Вакханки в серебре

Яков Есепкин

 

Палимпсесты

 

Вакханки в серебре

 

Шестой фрагмент

 

Небо антики дышит легко,

Ориона бегут ли плеяды,

Ах, оне и сейчас высоко,

Паче ль емины млечные яды.

 

От пурпурного снега пьяны

В золотых кринолинах вакханки,

И спешат фавориты Луны

Внять усладу земной колыханки.

 

Оторочен звездами покров

Дивной ангельской ночи, эфирность

Коей льется на тени миров

И со негой дарит им зефирность.

 

Восьмой фрагмент

 

Тень Звезды, о смарагдах пылай,

Мгла чудесная, пудрою вейся

И к бисквитникам див отсылай,

И с рапсодами вспеть их надейся.

 

Под серебром виньеты горят,

Хвойный морок циан опьяняет,

Нас ли ангелы неб укорят,

Их лишь млечный туман истемняет.

 

Из волшебной Эолии снег

Наметет вдоль решетниц сувои,

И в огоне чарующих нег

Мы явим тьму пленительной хвои.

 

Тринадцатый фрагмент

 

Обольщайся, Цитера, сеим

Звездным пиршеством, воском эфирным,

Днесь и мы благо ночи таим,

Чудным веяньем дышим зефирным.

 

Рождества несоимный флеор

Поклонения горнего стоит,

Ярок снег и мечтательность Ор

Сны царевн золотыя покоит.

 

И таинственно блещет Звезда

Над ковчегом, в сияньи летящим,

И меж губ наших рдится вода

С темным блеском, юдоль золотящим.

 

Шестнадцатый фрагмент

 

Тийя кубки воспенит, арма

Над столами одесно взовьется,

Пироваем, иль с нами Чума,

Где и зреть, как начиние бьется.

 

Новолетие, слава твоем

Дивным елям, виньетам червонным,

Мы о белых царевнах пием,

Дышит ночь шелком их благовонным.

 

И горят млечных царствий врата,

И фиадам слагаются оды,

И в шары золотыя слита

Барва неб, коей плачут рапсоды.

 

Шелки гиад

 

Третий фрагмент

 

И серебра виньеты легки,

И о бархате гномы темнятся,

Ель горит и пеют ангелки.

Им ли свечи эйлатские мнятся.

 

Черным шелком вакханки свились,

Не танцуют, но яд преливают

Во кувшины, Алекто, мелись,

Хвою бледным огонем свивают.

 

Пироваем, еще пировать

Нам легко, феи тьмы изолгутся –

И с виллисами в круг танцевать,

Пламенея, юдицы сбегутся.

 

Семнадцатый фрагмент

 

Ель чудесная, тлей иль гори,

Совивайся звездами и мглою,

Пусть небесные внемлют цари

Феям – всяка с алмазной иглою.

 

Где вергилии, им ли цветить

Мрак серебряный, хлебницы пиров,

Снег нетающий вновь золотить,

Убегая десертов и Лиров.

 

Торты вынесут панночкам тьмы,

Белошвейки на черные шелки

Юдиц млечность прельют: се и мы,

И чиненые ядом иголки.

 

Сорок восьмой фрагмент

 

Пойте, пойте, кифары, цариц,

Пой царевен меловых, Гораций,

Над столами арома кориц

Пусть летит о холодности граций.

 

Это ль антики тусклый флеор,

Винодержные кубки и свечи,

Шелк овеет дыхание Ор,

Фей увьют всехрустальные течи.

 

Будет мускус нимфеток прельщать

И зефирность в начинье сольется,

И гиад станет мгла озлащать,

Яко ветхая чара не бьется.