меня с ног. Я упал, но вовремя успел показать фигу и отразить удар.
— Не честный прием! Не честный прием! – Заорал Макс, подбегая к Лене и хватая ее за руку. Палец отвечающий за факью был угрожающе выставлен.
Дым пошел вверх.
— Результат аннулируется! – прокричал Макс, указывая на факью палец Лены.
Потом мы решили проверить что же, в конце концов, сильнее: факью или фига? Экспериментальным путем было подмечено, что одна фига сильнее двух американских факью.
Забавно. Наши фиги сбалансировали дым, и он сейчас идет ровненько вверх. Не помог даже нечестный Ленин прием. Потому что на каждый нечестный прием есть другой нечестный прием, которые тоже между собой сбалансируются.
Теория Фиги (или Противоположностей, может, так будет понятнее)! Весь процесс эволюции зарождался на фигах. Сразу люди мерились своими фигами. Потом фигами своих богов, духов, до тех пор, пока все в мире не приходило к тому порядку, в котором мы сейчас живем. Значит ли это, что у нашего бога самая большая Фига во вселенной?
На секунду отвлекся и потерял нить разговора. Рома уже толкал о подушках безопасности.
— Можно в подушку безопасности засунуть топор. Прикольно. Срабатывает подушка безопасности, и ты башкой о топор. Бах! А еще можно насыпать туда толченого стекла.
— Зачем такие сложности? Можно использовать обычные наши иголки.
Картина: вылетает подушка безопасности натыканная иголками, и твоя голова на встречу ей. Стоп. Снято. Я же сказал стоп! Блин, что за раззява-операторы… Следующий кадр: Макса рядом нет, я стаю с окровавленной палкой, а по сосне размазаны мозги и соус красный.
1) — Опять приперся в пол-первого ночи, не известно где шляешься, дома ничего не делаешь. – Бум! Удар. Мозги вылетают из черепа, и выползают маленькие червячки, начинаешь их неистово бить ногами. Прыгаешь, как сумасшедший. Но от этих твоих прыжков, они наоборот, только размножаются. Катализатором для них служит твой каблук и сырая земля.
2) – Ваши билетики. – Трах. Лицо кондуктора скорчилось от боли, он пытается от тебя убежать, но не успевает: взмах топора, и от рук остаются лишь два окровавленных обрубка. Потом ты засовываешь Черного Дракона ему в рот и поджигаешь фитиль. Фейерверк из мозгов. Череп кондуктора раскалывается надвое. На стекле сползают остатки мозгов.
3) – В этом месяце останешься без премии. – Человек, заслуживающий самой медленной и ужасной казни.

Лесные олимпийские игры.
Соревнование первое: чья фига сильнее? Фигаболл.
Соревнование второе: гонки на улитках.
Соревнование третье: есть бревно. Придумай с помощью бревна максимально удобную для себя позу. Побеждает Денис! Который лег животом на землю, а подбородок подложил под бревно. Денис чемпион. Получает Оскара за лучший немой фильм!
— Кто немой?
— Режиссер.
— Немые режиссеры снимают немые фильмы.
А слепые – слепые фильмы. Так появилось радио.
Жаль, что сейчас не суббота вечер. Счастливый человек – это тот, у кого есть суббота вечер. Для того, наверное, деньги и нужны, чтобы скупить себе как можно больше суббот. Но тогда нужно будет все субботы структурировать. Как-то отличать их друг от друга. Вот тогда и начали появляться понедельники… бр… вторники, среды… Влияет ли количество твоего капитала на наличие суббот в твоей жизни? На первый взгляд, кажется, что да, еще как. Но теория суббот гласит, что не влияет. Влияет ли количество твоих финансов на качество суббот. Возможно. Но, с другой стороны, что такое качество? Представляете, гурман охотник. Ему подносят живого зайца на блюдечке, он сидит в лесу у костра во фраке с галстуком и салфеткой. В руке держит молоточек. Бах. Зайцу по головке молоточком. Ложечкой мозги, и в рот, и в рот. Вот что такое качество суббот! Не бывает никакого качества. Суббота или просто есть, или ее нет!
