ИСПОВЕДЬ ВОЖАТОГО

Мелкий августовский дождь моросил по окнам первого корпуса, сохраняя сладкий сон его обитателей, между тем с кровати свесилась нога со строгими криволинейными формами, а за тем и вторая, после чего на пол упало одеяло — месяц не знавшее заправки.
Алёша медленно поднялся и побрёл в умывальник.
Взгляд его остановился на зеркале.
-Бля, тихо произнёс он, потом помочился в раковину и, шлёпая голыми пятками по ещё не мытому кафелю направился обратно в вожатскую.
Где-то рядом в деревне «Куурвино», дурниной заорал петух!
.Закуривая сигарету марки «пегас», Алёша достал из-под кровати бутылку разбавленного спирта.
На соседней кровати спал чутким сном алкоголика его напарник по кличке «док»
-Садись! До-ок просыпайся!
Зазвонил телефон.
-Говорит дежурный по методичке.
-Пора подниматься.
-Опохмеляться пора: сказал Алеша, бросая трубку.
-Док, я уже налил!!!!
Док медленно открыл глаза, и его сразу перекосило при виде налитого стакана.
-Пора на планёрку, а мы ещё трезвые!
Сказал Алексей, опрокинув стоканяру!
-Я пить не буду, взмолясь прохрипел док, у меня печень болит.
-Во-первых, ща выпьем и всё.
-Во-вторых, ща всё пройдёт.
-В- третьих — соминой пить не отказываются, грех – это!
Расплёскивая содержимое по подбородку, док всё-таки впихнул в себя адское зелье
-Так, теперь чистим зубки, надеваем чёрные очки и вперёд, бодрячком молвил Алёша, сверкнув уже мыльными глазами. В методичке стояла тишина, и сидели заспанные вожатые. Во главе длинного стола восседал зам по воспитательной работе, в прошлом лагерный фотограф. Распахнулась дверь, две фигуры в чёрных очках, шлёпанцах и шортах втиснулись в дверной проём.
-Ещё одно опоздание, объявлю выходной! Из-исподлобья пробуровил зам-По.
После чего произошла перекличка и оглашен план на день.
У многих вечером были отрядные планы, на этом акцентировалось особое внимание, как правило, у всех была «ромошка». – Что, больше выдумать нечего? Хмуро произнёс зам-По.
-Почему,у меня вечером отрядная дискотека. — Промолвил вожатый 4-го отряда по фамилии Хрюкин.
-У тебя постоянно дискотека, а кого вчера, но планёрку принесли, а?
-Вот то-то же! После планёрки все медленно поползли к своим корпусам, кое-кто ещё оставался курить на клумбе у методкабинета. Двое в чёрных очках курили на ходу и делились впечатлениями.
-Док, как будем работать дальше, у нас кончается спирт! – сказал Алёша и громко испортил воздух. — Это конечно проблема , хотя мы никогда не искали лёгких путей, заметил док. –Зашлём Распёртого ,у него велик есть в зооуголке.
-Со знанием дела молвил старший. Подъём первого отряда отдалённо напоминал разгон демонстрации, Алексей выступал в роли Пеночета.
— Подъём!!! Раскатно заорал он. В детских палатах послышалось хихиканье, потом шабуршание, двери молниеносно пооткрывались, пионеры, наталкиваясь друг на друга, помчались чистить зубки. У Алёши на лице мельком появилась тихая грусть, когда он посмотрел в сторону женской половины. ’’Швытче, швытче”: кричал Алёша, хрипловатым голосом, при этом почесывая между ног.
-Осталось три минуты!!!
У туалета выстроилась очередь. В голове каждого ребёнка пульсировала мысль — “успею не, успею?” Всех терзали смутные сомнения на – этот счёт. Зато Алёша всё рассчитал, ему надо было успеть налить стакан и позвать Дока, который производил подъём 2-го отряда,
На котором работал. Горн протрубил подъём, дверь на второй этаж медленно распахнулась, и в проёме появился полупьяный Док. Он зевнул, в голове ещё шумело, телодвижения напоминали паралитика, в крови играл спирт.
-Второй отряд подъём! Заорал Док.
Первым из палаты показался косой пионер Витя Марчелов. Он посмотрел на своего вожатого и, не отрываясь от тетриса, стал жаловаться на своего однопалатника по прозвищу «чебуратор», который якобы устроил погром по средствам подушек.
