Бисквиты из серебра

Яков Есепкин

 

Палимпсесты

 

Бисквиты из серебра

 

Одиннадцатый фрагмент

 

Мглою рамницы святок нальют

Вещуны и меж шелков узреем,

Как нимфетки альбомы виют

Глупым ямбом и темным хореем.

 

Туберозы сияют в ночи,

Юных фей восклицает Эрата,

И хрустальные бьются ключи,

И о злате эдемские врата.

 

Мглу царевны устанут вести

По канвам, чая див менуэты,

Лишь тогда мы и будем плести

На их аурном шелке виньеты.

 

Тринадцатый фрагмент

 

Яства нежной аромой свиты,

Мускус томных пьянит одалисок,

И фарфорницы мглой налиты,

И гостей чуден камерный список.

 

Фимиам наднебесный лиют

Цикламены и звезды мерцают,

Где бисквиты в серебре, и брют

Эвмениды сейчас восклицают.

 

Хвои огнь под сангиной мелка,

Ждут успенных царевн лабиринты,

И модисток всеюных шелка

Истемняют афинские принты.

 

Девятнадцатый фрагмент

 

Хвоя спящих царевен пьянит,

О Звезде вифлеемской мерцает,

Эльфов негою томной манит,

Лона юных прелестниц зерцает.

 

И фийады еще веселы,

Торты чают со бурь отголоском,

И зефирность летит на столы,

Превиенные благостным воском.

 

Но Цирцея перстом оведет

Чадный морок свечей несоемных,

И похмельная челядь найдет

Мертвых граций в альковниках темных.

 

Эвмениды и Хрустальный воск

 

Первый фрагмент

 

Тизифону ль укутает снег,

Истемнятся дворцовые арки,

И о чаде рождественских нег

Мы затлим восковые огарки.

 

Чу, опять меловницы поют

И циан обольщают креманки,

Нас шелками фиады виют,

Им несут бланманже нимфоманки.

 

Будут дивные феи следить

Новолетия пиры из хвои,

И Снегурочек томных студить,

И златить меловые сувои.

 

Седьмой фрагмент

 

Ах, плеяды, с небес Орион

Вашей неге и грации внемлет,

А и нас восклицал Одеон,

Славу мира Аид ли приемлет.

 

Лишь тоска, вековая тоска

Источится, ночную эфирность

Мгла овеет, юдоль высока,

Пой, Геката, иудиц зефирность.

 

И хористки начнут пировать,

Сохваляя на вишнях емины,

Мы и будем тогда их срывать,

Холод млечный лия в бальзамины.

 

Пятнадцатый фрагмент

 

Очаруй нас еще, Вифлеем,

Пусть Звезда Рождества не тускнеет,

Мы серебро на ваты лием,

Ель чудесным огнем пламенеет.

 

Ах, нести в пировые со хвой

Темный ярусник, мирру свечную,

Всякий смертник отныне живой,

Мгла купель золотит ледяную.

 

Сквозь решетницы снег налетит

Во дворцовый таинственный морок,

И Господе Звездой расцветит

Хор теней с черной вазою корок.

 

Двадцать восьмой фрагмент

 

Из Эпирского царства теней

К пирам феи ночные явятся

И сплетут цветью жемчуг огней,

Эвмениды ли им удивятся.

 

Воск хрустальный, решетники мглы

Освещай, пусть божественно тлеют

Дивы неб и о шелках юлы

Ни о чем, ни о чем не жалеют.

 

Станем пить-не пьянеть и вести

По их раменам бледным лилеи

В антикварной всетемной желти,

Холодя ей немые аллеи.