На смерть Цины

Яков Есепкин

 

На смерть Цины

 

Пятьсот двадцать восьмой опус

 

Кашемир золотой перевьют

Червоточиной лет шелковичной,

Аще фурии в залах снуют,

Обернемся тесьмою кровичной.

 

Мрамор сех закрывает волков,

От каких не бежать херувимам,

Чермы тусклый обсели альков,

Бдят и внемлют гранатовым дымам.

 

То ли свечи превили шелка,

То ль тесьмой стала кровь золотая,

Смерть еще без косы и слегка

Холодит, будуар облетая.

 

Пятьсот двадцать девятый опус

 

Невский мраморник нощно зальют

Падом звездным и желтой половой,

И пифии венечье скуют

Нашим теням со крошки меловой.

 

Развели аониды ль мосты,

Мертвых рамена жгут ледяные

Крестовицы и розы желты,

Имут челяди цветы иные.

 

Над обломками гипса века

Плакать царским невестам успенным,

Ах, Пиитер, юдоль высока,

В сей гореть лишь теням белотленным.