В общем, застучав всех и вся , Марчелов с ангельско-умильной физиономией, побрёл в сортир. Мозги у Дока по утрам соображали катастрофически плохо.
-Опять-этот дурдом, пробуробил он себе под нос. Проигнорировав «косого», док призвал всех к чистке зубов и на зарядку. Воспиталки побрели накрывать в столовую, предварительно захватив с собой по сигореточке, чтобы оттопыриться ими на хоз-дворе.
Док и Алеша повели отряды на зарядку, которую проводил физрук по прозвищу — «добрый дядя Витя».
На большое футбольное поле повыползали отряды, кое-кто даже с голым торсом, благо погода разгулялась. Так начиналось каждое утро, вяло и спокойно.
Дверь в зооуголок была открыта, первое, что доки увидели, это пьяного Распёртого, который гонялся за козой, силясь её подоить, в последствии козой оказался козёл «Яша», который так и не понял чего от него хотели.
Сие мероприятие оборвал Алешин оклик!
-РАСПЁРТЫЙ!!!
Распёртый умильно улыбнулся и подошёл, при этом отряхиваясь от опилок.
-Вот тебе бабки, хватай, велик и катись в «Куурвино» за спиртом, стакан нальём.
Распёртый был глуп и постоянно тормозил.
-А кто ещё снами пить будет?
Алёшу передёрнуло от такого вопроса.
-Ты чё больной!?
-Тебе нальют, не врубаешься что ли!? Или дерьма козлиного обожрался!!!!?
-Понял, понял, проскрипел Распёртый и побрёл за великом.
Алёша с Доком побрели к корпусу, добивать остатки спирта. По дороге их вызвал к себе директор-«ШЕФ»
Шеф посмотрел на парочку и как всегда забыл, зачем они ему понадобились, пришлось придумывать повод на ходу.
-П-п-п-почему в чёрных очках?
-Солнце, Владимир Иванович, нехотя отрапортовал Алёша.
-К-к-к-какое солнце?!!!
У шефа случилась истерика, заикания участились на столько, что понять его было практически не возможно, но глубокий смысл заключался в том, что чёрные очки и красные носы – это одно и тоже. Напоследок, шеф объявил пожарную тревогу.
-Это нервное, заметил Док.
Тушили клуб, по лагерю тонкой вереницей расползлись пожарные рукава, Алёша, матерясь, побежал за пожарной машиной, которую оставили «немцы при отступлении».
По клубу с полной мощью ударили пожарные бронзбойты, детки веселились под брызгами. Обитатели клубных отсеков, матерясь, повыскакивали наружу.
Досталось и радисту Колобаеву, который или спал, или слушал дебильную музыку.
В данный момент, укутавшись в мокрое одеяло, в наушниках, он стоял на улице и сбивал каплю, воды с простуженного носа, глаза выражали какой-то заторможенный испуг.
В следующий момент подкатила пожарка и заглохла, следом с довольной физиономией появился шеф.
-В н-н-норматив уложились, сказал он, скорчив глупую улыбку.
Алёша нехотя вылез из машины, зевнул, громко испортил воздух и матюгнулся, сморкаясь в край футболки пробегавшего мимо пионера.
Док стоял со шлангом, который как-то странно дёргался у него в руках и это было не мудрено, просто 12-ый отряд решил поиграть в прыгалки. Детки всем отрядом бодро поднимали шланг и с визгом ударяли его о землю. В какой-то момент док не выдержал и рухнул оземь придавленный пожарным рукавом, там он и заснул. Ему начал сниться сон.
-В далёкой, далёкой галактике…и т.д.
А В-это время вожатая 12-ого отряда, по фамилии Рыхлюнчикова, выбежала из корпуса с горшком в руках и пустышкой на шее.
-Это что ещё такое?! Закричала она.
Послышался голос шефа, он появился внезапно, как ниндзя. Глядя на дрожащий в руках Рыхлюнчиковой горшок, его осенила догадка, наверное, в лес собрались, по грибы, по ягоды.
К красивым девушкам шеф относился довольно лояльно, но это было только по работе, в жизни он к ним не относился никак.
-Н-н-надо работать с детьми, да, вот так. С улыбкой промолвил шеф.
Детки облепили любимого директора и стали прыгать вокруг него, причём рядом были одни лужи.