Рома передал мне банку с запасным вариантом для чая – компотом. Я сделал небольшой глоток, и в этот момент понял: вот оно, счастье! Счастье приходит по субботам!
Я получал неописуемое удовольствие от всего происходящего. Как это, оказывается, здорово, не запариваться по поводу всяких там астральных путешествий, экспериментов с сознанием и т.д. Просто получать удовольствие от кружки компота! Приходить в восторг от лучика солнца, который так забавно играется с пожелтевшим листиком. Подумать только! Сколько миллионов километров проделал этот лучик, прежде чем добрался до этого листика, и умер на нем! Вы только представьте себе, какая насыщенная жизнь была у этого лучика! Этот лучик солнца так стремился ко мне, что обгонял скорость света. Достигнув цели, он один раз показался мне, и исчез! Навсегда! И все это ради этого последнего момента! Все только ради того, чтобы я увидел его смерть! Я! Какая простая буква, и какое сложное слово! Сколько всего в этом заключено! Этот умирающий лучик солнца – тоже я! Я – это солнце, планета и вселенная! Интересно, а что же тогда не я? Мне это никогда не понять. Для этого нужно быть кем-то другим. Хотя, с другой стороны, это мое другое Я, также имело бы границы, за которыми… Что? Что за этими рамками?!
«А вокруг трава да цветы полевые» Т.Сантока
Теория Сознания. Знаете, что мешает проводить научные изыскания в этой области? Наличие самого сознания! О чем бы я ни думал, о чем бы ни писал, я все равно всегда буду писать только о себе. Потому что Я включает в себя все!
Рома подбросил в костер дровишек. Огонь вспыхнул ярче. Я всмотрелся в пылающий костер, и увидел на сучке умирающего паучка.
— Зачем ты это сделал?
Рома пожал плечами:
— Огонь затухает.
Понятно. Огонь затухает и у Ромы появилось желание его поддержать. Но мотив? Что послужило причиной этого желания? Рома считает, что поступает свободно и сознательно, потому что осознает свои желания. Но, на самом деле, все это полная чушь, потому что ему не известны мотивы, которые движут им.
Что вздымает волны, без всякого ветра?
Паучок нервно забегал по охваченному пламенем сучку. Бедняга. Он еще не знает, что обречен на мучительную смерть. И все это из-за того, что Рома не осознает мотивов и последствий своих поступков.
— Наверное, не стоило…- пробормотал я, хотя, если честно, уже и забыл, что делать, и почему этого делать не стоит.
— Стоило — две тысячи, — отозвался Рома, кивая на банку пива.
В голове начала рождаться новая теория. Оказывается, каждый слышит только то, что способен воспринять, только то, что хочет и может услышать.
Пример. Я люблю рыбу. Какой есть смысл в этой фразе? Для меня – это означает, что я люблю ее есть. Мне нравится вдыхать аромат жареного карпа, нравится эта хрустящая корочка, на которой еще лоснятся капельки подсолнечного масла. Я даже облизался.
Я люблю рыбу. А может, наоборот, от приготовленной рыбы меня тошнит. Но я люблю наблюдать за ней в аквариуме. Плавающие в аквариуме рыбки так умиротворяюще и успокаивающе действуют на меня, что я могу часами за ними наблюдать. Я тоже люблю аквариумных рыбок! Но не есть их, а наблюдать за ними.
Я люблю рыбу. А теперь, давайте представим, что я рыба-самец. У меня есть подружка – рыбешка. Я ее так называю, потому что она юная, симпатичная, милая. Я без ума от нее, я приношу ей червячков, дарю цветы, и смею надеяться, что когда-нибудь, она ответит мне взаимностью. Я делаю ей предложение, и жду ответа, как осужденный приговора. Я ее тоже люблю.
Так какая же истина заключается в этой фразе: «Я люблю рыбу»? И зачем тогда трепаться языком, если все равно, каждый слышит только то, что способны воспринять его уши?
Я люблю рыбу. Я пишу книгу. О чем она? Ты сам ответишь на этот вопрос. Ведь, каждый видит лишь то, что способен воспринять. Пусть это будет теория Рыбы.