Яков Есепкин На смерть Цины

Яков Есепкин

 

На смерть Цины

 

Пятьсот третий опус

 

Хоть и яду сюда, пировать

Ныне царские дети садятся,

Вейся, мрамр, ангелков укрывать

Басмой станем, где патины рдятся.

 

Как темны эти гипсы, арак

Их ужель не отбелит меж лилий,

Ах, в меловый заступимся мрак,

Вижди сех, не бледнея, Вергилий.

 

Осыпается басмовый мел

С лиц кусками, со чел невенечных,

Кто превидеть еще нас умел,

Бьется, бьется в шиповниках млечных.

 

Пятьсот четвертый опус

 

Кровь нисана с гортензий сольем,

Вспеним ею златые куфели,

Чти скитальцев ночных, Вифлеем,

Подавай им вино и трюфели.

 

Что ж успенных сильфидам корить,

Буде юность веселие имет,

Станем граций чудесных мирить,

Наши ль звезды тлеение снимет.

 

Челядь спит, во смуге ободков

Мы одне, в сукровице незвездной,

И не алчем вина и цветков,

И с Уранией плачем над бездной.