На смерть Цины

Яков Есепкин

 

На смерть Цины

 

Пятьсот тридцать шестой опус

 

Славен пир и велик отходной,

Персть ночная меловниц ворует,

Столы яств и юдоли земной

Кто вкушал, ныне звезды чарует.

 

Се емины златые от вей

Белоликих царевен уснувших,

Мы и сами альтанок мертвей,

Дней не помним и теней минувших.

 

Яко свечки затеплит август,

Как лилеи еще отемнятся,

Излием со всемраморных уст

Желть и хлеб, кои ангелям снятся.

 

Пятьсот тридцать седьмой опус

 

Цита, Цита, о хвое таись

И серебро темни, аще яды

С вишней сахарной паки, веись,

Будут ангели помнить коляды.

 

Я узнал хищный выблеск зениц,

Увивайся опять мишурою,

Хватит в мгле прикровенных темниц,

Назовешься там царской сестрою.

 

Только юны шелковый покров

Отиснят диаментом и мелой,

Воспорхнем со алмазных шаров

Надо перстью сией онемелой.