-Лысый глобус, лысый глобус!!! Кричали детки, кто громче. В этот момент у Рыхлюнчиковой выпал горшок из рук, а на лице образовалась мина неудобства.
Делая вид, что ничего не понимает, шеф проявил неслыханный, как он думал сам, педагогический талант и личным примером показал “высший пилотаж” работы с детьми.
Он сыграл с ними в очень интересную и познавательную игру, типа ладушки-ладушки,
Где были? – У бабушки. Затем он довольный собой, протёр лысину платком и довольный собой зашагал в сторону своего кабинета. Детки не унимались и всё кричали.
-Лысый глобус, лысый глобус! Рыхлюнчикова никак не могла их унять, пустышек на всех не хватало, но случилось чудо. Как в старинных былинах, откуда не возьмись, появлялся добрый молодец, появился Алёша, вылезая из кустов и матерясь.
-Не лысый глобус, а Владимир Иванович!!! Раздался богатырский возглас.
-“Козлиная морда”, добавил он от себя лично, не громко. Потом он мило улыбнулся девушке и предложил ей как-нибудь вместе почистить зубки, например, сегодня после отбоя. Шланги повесили сушить на забор.
-Док, просыпайся, сейчас я машину загоню, а ты иди в вожатскую и наливай пока.
Сон дока о далёкой, далёкой галактике был прерван, как всегда чем-то банальным, но глубоко злободневным. Алёша кое-как раскочегарил пожарку, из глушителя раздался выхлоп или даже выстрел, после чего она затряслась и медленно покатилась в стойло.
По дороге Алёша обратил внимание на нового моляра, который красил заборы.
Его лицо, испачканное краской, показалось ему до боли знакомым.
-Хрюкин! Мелькнуло у него в подсознании.
-Ты чего, сбрендил?
-За что тебя? Уже с сожалением в голосе добавил Алёша.
-Все работы хороши, выбирай на вкус! Ответил разукрашенный Хрюкин.
-Сегодня вожатый, завтра моляр, сегодня моляр, завтра сантехник, сегодня сантехник, завтра Куурвенский поворот, а вообще0то я историю изучал.
-Сказали, не соответствую уровню вожатого и вообще советского человека.
-Пью много, закончил б. у. вожатый 4-го отряда.
Ну, на счёт советского человека ты, конечно, перегнул, до советского человека, тебе ещё пить, да пить.
-Ладно, не расстраивайся, одобрительно сказал Алёша.
-Заходи вечером, выпьем. Уходя, он громко испортил воздух и побрёл в сторону изолятора по раздолбанной плиточной дорожке. – Надо марганцовки взять, подумал Алёша, стоя у двери в изолятор.
-Мало ли, что может произойти. В процессе этих глобальных размышлений, он покрутил в руке своего лучшего друга, а потом, засунув его обратно в шорты, шагнул в дверь.
— Что, за аспиринчиком? На одном дыхании спросила медсестра.
Да нет, аспирину не надо, дайте лучше марганцовки, она в этих местах полезней.
-Для девочек, добавил Алёша, выходя из изолятора. Он направился к корпусу, где и встретил Рыхлюнчикову, о которой уже говорилось выше.
Док медленно поднялся с земли , потянулся и побрёл в вожатскую.
-Здравствуй Докь! Взгляд остановился на вечно закусывающем вожатом 14 отряда, которого все звали « Германыч». Германыч, был уроженцем солнечной Чувашии, поэтому говорил он мало, а если и говорил, то очень быстро и с акцентом. У Германыча всегда было выпить и закусить, причём закуска с пионерского стола долго не залёживалась, половина обычно съедалась под спирт или водку, а вторая половина, которая волей-неволей начинала тухнуть и пахнуть, шла на новые ядо-алкогольные разработки Германыча. Это были настойки, закваски, соле-щелочные растворы, кислоты, корче, то, что употреблялось им во внутрь, всё считалось экологически чистым и полезным. Вечерами он любил сидеть у пруда, который выкопал сам и пить под лунным светом. Иногда его посещала” белочка” и тогда Германыч ползал на четвереньках и ловил карася, который якобы выпрыгнул из прудика и скрылся в кустах
-Докь, надо чуть-чуть бандаж поставить, сказал Германыч, хлопая, дока по плечу и улыбаясь во весь рот из которого торчал чупа-чупс.
