На смерть Цины

Яков Есепкин

 

На смерть Цины

 

Пятьсот двадцать  четвертый опус

 

Ефраим и Вифания спят,

Кора бледные розы лелеет,

Побиенные  тще возопят,

Остие их в обсидах белеет.

 

Не успели к фиванским столам,

Хоть с младенцами яды пригубим,

Мел нейдет вседворцовым юлам,

А и мы  одиночество трубим.

 

Где еще колоннады темны,

Где безсмертие Ироду снится,

Узрят лишь фавориты Луны –

Кровью нашей серебро тиснится.

 

Пятьсот двадцать пятый опус

 

Золотую парчу гробовой

Хною феи тиснили иль черви,

Паче времени шелк грозовой,

Дьямент жжет шелковичные верви.

 

Се, так в опере донны летят,

Растекаются желтью подсвечной,

Мертвым нимфам алмазы претят,

А вспорхнем хоть за патиной течной.

 

Меж порфировых сех и златых,

И басмовых колонн мы скитались,

Жгли остия из восков литых –

Днесь алмазные течи остались.