Кровь и воск

Яков Есепкин

 

Палимпсесты

 

Кровь и воск

 

Тринадцатый фрагмент

 

Свечи красные нощно затлим,

Пусть царевны рисуют сангины,

Аще томных юдиц веселим,

Аще с нами лишь холод ангины.

 

Ах, не будут, не будут оне

Днесь шампанское пить и рейнвейны,

Совиваться в эйлатском огне,

Яко феи пиров темновейны.

 

Оглянемся и узрим – следят

Вновь за нами из морочных камор

И бисквитные халы ядят,

Воск червовый лияше на мрамор.

 

Двадцать пятый фрагмент

 

Темноокие феи пиров

Нас влекут к нимфоманкам и хвое,

Заточая в серебро шаров

Юных граций о млечном конвое.

 

Пламень тьмы антикварной, гори,

Огнь чудесный, легко возвивайся

И бессмертие юнам дари,

И эфирностью звезд упивайся.

 

Яд прельют иудицы на хлеб,

Торты черною миррой и вишней

Отслоят, чтоб властители неб

Пели гимн этой муке давнишней.

 

Сорок первый фрагмент

 

Торты дивные мускус взовьют

И арому никейскую, чая

Белых фей и весталок, снуют

Кои нощно, томясь и скучая.

 

Шелки черные их ли милы,

Цвет граната ль всемлечный охладен,

Ах, красавицы пира белы,

Затрапезный диавол неладен.

 

Славить будут вакханки престол

Неотмирный и хмель благовонный,

И тогда мы воссядем за стол,

Кровь лия на атрамент червонный.

 

Торты для Снегурочек

 

Третий фрагмент

 

Мрак парчовых гирлянд ссеребрим

Воском ночи, огонем зефирным,

А и мы ли чудесно горим,

Совиваясь мерцаньем эфирным.

 

Яд тийады в бисквитницы льют,

Им гризетки легко прекословят

И меж черных фарфоров снуют,

Для Снегурочек торты готовят.

 

Бархат мил диканчанкам пиров,

Гои дев учат славской кадрили –

Заточенных во трути шаров,

Кои юдицы нам и дарили.

 

Семнадцатый фрагмент

 

Святки медленно тают, волхвы

Со Звездою эйлатские свечи

Лишь претлят, на хлебницах канвы

Разлиются и черные течи.

 

Яко ужины эти влекут

Спящих фей и успенных царевен,

Полны битые кубки цикут,

Юдиц пир новолетен и древен.

 

Эвмениды шелками свили,

Как удавками, перси юнеток,

Лядвий мел и всезрят короли

В мертвых течах серебро монеток.

 

Двадцать девятый фрагмент

 

И лафитники мглой налием,

И пиры золотые преславим,

Ах, чаруй див белых, Вифлеем,

Их ли холодность миррой оплавим.

 

Под чудесною немы Звездой

Царствий млечных весталки и жрицы,

Диаментной увиты слюдой

И огнем ханукальным царицы.

 

Со алмазами феи тлеют,

Чая в снах антикварные яды,

Лишь очнутся – и воск излиют

В пировое начинье тийяды.

 

Сорок первый фрагмент

 

Мнемосина, чаруйся, чаруй

Юных див золотыми шелками,

Их воспомни, одесно пируй

С прелюбившими ночь ангелками.

 

И царевны еще веселы,

Жгут фарфор всеигристым шампанским,

Вновь ломятся у Тийи столы,

Мгле грозить сапогом ли гишпанским.

 

Ах, откупорим тьму и опять

Заточимся о елочном снеге,

И меловницы будут пеять

Снова нам во рождественской неге.