Это на лагерном сленге означало: “Пойдем, водки выпьем, она у меня есть”
Док, зная, чем может напоить Германыч, сначала как-то засомневался, но долго уговаривать его не пришлось.
-Какая разница, всё равно спирт всё продезинфецырует. Германыч, лукаво улыбаясь, завёл Дока в сарайчик, где хранились жизненно-важные для Геоманыча вещи: запчасти от велосипедов, сломанный детский хоккей, раздавленный волчек, а так же на верёвочках висели засушенные травы и коренья.
На полу стояла 3-х литровая банка, с чем-то коричневым. Германыч достал из кирзового сапога два гранёных стакана и наполнил их содержимым из банки.
-Что это? Спросил с явной предосторожностью Док.
-Ты пей, а потом расскажешь.
-Экологически чисто, не бойся! Сказал Германыч, осушив стакан и закусив, свежей сыроежкой.
-Это полезно! Не унимался он, сверкая лучезарной улыбкой и блестящими карими глазами.
Док, поддавшись на провакацыю, залпом осушил стакан и попросил ещё. Выпили ещё, после второй, наливая третью, док все-таки спросил, что это за снадобье?
-Это компот 3-х месячной выдержки, настоянный на детских простынях 12-х отряда.
Дверь сарайчика, чуть не сорвалась с петель, на полу валялся гранёный стакан, и зияло коричневое пятно, начинавшее разъедать постланный на пол ленолиум.
Док нёсся со всех ног к близ лежащему туалету, а этот алхимик размахивал руками и кричал:
-Заходи ещё, всё экологически чисто!!!
Док уже ничего не слышал, изнутри напирало, перед глазами мелькали подвешенные вдоль забора шланги и удивлённые пионеры. По дороге он снёс «Галкинга», который учил своего пионера прыгать кузнечиком. Снесённый доком, он испачкал свои цветастые трусы в луже, в которую, собственно и рухнул. Дока неудержимо несло на Галкинга, но он всё-таки ухитрился прислониться к фонарному столбу и выплеснуть на него всё, что хотело свободы в его изнурённом спиртом организме. Увидевший эту картину Алёша, подошел к Доку и спросил:
-Что перемешал?
-Это не я, это Германыч, скотина мне подмешал — эколог хренов!
Между тем Галкинга унесли пионеры его отряда, по дороге он то кричал, то размахивал руками и ногами.
-Это у него от недопития, пробуробил Алёша.
-А может, «Белочка» его посетила, утираясь, прохрипел Док, скрыв истинную причину.
После чего оба направились к отрядам. Заходя в холл, Алёша вспомнил о воспитательном мероприятии, и весь отряд был собран в течение 5-ти минут.
В холле 1-го отряда стояла тишина, и сидели пионеры. В центре внимания, закинув ногу за ногу, как монолит восседал Алексей.
Пауза длилась очень продолжительное время, у каждого пионера тем временем просыпалось чувство вины, по непонятно какому поводу. Слышалось тревожное биение детских сердец. Алёша, резко приосанившись, почесал правую пятку, чем вызвал детский, продолжительный выдох, который отдалённо напоминал стон.
Опять тишина и безмолвие, воспитательный процесс затянулся в ожидании чего-то ужасного. У одной девочки случилась истерика, когда мимо неё прожужжала жирная муха, после чего ребёнок убежал в сторону туалета.
-Так вот кто курил в палате!!!
-Да, нервы ни к черту, сказал Алеша, разминая фаланги пальцев.
-Сегодня вместо дискотеки будем изучать труды Карла Маркса.
Дальше последовал обыск на предмет спиртного и сигарет. В умывальнике нашли заныканный кем-то чинарик и произвели захоронение.
Положили на носилки и закопали в канаву, размером 3 на4-е. Канаву копал весь отряд и хоронили тоже вместе по братски, как родного.
В вожатской сидели двое в шортах. За окном, мелькая в свете ночных фонарей, шел дождь. Дети, якобы спали, спирт пился в задумчивом молчании.
Отражаясь в 3-х литровой банке с бычками, вокруг светильника бесновался ночной мотылек, бросая тревожную тень на крашенные стены вожатской, наступала ночь.
-Ты знаешь Док? Сказал Алёша, после длительной паузы.
-Я как-то хотел пукнуть и обкакаклся.
Эта глубокая фраза, заставила Дока задуматься о чём-то насущном и очень злободневном.
Док вышел в коридор и до утра не появлялся.
Конец первой части