Изборник Летиции

 

Яков Есепкин

 

Палимпсесты

 

Изборник Летиции

 

Девятый фрагмент

 

Нощно станут пасхалы каждить,

Обведут соваянья кармины,

Что и цветию юд изводить,

Несть им витые кровью жасмины.

 

Млечный август щедрые столы

Накрывает, чаруйся, Вифлеем,

Суремою ль святили углы,

В коих всенощно, всенощно тлеем.

 

Налиенны вишневой армой

Пировые, где мы и во сущем

Предстоим – всяк  с порфирной каймой

На челе и о воске тлеющем.

 

Пятнадцатый фрагмент

 

Ах, изборник Летиции ал,

Дышат кровию нашей страницы,

Се и сами в божницах зеркал,

Се витые каймами стольницы.

 

Бал теней, подливайте вино,

Пусть царевен тоска не снедает,

Нас встречают Моцарт и Гуно,

Нас чудесная ночь ожидает.

 

Восхотят, яко свечки, пылать

Феи снов, цвет лияше на мрамор,

И тогда, и тогда – исполать

Прекричим со язминовых камор.

 

Двадцать седьмой фрагмент

 

Желть всемлечные выбьет цвета,

Упиемся червицею вишен,

Туне ль нощи арма солита,

Всяк успенный и будет ли слышен.

 

Аще рамена воски свели,

Что харитам в патине томиться,

Кто со яствами пира, вели,

Чтоб оне перестали глумиться.

 

Но пасхалы текут и текут

Во мраморные тусклые нети,

И юродицы нас волокут

По аурной сиреневой цвети.

 

У Клитемнестры

 

Третий фрагмент

 

На серветках узорных тлеют

Барвы свеч, диаментные течи,

Чахнет хвоя, рапсоды пеют,

Мы в плену у торжественной речи.

 

Лейте, лейте, менады, скорей

Хладный брют, голубые араки

Во фарфор, сколь эпирских царей

Увивают беленой сумраки.

 

Пусть юдицы о неге шелков

Траур носят и ею мелятся,

И, златяше свечами альков,

Плачут миррой, засим веселятся.

 

Одиннадцатый фрагмент

 

Хвое тусклой — сребристая мгла,

Бархат свеч, ледяное мерцанье,

Антикварные боги стола,

Длите мирры и яств созерцанье.

 

Фей одесная мчит карусель,

Герцогинь ли, всенощно пеющих,

Иль царевен, меловых досель,

Брют из амфор холодных лиющих.

 

К ним склонимся, емины тая

И вино, и алмазные волки

Будут чуять юдиц остия,

Превиенные в темные шелки.

 

Тридцать второй фрагмент

 

Вновь сангины царевен темней

Свеч вифанских и емин у Марфы,

Ягомостей, бежавших теней,

Оры кутают в черные шарфы.

 

Где юдицы на пышных балах

Траур носят во снах Клитемнестры,

Мы с звездами о бледных челах

Предстоим, ах, молчите, оркестры.

 

Блещет хвоя иль тлятся шары

Золотыя, пусть щедро фиады

Воск лиют из ночной мишуры

И огнями червленые яды.